науч. статьи:   демократия как оружие политической и экономической победы в условиях перемен --- конфликты в Сирии и на Украине по теории гражданских войн
ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

науч. статьи:   пассионарно-этническое описание русских и др. важнейших народов мира --- принципы для улучшения брака: 1 и 3 - женщинам, а 4 и 6 - мужчинам
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Он похолодел до самых кончиков пальцев. Скорее всего, эльф хотел его успокоить, хотел сказать, что боги наблюдают за Дагнарусом независимо от того, достоин принц их заботы или нет. Однако Гарет понял: у этой блестящей монеты обязательно должна быть и другая, неприглядная сторона. Эта мысль наполнила его ужасом и отвращением.Королевский камергер уговорами и понуканиями загонял участников шествия на свои места. Появились носилыцики с паланкином королевы. Ее величество то и дело громко кричала на толпившихся вокруг нее фрейлин, которые все делали не так. Среди придворных дам Гарет заметил свою мать. Та выглядела раздраженной и издерганной, но все эти хриплые выкрики королевы и общий гвалт доставляли ей явное удовольствие. Отец Гарета, сраженный приступом подагры, участия в параде не принимал. Замыкал процессию паланкин короля. До сих пор его величество участвовал в подобных церемониях, восседая на лошади, но в этот раз был вынужден изменить традиции. Хотя Тамаросу шел девяностый год, причина была не только в возрасте. Горячо любимая королевская лошадь умерла от старости. Король сказал, что с ее смертью верховая езда для него закончилась.Видя, что участники шествия наконец-то заняли свои места и встали так, как надо, королевский камергер дал сигнал. Процессия пришла в движение. День был ясный и жаркий. Солнце немилосердно палило идущих и тех, кто еще не начал двигаться, а только дожидался своей очереди. Наряженные в плотные, богато украшенные костюмы, поверх которых были надеты церемониальные одеяния, придворные потели, шумно дышали и обмахивались веерами из перьев. Кое-кто из молодых придворных свиты Дагнаруса догадался вложить в шляпы большие куски льда, взятые из ледников. И хотя лед непрерывно таял, стекая холодными струйками по их лицам, обливавшаяся потом толпа смотрела на них с завистью.Ряд, в котором находился Гарет, все еще топтался на месте, словно стадо коров. Гарету казалось, что они так и обречены целую вечность стоять и мучиться под обжигающим солнцем. Однако когда их часть процессии все же стронулась с места, он подумал, что они движутся чересчур быстро. Гарет отчаянно желал замедлить время. А еще лучше — остановить его совсем.Сильвит взял его под локоть.— Вы плететесь так, словно участвуете в похоронном шествии. Улыбайтесь. Машите рукой!Гарет механически подчинился. Подняв голову, он вдруг встретился взглядом с Эваристо, стоявшим в толпе зрителей. Взгляд Эваристо был суровым и неодобрительным. Увидев, что Гарет заметил его, учитель резко покачал головой, показывая свою обеспокоенность. Гарет поспешно отвел глаза в сторону, сделав вид, будто рассматривает толпу. И увидел орков.В памяти вдруг ясно встала та давнишняя процессия в честь Хельмоса. Тогда капитан Аргот спрашивал солдат, почему в толпе зрителей не видно орков. Гарет столь отчетливо слышал разговор десятилетней давности, как будто капитан и его солдаты стояли рядом.— Как ты думаешь, они что-нибудь затевают? — спросил Аргот.— Нет, капитан, — ответил один из лейтенантов. — Их шаманы возвестили о дурных знамениях.— Что на сей раз: стая гусей летела с юга на север, а не с севера на юг?— Нечто вроде этого, господин капитан. Кстати, вы видели, какой сегодня был восход?— ...восход был просто великолепен. Боги благословили сегодняшнее событие.— А орков восход не на шутку перепугал...Гарет вспомнил и тот восход — подобного он больше не видел ни до, ни после. Казалось, все небо полыхало тогда огнем. Гарет вспомнил и то, что орки правильно истолковали свои знамения. Хельмос выдержал Трансфигурацию, но его нарекли Владыкой Скорбей. Вся последующая жизнь кронпринца представлялась Гарету непрестанным исполнением этого мрачного пророчества. Он попытался вспомнить сегодняшний восход, но так и не смог. Ничего особенного, все вполне заурядно.Сердце Гарета забилось чаще. Он внимательно смотрел на многочисленных орков, возвышавшихся над толпой человеческих зевак. Люди всеми силами старались отодвинуться от орков подальше, зажимая носы платками, чтобы хоть как-то заглушить ядреный запах рыбы. Зато Гарет был готов броситься к оркам и крепко обнять их.Та часть существа Гарета, которая привыкла мыслить разумно, знала, что вера в знамения орков равносильна вере в глупые предрассудки, когда люди сторонятся черных кошек или ожидают денег, если у них зачесалась ладонь. Однако другая его часть, привыкшая всегда бросать просыпанную соль через левое плечо, восприняла появление орков с какой-то надеждой. Будь знамения неблагоприятными, орки ни за что бы сюда не пришли. Значит, Трансфигурация Дагнаруса должна пройти успешно!Осоловев от жары, процессия ползла к Храму. Гарет с облегчением вступил, наконец, в тень портика, украдкой отирая пот с лица рукавом сутаны. Свита принца заняла почетные места в самом первом ряду пока еще пустого и гулкого амфитеатра, и Гарет тоже сел здесь. Сильвит отлучился, чтобы сделать подношение перед алтарем эльфов.Осознавая собственную важность, знатные персоны с неторопливым достоинством рассаживались по местам. Камергер просил их сохранять молчание, подобающее великому событию. Он надеялся, что примерное поведение знати повлияет на зрителей из народа. Увы, его надеждам не суждено было оправдаться. Возбужденный шествием и предвкушающий захватывающее зрелище, простой народ хотя немного и поутих, оказавшись в торжественной обстановке Храма, но умолкнуть совсем был явно не в состоянии. Люди шумно рассаживались на галерее. То там, то здесь слышался приглушенный смех.Гарета радовало, что сейчас ему не надо говорить ни с Сильвитом, ни с кем-либо еще. Лица каменных богов над алтарем осуждающе взирали на него. Гарет твердил себе, что это чепуха, такая же глупость, как вера в знамения орков. Он старался не смотреть на статуи богов, но глаза упорно поворачивались в их сторону. Едва он поднимал голову, как сразу же ловил на себе суровые взгляды. Гарет ерзал на стуле до тех пор, пока его сосед — виночерпий принца — не нахмурился и не покачал головой.Вернулся Сильвит. Лицо эльфа, обычно не выражающее никаких чувств, сейчас было непривычно угрюмым.— Что с вами? — прошептал Гарет, дергая его за рукав церемониального одеяния. — Что случилось?Сильвит едва взглянул на него.— Прошу вас, скажите, — не унимался Гарет, охваченный неподдельным ужасом.Сильвит сжал губы, сложно желая их запечатать. Потом очень тихо произнес на языке эльфов:— Мое подношение было отвергнуто.Гарет в страхе уставился на зльфа. Ему хотелось расспросить Сильвита поподробнее, но язык не поворачивался.— Для их высочества это не является дурным знаком, — сдавленным голосом добавил эльф. — Это дурной знак для меня. Я должен понять его значение.— В чем оно? — допытывался Гарет, однако Сильвит погрузился в себя и больше не произнес ни слова.Гарет съежился. Тревога и страх доконали его; он ощущал себя больным и разбитым. Он опять поднял голову к неумолимым фигурам над алтарем и тут же втянул ее в плечи.Чтобы больше не встречаться со сверлящими глазами богов, Гарет наклонился и стал молиться. То была первая молитва с тех пор, как в десятилетнем возрасте он перестал обращаться к богам. Сейчас он всем сердцем взывал к ним:— Если принц умрет, накажите и меня, ибо я тоже виновен!Постепенно толпа затихла. На подиум вышли десять Верховных Магов и сели на стулья с высокими спинками.Ждать оставалось недолго.Руки Гарета были холодны, как лед; его пальцы утратили всякую чувствительность. Он принялся их растирать. Пока он это делал, в затылке и верхней части спины появилось странное пощипывание. То было не просто телесное ощущение; на него кто-то смотрел. Гарет обернулся назад, но никого не увидел. Тогда он повернулся вправо, и его глаза встретились с широко распахнутыми испуганными глазами госпожи Вэлуры.Она сидела в том же ряду, но с другой стороны прохода. Вэлура была одна — ее мужу предстояло участвовать в церемонии. Она была необычайно бледна, настолько бледна, что одна из служанок непрерывно обмахивала ее веером. Рука Вэлуры крепко сжимала кулон из бирюзы, подаренный Дагнарусом. Не обращая внимания на служанок, позабыв о толпе зрителей и о муже, который в числе других Владык сейчас занимал свое место вблизи алтаря, Вэлура пристально смотрела на Гарета. Ее прекрасные глаза были красноречивее всяких слов. Гарет все понял: она просила у него ободрения.Какой из него сейчас утешитель! Гарет попытался улыбнуться, но улыбка, скорее всего, получилась вымученная, ибо она не принесла никакого облегчения госпоже Вэлуре. Возлюбленная Дагнаруса откинулась на спинку и закрыла глаза. Служанка проворнее замахала веером.Толпа приветствовала появление королевы и фрейлин. Когда вошел король, крики переросли в восторженный гул. Одетый в бархатный камзол, подбитый горностаем, Тамарос без посторонней помощи дошел до подиума. Во время процессии он выглядел слабым и дряхлым, но это, возможно, было вызвано жарой. Под сводами Храма король сбросил груз прожитых лет. Он держался прямее, чем обычно, и шел твердыми шагами.Гарет перевел взгляд на алтарь, но не увидел его. Он ничего не видел и ничего не чувствовал: ни страха, ни отчаяния. Вслед за руками у него онемело все тело. Люди вокруг двигались и разговаривали, но Гарету они казались ярмарочными марионетками — маленькими неуклюжими деревянными куколками на ниточках.Король Тамарос занял свое место возле алтаря, сев напротив Высокочтимого Верховного Мага. Толпа в последний раз зашелестела одеждами, откашлялась и замерла. Высокочтимый Верховный Маг встал. Он поклонился королю, затем произнес начальные слова церемонии.— Пусть приведут кандидата.Двое Владык, одним из которых был муж Вэлуры, направились за алтарь. Дверь открылась. Гарету с предельной ясностью вспомнилась церемония Трансфигурации Хельмоса. Ему почудилось, будто он одновременно наблюдает две церемонии сразу. События десятилетней давности наложились на происходящее сейчас. Тогда Хельмос ненадолго задержался в проеме двери, озаренный светом.Дагнарус не стал задерживаться. Он никогда не отличался терпением. Должно быть, принц уже давно стоял у двери, ибо, едва только она начала открываться, он стремительно вышел. Ему даже не требовалось торжественное сопровождение;
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102 103 104 105 106
науч. статьи:   политический прогноз для России --- праздники в России на основе ключевых дат в истории --- законы пассионарности и завоевания этноса
загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

    науч. статьи:   циклы национализма и патриотизма --- идеологии России, Украины, ЕС и США

Рубрики

Рубрики