науч. статьи:   демократия как оружие политической и экономической победы в условиях перемен --- конфликты в Сирии и на Украине по теории гражданских войн
ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

науч. статьи:   пассионарно-этническое описание русских и др. важнейших народов мира --- принципы для улучшения брака: 1 и 3 - женщинам, а 4 и 6 - мужчинам
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

— И все же, ваше величество, — сурово произнес Рейнхольт, — учитывая важность предмета нашего обсуждения, я должен задать вам еще один вопрос, каким бы болезненным он ни показался. Кого вы видели в облике равнодушных и невнимательных родителей? Богов или самого себя?Маги были крайне ошеломлены. Не верилось, что кто-то осмелится задать подобный вопрос, даже если задавший его занимал высокое положение верховного мага. Тамарос тоже не мог в это поверить. Король пришел в ярость. Никогда прежде не был настолько взбешен. Правда, король изо всех сил старался не выдать своего состояния. Королевский гнев угадывался лишь по шумно втягиваемому воздуху, по внезапно побледневшему лицу и блеску в глазах.Собравшиеся не знали, куда им девать глаза. Они не решались взглянуть на короля и не хотели смотреть на Высокочтимого Верховного Мага. Они не осмеливались и посмотреть друг на друга, боясь, как бы король не принял это за сговор. Поэтому все уставились в пол, в потолок или в стену. Никто не взглянул на Хельмоса, иначе бы они увидели, как он опечален и обеспокоен.Когда Тамарос заговорил, в его голосе ощущалось пугающее спокойствие.— Благодарю вас, Высокочтимый Верховный Маг. Вы вправе задавать подобные вопросы. Камень Владычества, как и все дары богов, требует от нас веры. Мы должны верить, что боги ведут нас по правильному пути.Никто не сомневался, что этими словами король завершил встречу. Собравшиеся были только рады покинуть зал. Все понимали (хотя не осмеливались говорить вслух), что Тамарос так и не ответил на вопрос Рейнхольта.Высокочтимый Верховный Маг поклонился королю. Поклон был официальным, напоминающим о том, что если его величество является главой своего государства, то Рейнхольт — духовный руководитель жителей Виннигэля и тоже несет перед ними ответственность. Король тепло поблагодарил каждого из Владык за то, что они встали на его сторону.Хельмос остался с отцом. Глядя на короля, можно было сказать, что Тамарос не только вернул себе сброшенные двадцать лет, но и добавил к ним двадцать новых.Осунувшийся, с посеревшим лицом (споры были долгими и утомительными), Тамарос стоял перед алтарем и с нежностью смотрел на Камень Владычества. Королю претила мысль расстаться с камнем даже ради столь необходимого ему отдыха.— Но почему они не понимают? — никак не мог успокоиться король. — Я же не бессмертен. Быть может, сын мой, на твою долю выпадет счастье избрания новых Владык. Но такого может и не случиться. А кто знает, как будет после тебя? Камень Владычества дает уверенность, что могущество Владык во имя добра будет продолжаться. Теперь это могущество становится шире, оно передается другим расам. Я убежден: этот камень, — король почтительно коснулся рукой бриллианта — принесет народам Лёрема вечный мир.Хельмос с любовью дотронулся до худощавого отцовского плеча.— Отец, все они — достойные люди. Преданные и верные тебе. Увы, иногда они кажутся ограниченными, их взоры вязнут в мелких заботах и треволнениях. И тогда они не видят дальше собственного носа. Зато ты прозреваешь прекрасный путь, открывающийся перед нами.— И все же... — произнес Тамарос.Он не слушал сына, а продолжал смотреть на Камень Владычества, но во взгляде короля вспыхнула тревога.— ...и все же вот о чем я думаю. Боги сказали мне... — Король сделал тягостную паузу. Чувствовалось, слова даются ему с трудом. — Боги сказали мне: «Он сладок снаружи, но внутри горек». И потом: «Пока ты еще слишком мал, чтобы есть такие лакомства. Это только повредит твоему желудку». Как по-твоему, что это значит?— Если уподобить Камень Владычества пище, можно сказать, что для одной расы такое количество «кушанья» избыточно, — немного подумав, ответил Хельмос. — А четвертая часть позволит всем оценить по достоинству вкус изысканного «блюда». Я уверен, боги советовали тебе, чтобы ты поделился своим даром.Тамарос положил свою руку поверх руки сына.— Хороший ты у меня сын, Хельмос. Хороший сын и хороший человек. Церемония разделения Камня Владычества станет величайшим событием, каких еще не знал мир. То будет радостный день. Поворотный день в истории всего мира.Король начал приготовления к церемонии. Он почти сразу же решил, что Дагнарус будет играть в ней важную роль. Принц, сам еще ребенок, станет олицетворением всех детей Лёрема. Он возьмет Камень Владычества с алтаря и поднесет королю, который разделит камень на четыре равные части. Затем Дагнарус вручит эти части послам других рас и Хельмосу.Решение Тамароса было продиктовано несколькими причинами. Дагнарус — прелестное дитя. Он не робеет при большом скоплении народа, понимает важность и значимость королевской церемонии. Таковы были основные причины. Существовали и другие, невидимые, но ощутимые. Честно говоря, слова Высокочтимого Верховного Мага задели Тамароса. Неважно, что только Рейнхольт высказал свои мысли вслух; остальные, хотя и молчали, но думали примерно так же. Включая в церемонию Дагнаруса, король бросал им вызов. Он покажет миру, что любит своих детей. Обоих своих детей.Дагнарус был безмерно счастлив, что ему выпало играть столь значительную роль. Принца огорчало лишь то, что у него почти не оставалось времени на тренировку новой лошади. Дагнарусу приходилось без конца репетировать роль, снова и снова повторять слова и движения, что крайне утомляло его. Когда же он был не занят репетициями, его обмеряли портные, которым предстояло шить ему праздничную одежду. Это было еще хуже. Как ни любил принц наряжаться, он все же терпеть не мог стоять столбом, пока с него снимали мерки. К сожалению, за торжественным облачением принца взялась присматривать сама королева Эмилия, — и уж ее величество находила недостатки в каждой сшитой вещи. Мантия оказывалась то слишком длинной, то слишком короткой; жилетка — либо чересчур тесной, либо чересчур свободной, а шляпа — или громадной, или крошечной. Дагнаруса постоянно таскали в покои ее величества для новых обмеров и примерок. Там его окружали придворные дамы, которые, зажав во рту булавки, суетились и бормотали какие-то невразумительные слова.Дагнарус уже собирался завернуть за угол, когда Гарет схватил его руку и зашептал:— Смотрите! Видите, кто идет по коридору? Главная портниха Флоренс!Главная портниха Флоренс отвечала за шитье всех нарядов королевы, и все хлопоты с церемониальным нарядом принца были возложены также на нее. Сейчас эта дама с решительным видом двигалась по коридору, держа в руках портновскую ленту.— Давай сюда! — шепнул Дагнарус, намеревавшийся разыскать Даннера и уговорить дворфа продолжить обучение лошади.Мальчики спрятались за колонной и стояли там, затаив дыхание, пока главная портниха не пронеслась мимо, держа путь в комнаты принца.— Сильвита она там не найдет, — шепнул Дагнарус. — А Эваристо отпросился на весь день.— Значит, она станет разыскивать вас. Бежим!Мальчики понеслись по коридору.— А откуда вы знаете, что Сильвита там нет? — спросил Гарет. — Где же он тогда?— Занимается каким-нибудь своим таинственным делом, — ответил Дагнарус. — Когда нас нет, он всегда исчезает.— Неужели? — удивился Гарет. — Но когда мы возвращаемся, то всегда застаем его на месте.— Я понял, в чем тут дело, — подмигнув, сказал Дагнарус. — Он слишком пунктуальный. Понимаешь, он что-то делает за нашей спиной, но следит, как бы его не застукали. Сам видел... Не туда, бежим вниз по лестнице.— Вы же говорили, что мы поищем Даннера в Королевской библиотеке. Туда надо идти по-другому.— Другой путь проходит слишком близко от комнат моей матери. Мы спустимся по лестнице, пройдем через зал, потом по коридору, опять поднимемся и подойдем к библиотеке с другой стороны.Замедлив шаги, Гарет мысленно представил их маршрут.— Но так мы попадем прямо в покои его величества. Мы окажемся рядом с залом совещаний. Нам не позволяют там играть.— А мы и не будем играть, — ответил Дагнарус, бросив на друга язвительный взгляд. — Я вообще не играю. Точнее, уже не играю. К тому же, сейчас там никого нет. Отец с Хельмосом готовятся к дневному приему.Мальчики поднялись по широким ступеням, завернули за угол и увидели... армию эльфов, марширующих по коридору. Эльфы были облачены в лакированные доспехи светлых тонов и вооружены мечами и копьями.— Храни нас боги! — пробормотал Гарет.Спрятаться было некуда. В этом коридоре отсутствовали длинные шпалеры, здесь не стояли пустые рыцарские доспехи. Не было тут и широких колонн или глубоких ниш. Дагнарус схватился за ручку ближайшей двери и обнаружил, что дверь не заперта. Толкнув дверь, он втащил друга в комнату и спешно прикрыл дверь, оставив лишь узкую щелочку. Прильнув к ней глазами, принц следил за приближающимися эльфами.— Это война? — дрогнувшим голосом спросил Гарет. — Они пришли нас убить?— Не говори глупостей, — ответил Дагнарус, возмущенный твердолобостью друга. — Это церемониальные, а не боевые доспехи. Эльфов всего двадцать или тридцать. Они прибыли на церемонию разделения Камня Владычества. А вот и господин Мабретон идет им навстречу.— А-а, — протянул Гарет, ощущая себя глупцом. — Но кто это впереди вооруженных эльфов?— Этого я не знаю, — нахмурился Дагнарус. — Если вдуматься, их здесь вообще быть не должно. Кстати, как называют их короля?— Божественный.— Точно. Божественный сообщил моему отцу, что эльфы доверили господину Мабретону получить их часть Камня Владычества. А теперь появляются какие-то другие эльфы. Хотел бы я знать, зачем.— Возможно, они будут охранять камень на обратном пути в страну эльфов, — предположил Гарет.К ужасу Гарета, принц приоткрыл дверь чуть шире.— По лицу господина Мабретона не скажешь, что он рад их видеть... Вот повезло! Они остановились прямо напротив нас! Сейчас мы узнаем, в чем тут дело. И теперь не Сильвит мне, а я ему расскажу о новостях. Кем бы ни был этот эльф, он у них важная персона. Ты же знаешь язык эльфов. — Дагнарус махнул другу, веля подойти ближе. — Расскажешь мне, о чем они будут говорить.— Я не настолько хорошо знаю их язык, — шепотом возразил Гарет, но Дагнарус лишь нахмурился и сердито махнул рукой в сторону двери. Гарет вздохнул, опустился на колени и с опаской прильнул к щели.Дагнарус был прав: господин Мабретон взирал на отряд соплеменников с недовольством и раздражением, что отражалось на его лице.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102 103 104 105 106
науч. статьи:   политический прогноз для России --- праздники в России на основе ключевых дат в истории --- законы пассионарности и завоевания этноса
загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

    науч. статьи:   циклы национализма и патриотизма --- идеологии России, Украины, ЕС и США

Рубрики

Рубрики