науч. статьи:   демократия как оружие политической и экономической победы в условиях перемен --- конфликты в Сирии и на Украине по теории гражданских войн
ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

науч. статьи:   пассионарно-этническое описание русских и др. важнейших народов мира --- принципы для улучшения брака: 1 и 3 - женщинам, а 4 и 6 - мужчинам
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

роман
ГЛАВА ПЕРВАЯ
Понедельник. Лана
Дождь наконец-то кончился и выглянуло солнце. Асфальтовая поверхность извивающейся между холмами дороги засверкала слепящим серебром. Слева промелькнула зеленая изгородь из густо посаженных кустов рододендронов сельской усадьбы.
Я слегка нажал на педаль акселератора, и стрелка спидометра подскочила к отметке шестьдесят пять миль. Довольный собой, как никогда, я начал размышлять о жизни.
Кто-то говорил, что жизнь — это состояние ума. Я с этим не согласен. Жизнь больше, чем состояние ума; это еще и готовность иногда испытывать судьбу. Если вы никогда не испытывали судьбу, значит, вы просто ничего не можете знать о жизни. Вы меня поняли?
Если вы никогда не рисковали, то вся ваша жизнь — всего лишь нудная цепь рутинных событий, лишь изредка прерываемая случайными фейерверками, которые, к тому же, часто не удаются. Иногда лучше не знать о том, что нас ожидает за поворотом.
Не скажу, что мне часто приходилось испытывать судьбу — я, по крайней мере, так не считаю. Разве что теперь придется испытать,— когда я собрался жениться, не зная, насколько семейная жизнь совместима с моим характером, по мнению многих, чересчур легкомысленным. Правда, кто-то сказал, что характер человека вырабатывает жизнь. Если он прав, то у меня должен быть дьявольский характер, потому что опыт я имею, тут уж ничего не скажешь!
Меня зовут Гейл. Николас Гейл. Моя мать — американка, уроженка Вермонта. Почему она оттуда уехала и как оказалась в Англии, я не знаю. Может быть, ее привела сюда интуиция — по крайней мере, она всегда советовала мне полагаться на интуицию. Здесь она встретила полуангличанина-полуирландца по имени Гейл и больше уже домой не возвращалась — предпочла этого Гейла и родному городу, и знаменитому вермонтскому кленовому сиропу.
По-моему, мать поступила правильно. Она была красавицей, могла выйти замуж за любого. Но она вышла за Гейла, потому что он был упорным и предприимчивым, унаследовал хитрость, мягкое
обращение и льстивость у ирландцев и рассудительность и здравый смысл у англичан. Мать рассказывала мне, что он мог бы соблазнить и птичку на ветке. Она говорила, что когда я вырасту, то стану таким же, как он, если не намного хуже. Вспомнив эти слова, я
улыбнулся.Я проехал деревушку Риклинг и по узкому проселку выбрался на шоссе, ведущее из Певенси в Истбурн. Я не думал о том, куда еду. Мысли мои были заняты совсем иным — я думал о женщине. Я привык много думать о женщинах. То, чем я недавно занимался, вынуждало меня к этому, это было даже необходимо. Это поддерживало. Отвлекало от всего остального. Но теперь мне начинало казаться, что об этой женщине я думаю как-то не так, совсем
по-другому.Может быть, я скоро переверну новую страницу своей жизни?За Истбурном я выехал на идущую вдоль берега дорогу в Брайтон. Не знаю, почему я остановился у гостиницы на окраине Брайтона, там, где начинается Хоув, но я поступил именно так. Может быть, просто потому, что часы на приборной доске показывали уже половину седьмого, и мне захотелось пить.
Я зашел в бар. Там никого не было, кроме... Финнея! Он стоял у дальнего конца деревянной стойки и шутил с барменшей. Выглядел Финней, как всегда — пухлый, добродушный, с насмешливым огоньком в глазах.
Помню, что точно так же он выглядел и тогда, когда душил человека. У Финней всегда ангельский вид, чем бы он ни занимался.Увидев меня, он удивленно поднял брови.
— Рад тебя видеть, приятель! Не зря говорят, что мир тесен.
— Это точно! А я думал, что ты уже в Канаде.
— Ну уж нет! — усмехнулся Финней.— Что бы там ни болтали об этой стране, я ее все еще люблю. Я слышал, что ты вернулся. Они тебе заплатили?
Я кивнул. Он заказал два двойных виски с содовой.
— Как самочувствие, Ник? — спросил он.
— Не знаю. Я еще не привык. Они дали мне пятьсот фунтов и медаль. Теперь я чувствую себя, как рыба, выброшенная на берег.
— Так и должно быть,— кивнул он.— По-моему, ты счастливчик. Ты единственный, кто сумел пройти эту проклятую войну и остался таким, как прежде. Чем думаешь заняться?
— Пока не знаю. Но я, кажется, собираюсь жениться.
— Вот так штука! — присвистнул Финней.— Ты женишься?
— А почему бы и нет? По-моему, это не запрещено законом?
— Нет. Наверное, та самая брюнетка?
— Какая брюнетка?
— Ну если ты не знаешь, то и я не знаю.— Финней отхлебнул немного виски, вытащил из кармана пачку «Лаки Страйкс» и закурил, лукаво глядя на меня сквозь пламя зажигалки.
— Ты о чем это? — спросил я.— Какая еще брюнетка? Ни на какой брюнетке я не женюсь.
— Нет?—удивился Финней.— Тогда на ком же ты женишься, если не секрет?
— Ты ее не знаешь. Очень красивая девушка, к тому же —генеральская дочь.
— А она сама тоже не против?
— По-моему, нет,— улыбнулся я и заказал еще два двойных виски.
Он не ответил, только посмотрел на меня. Взгляд его был сейчас очень хитрым.
— Слушай, Финней, может, хватит этих проклятых загадок? На что ты все время намекаешь?
— Я ни на что не намекаю, но если тебе удастся окрутить генеральскую дочь, постарайся держаться подальше от братца той брюнетки. Боюсь, что ему все это может не понравиться.
Я закурил.
— Сделай милость, Финней. Расскажи об этой брюнетке.
— Пожалуйста... Ты, конечно, о ней ничего не знаешь? И о Гранте Рутнале тоже, небось, никогда не слышал?
Рутнал был офицером американской юридической службы в Нюрнберге.
— А что Рутнал? — удивился я.— Он-то тут при чем?
— Сейчас расскажу,— ухмыльнулся Финней.— Ты, похоже, и впрямь все забыл. Помнишь сестру Рутнала, Долорес? Такая симпатичная черноволосая девчонка южного типа, с виду очень горячая.
— Теперь вспоминаю,— кивнул я.— Когда ты о ней заговорил, я вспомнил. Я познакомился с ней в Нюрнберге, на какой-то вечеринке с коктейлем. И с тех пор ни разу ее не видел.
— Все в порядке,— осклабился Финней.— Если это твоя версия, продолжай стоять на своем. Только я сильно сомневаюсь, что она удовлетворит Гранта.
— Ладно, лучше расскажи мне все поподробнее. Откуда ты взял, что его это не устроит?
Прежде чем ответить, он удивленно посмотрел на меня.
— Слушай, Ник, не морочь мне голову! Или у тебя женщин было столько, что всех их ты не можешь упомнить? А если же всерьез насчет генеральской дочки, то тут тебе непросто будет увернуться от Рутнала. Я думаю, Ник, эта история еще выйдет тебе боком.
— Что это значит?
— А это значит, что когда ты познакомился в Нюрнберге с сестрой Рутнала, она была обручена с каким-то простофилей. Дошло до тебя?
Я кивнул.
— О'кей,— продолжал он.— А через месяц этот парень решил, что им пора сыграть свадьбу. Но Долорес сказала «нет»! Уперлась — и ни в какую. Брат очень хотел, чтобы она вышла за этого балбеса, и страшно разозлился. Он стал допытываться, в чем дело. И в конце концов Долорес призналась, что причина — в тебе.
Я пожал плечами.
— Ничего не понимаю.
— Ну что,— сказал Финней.— Ты ничего не понимаешь, зато крошка Долорес, похоже, вбила себе в голову, что без тебя она жить не может, а после того, что произошло между нею и тобой, было бы нечестно выйти замуж за кого-то другого. Понимаешь?
— Еще бы не понять! Странно только, почему это ей взбрело в голову?
— Понятия не имею,— развел руками Финней.— Но зато я знаю тебя. Помнишь песенку:
Я буду рад,
Когда ты попадешь в ад!
Ты, чертов мошенник.
Наверное, она написана про тебя. Я всегда подозревал, что ты влипнешь в историю из-за какой-нибудь бабенки. Похоже, на сей раз это случилось.
— Послушай, Финней! — я уже начинал злиться.— То, что я рассказал тебе,— чистая правда. Мы познакомились с этой девчонкой — Долорес Рутнал — на коктейле в Нюрнберге. Я сказал ей: «Добрый день», больше ничего между нами не было. С тех пор я ее ни разу не видел.
— Наверное, ты не хуже меня знаешь, что есть миллион способов сказать «добрый день».
Я промолчал. Пока я переваривал эту мысль, Финней допил виски и заказал еще два бокала.
— Так значит, ее братец не очень ко мне расположен? Финней искоса посмотрел на меня.
— Грант — парень старомодный. Ты же знаешь этих выходцев из Новой Англии. Он сказал, что того, кто соблазнил его сестру, когда она собралась выходить замуж, он заставит искать пятый угол, кем бы этот удалец ни оказался. Он уже давно придумывает тебе кару, ждет только, когда ты здесь объявишься.
— Ясно,— кивнул я.— Значит, я ее еще и соблазнил?
— Ага. Примерно так она и сказала.
— Значит, теперь я должен жениться на ней или ждать от Гранта больших неприятностей.
— Ты все понял правильно,— Финней протянул мне виски.
— У этих девушек удивительно богатое воображение,— задумчиво проговорил я.
— Может быть, все дело в военной обстановке?
— Может быть. Я глотнул виски.
— А ты знаешь, где сейчас этот Рутнал?
— Конечно, знаю. Он в Лондоне. Его вызвали на какую-то работу — обеспечивать связь с посольством или что-то в этом роде. Домой он вернется примерно через месяц. А ты тогда должен будешь забиться в уголок и ждать, пока он уберется отсюда,— Финней дружелюбно ухмыльнулся.— Чтобы быть в безопасности.
— Наверное, так я и сделаю. А Долорес уже вернулась в Штаты? Он покачал головой.
— Нет. Она тоже в Лондоне. Покрутится здесь, пока брат не уедет. Она надеется, что за это время он сможет тебя найти.
— Это будет очень мило. Ну ладно, мне пора.— Я допил виски.
— Странный ты парень, Ник,— улыбнулся Финней.— Помнишь, как нас во Франции перебрасывали через линию фронта, а мы строили из себя ого каких героев, потому что каждый день рисковали шкурой? Тогда твои мозги работали, как вычислительная машина. Это, скорее всего, оттого, что вокруг нас было мало женщин. А если они и встречались, им некому было жаловаться. Но как только война закончилась, ты тут же влип в историю. Просто не узнаю тебя, дружище!
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35
науч. статьи:   политический прогноз для России --- праздники в России на основе ключевых дат в истории --- законы пассионарности и завоевания этноса
загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

    науч. статьи:   циклы национализма и патриотизма --- идеологии России, Украины, ЕС и США

Рубрики

Рубрики