ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Пассивное сопротивление лучше, чем никакое, твердила она себе: она не ответила на его поцелуй. Усилие, которое ей пришлось сделать, чтобы добиться этой маленькой победы, испугало ее. Она должна собраться с силами, приготовиться к схваткам с ним или действительно кончит тем, что будет согревать его постель.
Следующая мысль вызвала у нее слабую улыбку. Она не согревала ее прошлой ночью. Скорее это он, так сказать, согревал ее постель.
Явилась портниха. Это была бойкая женщина, известная под именем мадам Адель, с крашенными хной рыжими волосами, крупная и костлявая, от нее сильно пахло пачулями, и вид у нее был не самый почтенный. Несмотря на это, ее голос был удивительно мягким, а движения уверенными. Хотя ее сопровождал Рене, она почти перестала обращать на него внимание, как только была представлена Сирен и достала ленту для снятия мерок. К Сирен она явно испытывала братские чувства. Нетрудно было представить, что до того, как стать портнихой, она могла быть чьей-то любовницей.
Сирен позволила снять с себя халат Рене. Стоя перед жарким огнем камина в гостиной в его шелковой ночной рубашке, она поворачивалась то туда, то сюда, по указу поднимала руки, наклоняла голову или держала ее прямо, как требовалось. Пока Рене отсутствовал, она пришла к тягостному решению, что сопротивляться по поводу одежды бесполезно. Она и так находилась в достаточно невыгодном положении, живя в его доме в полной зависимости от него, чтобы еще и оставаться полуобнаженной. Ее беспокоили те уступки, на которые она шла Это выглядело так, словно ее принуждали шаг за шагом отступать. Что из этого получится, ей не хотелось загадывать, но пока она не видела выбора.
Помимо своей воли Сирен начала интересоваться предметом обсуждения, когда мадам Адель спросила, какие она предпочитает цвета, фасоны и ткани, и заговорила о последнем крике моды в официальном придворном наряде — robe а lа frаncаisе ((фр.) — платье на французский лад).
— Боюсь, я не слишком разбираюсь в моде, — наконец сказала Сирен решительным тоном.
— Да в чем там разбираться, кроме того, что вам идет? — пожала широкими плечами мадам Адель. — Госпожа Помпадур сейчас питает такое пристрастие к розовому и персиковому, голубому и серому; все должно быть выдержано в этих бледных изящных тонах. Но я думаю, дорогая, что они вам не подходят: на вас они просто поблекнут. Более насыщенные цвета, да, яркие и чистые. Вот что вам нужно при ваших волосах цвета светлой патоки. И ткани лионской выделки, расшитая парча — вот именно! Я вижу вас в платье густого сине-зеленого цвета с вышивкой золотом. Что скажете? Или, может быть, темно-кремовый. Только не с серебром, как у Помпадур, а с золотом?
Сирен нахмурилась.
— Но ведь эти ткани очень дорогие?
— Ну и что? Месье Лемонье сказал, вы должны получить лучшее из того, что можно достать. — Женщина бросила на Рене лукавый и чуточку коварный взгляд и назвала цену, заставившую Сирен задохнуться от изумления.
— Тратить так много на то, чтобы прикрыть тело — это неправильно.
— Все так поступают, дорогая. Кроме того, это служит не только для того, чтобы прикрывать тело, но и поднимать настроение, заставлять думать, что мы здесь, в нашей далекой провинции, не так отделены от Франции, и ее великих дел.
— Я люблю Луизиану.
— Я тоже, но вы должны признать, что это не прекрасная Франция!
Рене сидел в кресле сбоку от камина, вытянув и скрестив ноги, сложив руки на груди. Он смотрел, как Сирен поворачивается в разные стороны, тихо наслаждаясь видом ее стройной фигуры под шелком ночной рубашки, озаренной пылающим оранжево-красным пламенем позади. Ее покорность оказалась неожиданной и тревожила его. По некоторым причинам, в которых ему не хотелось разбираться, он чувствовал себя виноватым, словно беспутный повеса. Не помогало делу и сознание того, что она, вероятно, видела его в таком же свете. Он дал ей все основания придерживаться такого мнения; и все-таки его раздражало, что его намерения понимались так неправильно. И еще больше он злился оттого, что понимал: он действительно не хотел бы ничего иного, как только изображать распутника.
Сирен бросила на Рене взгляд из-под ресниц, удивляясь, что он готов так глубоко залезть в свой карман ради того, чтобы одеть ее, размышляя, как далеко он зайдет, чтобы удовлетворить свою прихоть и увидеть ее в пышном наряде. У нее на секунду перехватило дыхание при виде его горящих глаз. Она видела такое выражение раньше. Он хотел ее.
Она знала, что его притягивает к ней вожделение; даже если бы она этого не чувствовала,
он сказал ей об этом совершенно ясно. И все же до сих пор она не понимала, насколько оно велико. Оно прикрывалось его самообладанием, думала она, тщательно пряталось от нее. Догадаться о причине было нетрудно. Это можно было использовать как оружие — оружие против него.
— Парча кремового цвета, расшитая золотом, — мне нравится, как это звучит, — задумчиво произнесла она вслух в ответ на слова портнихи, в то же время посмотрев на себя вслед за взглядом Рене, казалось, устремленным на нижнюю часть ее тела. Заметив, как ее фигура вырисовывалась на фоне огня, она застыла. Усилием воли она сдержала порыв немедленно отодвинуться от камина. Ее охватил гнев, и она напрягала память, вспоминая самый дорогой материал. — Но мне еще нравятся более темные, персиковые оттенки. Я представляю себе атлас, отделанный алансонским кружевом, — кружевной верх, чтобы сквозь него лишь чуть-чуть проглядывал персиковый цвет. Ну как?
— Великолепно, дорогая, — сказала мадам Адель, опускаясь на колени и широко разводя руки, чтобы измерить расстояние от талии Сирен до пола.
— И можно ли еще расшить это золотом? — Сирен подняла руки, словно распахнув объятия, полностью открыв себя взору Рене, немного повернувшись, так что оказалась перед ним в профиль, и глубоко вдохнув, отчего ее груди поднялись гордыми полушариями.
— Несомненно. Это будет наряд, достойный королевы.
— Прекрасно, — сказала она, послав Рене ангельскую улыбку. — Вот чего я хочу.
Месть женщины на содержании — устроить себе такое роскошное содержание, какое позволяют средства владельца. Рене наблюдал, как Сирен прибегла к ней, и его грудь стеснилась от иной боли, не той, которая горела в его чреслах. Это он довел ее до такого состояния, ее, которая была приветливой, искренней и прямой и не нуждалась в таких мелких способах мщения. Он не хотел, чтобы так получилось, но это не оправдание. Ему придется возместить ущерб каким-нибудь образом, каким-то способом. Вполне возможно, что это окажется приятным занятием.
Последовало дальнейшее обсуждение тканей, лент и кружев, фасона рукавов, длины и ширины юбки и отделки лифа, чепцов и накидок, пудры для волос и заколок и сотни других мелочей. Рене терпеливо слушал. Сирен удерживала портниху за разговором, сколько могла. Она самозабвенно заказывала платья, нижние юбки, шали, накидки, изящные кружевные чепцы, испытывая огромное удовлетворение от мысли, что тратит деньги Рене, и ожидая, как ей в любой момент скажут, что она зашла слишком далеко.
Он ничего не говорил, но и не отрывал от нее серых глаз. Его взгляд обещал если не возмездие, то, по крайней мере, расплату. Она и боялась, и ждала того момента, когда мадам Адель уйдет. Ей хотелось посмотреть, что же он сделает, и в то же время что-то в скрытой глубине его глаз заставляло ее насторожиться.
Наконец портниха собрала свои инструменты и отбыла, рассыпаясь в обещаниях проявить чудеса трудолюбия и быстроты. Дверь за ней закрылась. В комнате повисла такая тишина, что слабое потрескивание угля в горящем камине звучало оглушительно.
Сирен оглянулась в поисках бархатного халата, безотчетно стремясь укрыться. Но, прежде чем она отыскала его, Рене встал и подошел к ней. Он обнял ее за плечи, повернув к себе лицом. Ее кожа под шелком рубашки была гладкой и мягкой, а плечи казались хрупкими, словно их легко сломать. Ее раскрытые губы были влажными, дыхание свежим. Она вызывающе смотрела на него снизу вверх, но глаза ее затуманились.
Сирен чувствовала, как высоко, почти под самым горлом колотилось ее сердце. Страх уступил место любопытству, она замерла в ожидании. Его объятия были нежными и крепкими, легкие ласкающие движения его пальцев у нее на плечах — возбуждающими. Он был весь поглощен этим, его лицо в отсветах огня приобрело медный оттенок. Сирен ощутила странную смесь торжества и страха, отталкивания и желания. Если бы она закрыла глаза, подалась к нему…
Ее власть над ним увеличилась бы, она отомстила бы еще сильнее, если бы сумела довести его до физической близости. Она чувствовала это каким-то древним инстинктом, не имевшим ничего общего с тем, что произошло между ними. Искушение довести дело до этого ударило ей в голову, словно пары доброго бренди, крепкие, соблазнительные.
Нет. Это было слишком опасно, слишком подло.
Но, кто не рискует, тот не выигрывает. И, если ему наплевать на ее честь, почему это должно беспокоить ее?
А как же тогда с ее решимостью сопротивляться ему, с ее замечательным вызовом? Какова гарантия, что она устоит перед его умелым обольщением, что она не откажется от поисков возмездия точно так же, как сейчас, когда ей грозила опасность отказаться от сопротивления?
Что тогда?
Он наклонился и прижался губами к ее губам с бесконечной осторожностью, с беспредельной и обезоруживающей нежностью. Ее губы были прохладными, трепещущими в уголках, они медленно, медленно согревались и набухали. Он легко касался их ртом, поглощенный ощущением их шелковистой гладкости, бездумно радуясь тому, что она не отстранялась. Он скрестил руки у нее за спиной, привлекая ее ближе, так что округлости ее тела прижались к твердой плоскости его груди и бедер, вбирая ее мягкие упругие формы, полностью дополнявшие его угловатость, словно мог овладеть ею сквозь кожные поры. Он почувствовал, как она подняла руки, ощутил трепет ее пальцев, когда она обняла его за шею.
Голова Сирен пылала. Кровь бешено неслась по жилам, лихорадочно билась, вскипая от томления и муки. Прикосновение его языка было дразнящим и в то же время потрясающим, пугающим в предвестии более сокровенного вторжения.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66

загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

Рубрики

Рубрики