ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Но дело было не в том, что образ жизни, который они вели еще до появления Сирен, был не на благо Франции, она знала, что виновата сама. Должно же быть что-то, чем она могла бы помочь им, какая-нибудь хитрость, какая-нибудь соломинка, чтобы за нее ухватиться. Она не могла ничего придумать. Приказ об их аресте был отдан именем короля, а не губернатора. То, что официальный указ находился в руках Рене, что солдаты, видимо, получали приказы от него, делало очевидным, что он раскрылся как агент короны. Если он больше не боялся такого разоблачения, что могло защитить от него?
Ответа не было.
Возвращение в Новый Орлеан прошло без приключений. Сирен поместили в одиночную камеру. Это была маленькая комната с низкой узкой кроватью, застеленной тонким одеялом, ночной вазой и крошечным окном высоко наверху. Через окно она слышала, как по Плас Ройаль ходили люди, и как звонил колокол церкви по соседству. Иногда ей казалось, что она слышит, как стражники разговаривают с Бретонами, но ей не разрешалось говорить с ними, не разрешалось посылать записки или принимать посетителей. По большей части на нее просто не обращали внимания. Однако вскоре она поняла, что занимает привилегированное положение. Еда была вкусной. К тому же с нее сняли кандалы, узел с одеждой, который она привезла в поселок чокто, кинули ей в камеру и по утрам обычно давали миску холодной воды для умывания.
Она думала, даже надеялась, что Рене, может быть, придет к ней. Он не пришел. Очевидно, ему было не до объяснений, не было и желания насладиться своей победой над ней и быстрым возмездием. Ей следовало бы помнить, что он не смирился бы с существовавшей в ее лице угрозой для себя. Она бы вспомнила об этом, если бы не была так удручена тем, что выяснила про него.
Она снова и снова мысленно возвращалась к его фальшивым купюрам, спрашивая себя, можно ли использовать их для защиты. Одно затруднение состояло в том, что она не имела понятия, что он сделал с ними, если сделал что-нибудь, и что с ними было связано. С другой стороны, чтобы прибегнуть к такому способу защиты, надо было бы увидеться с ним, поговорить об этом. Но самое серьезное затруднение состояло в том, что человеку, облеченному такими полномочиями, вряд ли не поверили бы, если бы он стал отрицать существование этих денег. А ее заявление оказалось бы не более чем бредом человека, который уже слышит свист и щелканье бича.
Сама мысль об ожидавшем ее наказании, об унизительной порке и клейме представлялась кошмаром, и Сирен старалась подальше задвинуть ее в самый укромный уголок сознания. Гораздо больше ее беспокоила судьба остальных, особенно Пьера.
И вновь всплывало в памяти содержание ордера на арест: «Мужчины, известные под именами Пьер, Жан и Гастон Бретоны… Что это значило? Она никогда не знала Бретонов под другими именами, никогда и не слыхала что-то другое. Вполне вероятно, что после каторги Пьер сменил фамилию, хотя это ей никогда не приходило в голову. Она всегда считала, что достаточно находиться здесь, в Луизиане, почти на краю света, или, по крайней мере, думала, что так считают сами Бретоны.
Пьер. Его ожидала не порка, а виселица. Этого не должно случиться. Только не с тихим, мудрым Пьером. Ее ум отказывался смириться с этим. Она привыкла полагаться на него, чувствовать, что он всегда рядом, что в мире непрочных привязанностей и изменчивых связей он остается неизменен и неколебим. Нет, этого не могло быть.
Вспоминались и слова, написанные Рене, но не для ее глаз: «… единственный способ
остановить запрещенную торговлю, известную как контрабанда, заключается в решительном судебном преследовании тех, кто уличен в этом, с тем чтобы они послужили примером…» Возможно, они и должны были стать таким примером.
Час за часом она сидела, уставившись в стену, ее тело застыло в оцепенении, ее мозг непрерывно работал. И в полумраке каземата поблескивали следы слез, медленно стекавших по ее лицу от безмолвной мучительной боли.
Утром на третий день заточения Сирен вывели из каземата и под стражей препроводили в правительственную резиденцию. При ее появлении снаружи собралась гудящая от возбуждения толпа, почти такая же, как в вечер маскарада. Однако это не было собранием городских модников. В доме тот же большой зал, где развлекались гости маркиза, был превращен в официальное место заседания Высшего Совета. За длинным столом сидели назначенные члены Совета, в том числе главный интендант Рувийер, чьей обязанностью было председательствовать на подобных заседаниях, один-два адвоката, врач и другие люди с положением. За столом в центре в качестве главы правительства Его Величества короля Людовика в Луизиане сидел маркиз де Водрей.
Бретонов уже допросили. Они стояли перед судейским столом закованные в цепи; никто официально не представлял их интересы, ничто, кроме их собственных слов, не служило им защитой. Здесь же находились свидетельства против них — их собственные товары в ящиках с четкими надписями по-английски, все еще с ярлыками, навешанными чиновниками, когда их сдавали на королевский склад. У ближнего края стола стояло кресло для свидетелей, расположенное под прямым углом, чтобы лицо дающего показания было одинаково видно обвиняемым, обвинителю и членам Совета. Однако оно пустовало, словно свидетельства против всех них уже закончились. Сбоку стоял Туше, как будто только что поднявшийся со свидетельского кресла.
Сирен втолкнули на место рядом с Бретонами. Она налетела на Пьера, не успев обрести равновесие, и он неловко поддержал ее, звеня кандалами. Она увидела пятна ржавчины у него на запястьях и на щиколотках, заметила тревогу в его голубых глазах, и у нее глухо стукнуло сердце, а глаза снова защипало от слез. Она робко улыбнулась ему.
— Простите за все, — прошептала она.
— Не мне прощать тебя. — Его взгляд был глубок и спокоен. Главный интендант постучал по столу и сказал с некоторой язвительностью:
— Мы можем продолжать?
Сирен посмотрела на сидевших перед ней людей. Со многими из них она танцевала, смеялась вместе с ними, их женами и дочерьми, делила с ними трапезу за столом у губернатора. Сам губернатор выказывал бесспорную склонность к ней. И, несмотря на это, они теперь смотрели на нее, словно она была чужой. Она чувствовала такое унижение, какого не испытывала в своем тюремном застенке. Словно для этих людей она перестала существовать как личность, а превратилась в проблему, которую нужно было решить с наименьшими хлопотами и неприятностями.
Это разозлило ее. Перемена пошла на пользу. Она расправила плечи.
— Эта женщина, — сказал Рене, — Сирен Нольте. Есть основание считать, что она является руководителем данной системы контрабанды. Перед вами, джентльмены, находятся счетные книги с записями, сделанными ее рукой.
Пьер подался вперед, волоча цепи.
— Это обвинение нелепо!
Рене не обратил на него внимания.
— Ее видели за активными переговорами с капитаном Додсвортом, английским капитаном корабля «Полумесяц», как мы слышали от свидетеля Туше. Более того, уловка, позволившая осуществить похищение конфискованных товаров с королевского склада, носит отпечатки женской руки, и, вероятнее всего, это ее рука, она отдавала приказания, как слышал лейтенант, который чуть не поймал ее в ту ночь. Я утверждаю, что ее правильно называют госпожой контрабандисткой, что именно ею она и является и как таковая должна быть наказана по всей строгости закона, чтобы люди не думали, будто это легкий путь к богатству.
Что делал Рене? Он лучше всех присутствующих знал, каково было ее положение у Бретонов, и как раз о том, насколько успешной оказалась ее торговая затея с английским капитаном. Неужели то, как она ушла от него, настолько задело его гордость, что ему требовалось отомстить, увидеть, как ее спихнут на самое дно? Или он вел игру посложнее?
— Сирен живет у нас всего три года, — сказал Пьер. — Торговать мы начали гораздо раньше.
Рене сделал высокомерный жест.
— Возможно, вы действительно торговали — примитивным способом. Но попробуйте отрицать, что самый высокий доход вы стали получать с тех пор, как она возглавила ваши экспедиции.
— Да, она ездила с нами, но ничего не возглавляла, — упрямо твердил Пьер.
Он пытался защитить ее, поняла Сирен; вопрос, кто был у них главным, ничуть не волновал Пьера.
— Ваши доходы выросли за эти последние несколько лет, не так ли? Отвечайте, пожалуйста, Жан Бретон.
Вид у Жана был жалкий. Наконец он пробормотал:
— Да.
— Потому что с вами была эта женщина?
— Отчасти, возможно, и так, но…
— Тогда я утверждаю, что главной была она. Что она действительно именовала себя госпожой контрабандисткой.
— Всего лишь в шутку, — настаивал Пьер. — Но она не несла ответственности!
Они боялись за нее, Пьер и Жан, боялись, что ей может достаться намного больше ударов бича, боялись, что ее могут повесить. Пока Рене продолжал давить на них, она заподозрила, что именно этого он и добивался. Ее привели в суд только с этой целью. Она уверилась в этом, когда он задал следующий вопрос:
— Если ваше недавнее процветание зависело не от нее, то как вы его объясните? Есть только одна возможность. Кто стоит за вами?
— Никто, — ответил Пьер.
— А по-моему, кто-то есть. Я думаю, что некто заметил вашу предприимчивость, ваши скромные достижения и решил извлечь из этого выгоду. Скажите нам, кто этот человек. Скажите, кто давал вам деньги на крупные операции, обеспечивая таким образом большую выручку?
Они были пешками, все четверо — Пьер, Жан, Гастон и она сама. Рене явно подозревал, что некто с большими политическими связями, вероятнее всего, госпожа маркиза или главный интендант, снабжал Бретонов деньгами. Он надеялся использовать их привязанность к Сирен, если не страх за собственные жизни, чтобы вырвать у них имя этого человека и таким образом помочь подтвердить или опровергнуть обвинения против губернатора и его жены. В сущности, вовсе не Бретоны и не Сирен предстали здесь перед судом, а маркиз и маркиза де Бодрей.
Понимал ли это губернатор? Сказать было трудно. Водрей был ветераном множества политических схваток.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66

загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

Рубрики

Рубрики