ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Он… он — дьявол, преследовал меня здесь, не отставал от меня от самого Парижа. Он хочет моей смерти.
— А ты сам, разве ты не пытался убить его?
Нольте бросил проницательный взгляд на Проворную Белку — она подняла голову, прислушиваясь. Он резко качнул головой, и девушка поднялась и вышла из дома. Он повернулся к Сирен.
— Я должен был остановить его, верно?
— Зачем? Ты же считался утонувшим.
— Ловко придумано, правда? Но он не хотел верить. Он не хотел уходить. Он заставил меня торчать здесь, с этими дикарями, словно зверю прятаться в лесах. Я не видел ни людей, ни приличной еды, ни спиртного, ни развлечений. Это невыносимо.
Несомненно, для него — невыносимо. Сирен смотрела на человека, считавшегося ее отцом, и ее охватывало отвращение. Он сильно постарел с тех пор, как она видела его в последний раз. У него было сморщенное лицо, руки тряслись, в нем безошибочно угадывались признаки сифилиса. Она удивилась, что раньше никогда этого не замечала.
— Ты боялся Рене, — сказала она, обнаружив в себе сознательную жестокость.
— Да, я боялся! Ты его не знаешь. Он следил, всегда следил. Он не желал отступать.
— Поэтому ты ударил его ножом в спину, потом побежал к Пьеру и Жану, чтобы они помогли расхлебать кашу, которую ты заварил.
— Он был опасен для всех нас. Если бы он засадил меня и Пьера, и всех остальных в тюрьму, что стало бы с тобой?
— Все остальные сейчас в тюрьме, — холодно произнесла она.
Он пожал плечами.
— Это не мое дело.
— Ты напустил на них Рене Лемонье, погубив его брата.
Он отвел глаза под ее ясным взглядом.
— Он тебе так сказал? Они оба были слишком гордыми. Нечего было его братцу играть в карты, если он не мог себе позволить проигрывать, не следовало быть таким доверчивым. Легковерные дураки, все они такие.
— Слишком легковерные, чтобы отличить подделку с первого взгляда?
— Кроме этого Рене. Когда я услышал, что он в Новом Орлеане, я понял, зачем он приехал. Банкноты. Никогда не следовало пользоваться одними и теми же. Но у меня был припрятан сундук, наполовину полный; никогда не знаешь, что понадобится. Твоя мать не знала. Она бы не поехала со мной, если бы узнала. Она была такая.
— Рене выследил тебя в Луизиане по банкнотам, которые ты распространял в городе.
— Выследил, через три года. Он не желал отступать. Луи Нольте продолжал несвязно говорить, повторяясь, проклиная себя. Это Жан договорился, что Луи останется у Маленькой Ноги. Он был вместе с ней и ее дочерью у залива, когда они встречались с Пьером и Жаном; из-за этого индеанка и не пустила Сирен в свою хижину. Маленькая Нога была слишком проницательна, слишком остра на язык, чтобы нравиться Нольте. Он соблазнил ее дочь Проворную Белку дешевыми побрякушками и красивыми словами. Какое-то время это забавляло его, тем более, что это бесило Маленькую Ногу, но вскоре начало надоедать. Он был в восторге, когда Сирен стала любовницей Рене. Он думал, что Лемонье удовлетворится такой местью и наконец уедет. Но нет, он все прочнее устраивался в городском обществе и по-прежнему рассылал своих шпионов.
— Поэтому ты нанял бандитов и снова напал на него, — сказала Сирен, — как нанял убийцу, чтобы тот подобрался к нему, когда он лежал у нас раненый.
— А ты все испортила. Зачем ты это сделала? Я просто хотел убрать тебя с дороги, чтобы другие смогли убить его.
Неужели? Она слегка дотронулась пальцами до синяка, все еще заметного под скулой. Невозможно было убедиться в этом, невозможно узнать, что он мог бы сделать с ней, если бы она помешала ему. В любом случае, это больше не имело значения.
— Послушай меня. Пьер, Жан и Гастон сидят в тюрьме, но на самом деле Рене нужен ты. Он имеет право помиловать. их и, возможно, так и сделает, если ты сдашься ему.
— Я сдамся! — Он уставился на нее так, словно решил, что она сошла с ума.
— Ты обязан сделать это для Пьера, для всех.
— Я ничего им не обязан!
— Ты оклеветал Пьера в Новой Франции много лет назад; ты отправил его на галеры, забрал его состояние, отобрал у него жену. Теперь Рене преследует всех нас за то, что ты сделал с его братом, а Пьер снова берет на себя вину за твои преступления, чтобы спасти меня. Если в тебе осталось хоть что-то человеческое, ты поступишь так, как полагается.
— Ты что, за простака меня принимаешь? Какое мне дело, что будет с Пьером?
— Они знают, что он убежал с каторги. Его повесят! Тебя, по крайней мере, вернут во Францию и там будут судить за фальшивые деньги.
— Ну да, а потом повесят или отправят в Бастилию, что само по себе равносильно смертному приговору.
— И ты допустишь, чтобы Пьер умер вместо тебя?
— Ну, разумеется!
— А я — нет, после всего, что он сделал. Если ты не хочешь сдаваться сам, тогда мне придется сказать Рене, где он может найти тебя.
— Моя родная дочь? — вскричал он, вытаращив глаза.
Она смотрела в его водянистые глаза, и то, о чем она начала подозревать, пока слушала заключительную речь Рене на Совете, стало несомненным.
— Вот именно, — медленно произнесла она, — я тебе не дочь.
— Что за чепуха. Конечно, дочь!
— По закону, возможно. Но я всегда знала, что ты женился на моей матери всего лишь за месяц до моего рождения. Я думала, это был вынужденный брак, как у многих других, что из-за меня вы с матерью не были счастливы. Но это ведь не так, правда? Сколько времени прошло, прежде чем она начала подозревать, что ты сделал?
Его лицо скривилось в ухмылке.
— Не так много, но она не была бойцом, как ты. Она винила себя, считала, что, должно быть, дала мне какой-то повод влюбиться в нее настолько, чтобы попытаться убить Пьера.
— По-настоящему дело было в дедушкиных деньгах и мехах.
— Как мало ты знаешь о мужчинах или о любви, если так думаешь, хотя — они принимались в расчет, о да, принимались. Но твоя мать умерла. Твой дед, этот старый скупой ублюдок, не может жить вечно. Интересно, что бы стало тогда с его состоянием, если бы тебе пришлось сгинуть в глуши, пасть жертвой дикарей и недавних волнений среди чокто? И если бы я объявился в Новом Орлеане, приплыл с низовьев, чудом ожив?
Он был не в своем уме; возможно, так действовал сифилис, а, может быть, он просто одичал. Было так тихо, что Сирен слышала шорох ветра среди веток деревьев, гул голосов в соседней хижине и отдаленный собак.
Он становился беспокойным. Она должна говорить.
Я думаю, ты был бы наследником, поскольку все считают тебя моим ближайшим родственником, но я не собираюсь умирать.
— Правда, дорогая? Неужели? Ты так своевольна и так безрассудна, что рискнула явиться сюда в одиночку, а жизнь такая ненадежная штука.
Она увидела, как он вытащил из-под медвежьей шкуры длинный нож, увидела, как тускло сверкнуло в сумраке стальное лезвие, и не ощутила ни страха, ни гнева, ни изумления — ничего, кроме холодного, стойкого презрения. Она потянулась к скрытому в юбках ножу, висевшему в ножнах у нее на поясе. Его рукоятка была массивной, тяжелое оружие успокаивающе оттягивало руку, она вынула его и направила острие на Луи Нольте.
— Ты был прав, — сказала она, — я действительно боец.
Он расхохотался и встал с постели в одних брюках.
— Возможно, но с мужчиной тебе не справиться.
— Ты так думаешь? — Она отскочила от него, чтобы дать себе больше пространства, быстро окинув взглядом препятствия, которые следовало избегать, прикинув расстояние до двери, как учили ее Гастон и Пьер, считая, что их уроков достаточно, чтобы отвадить назойливых поклонников.
— Я выше, тяжелее, у меня руки длиннее твоих.
— Ты однажды пытался убить Пьера и три раза — Рене, а они все еще живы. Думаю, что и я выживу.
Он ринулся к ней, взметнулось серебристое лезвие ножа, направленное ей в живот. Она отпрянула и почувствовала, как оно рассекло воздух. По ее жилам разлилась свирепая и бесстрашная радость. У него не было ни силы, ни ловкости Гастона, ни его осмотрительной хитрости.
— Ты стареешь, — поддела она его, — стареешь и слабеешь.
— Надо было избавиться от тебя еще много лет назад. — Он сделал ложный выпад, потом ударил наотмашь.
Она увернулась и отпрыгнула по другую сторон очага, бросив на него насмешливый взгляд. Когда он двинулся к ней, обходя очаг, она ткнула носком своего грубого кожаного мокасина в груду головешек и пнула и; вверх, взметнув ему прямо в лицо горящие угли и пепел, он взвыл и загородился свободной рукой. Она воспользовалась этим и нанесла удар по руке с ножом.
Он подался назад, но кончик ее ножа скользнул по коже, оставив красную полосу.
— Ах ты, маленькая сучка, — задохнулся он и рванулся к ней с безумным взглядом.
Она могла бы тогда прикончить его. Стоило всего лишь сделать шаг в сторону, поднырнуть ему под руку, он бы сам напоролся на ее нож. Но она была права: он был сумасшедшим и больным. Что бы он ни натворил прошлом, что бы ни собирался сделать, она не станет его убийцей.
Она уклонилась от удара и бросилась к скамье, которой наполовину съехала на пол медвежья шкура. Она подхватила ее и намотала на левую руку. Она поняла, что наступил самый опасный момент — у нее пропало стремление убить его; теперь все, чего она хотела, — разоружить стоявшего перед ней человека и отвезти его в город, объяснить губернатору и Совету, кто он такой и что сделал.
Луи Нольте думал одолеть ее силой и быстротой. Ему это не удалось. Боль, которую она ему причинила, была такой унизительной, а то, что она ускользала от него, — такой досадой, что он отбросил свою нахальную самоуверенность и сосредоточился, стараясь доказать ей, что ее можно перехитрить. Он стал коварен и потому еще более опасен.
Сирен отступала перед ним, двигаясь легко и ловко, спуская с него глаз. Дважды она парировала удары сверкающего лезвия медвежьей шкурой. Дважды избегала ловушек: угла хижины и ухвата. Шкура оттягивала руку, от ее веса заныло плечо. Один конец соскользнул и сполз на утоптанный земляной пол. Она наступила на него и споткнулась.
Нольте прыгнул на нее. Она мгновенно взмахнула шкурой, та взлетела, словно плотная сесть, окутав его лову и запутав в складках руки. Она быстро повернулась и зацепила его левой ногой за лодыжку.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66

загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

Рубрики

Рубрики