науч. статьи:   демократия как оружие политической и экономической победы в условиях перемен --- конфликты в Сирии и на Украине по теории гражданских войн
ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

науч. статьи:   пассионарно-этническое описание русских и др. важнейших народов мира --- принципы для улучшения брака: 1 и 3 - женщинам, а 4 и 6 - мужчинам
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


Но Мария не могла так поступить с ним, когда он смотрел на нее так, словно она была для него центром вселенной. Она не нашла в себе смелости сообщить ему, что он одинок на этой земле – человек без имени, без друзей, без семьи. Он помог ей освободиться от Берка. И она должна отплатить ему добром за добро. Сейчас он нуждался в ее помощи больше, чем она в его, когда к ней приставал Берк. Мария знала, что не лишит этого человека веры в то, что ему есть на кого опереться.
– Расскажи мне о себе, – попросил он. – Где ты родилась? Откуда родом твоя семья? Теперь, когда твоего отца не стало, есть ли у тебя поблизости какая-нибудь родня?
Мария невесело усмехнулась:
– Я знаю о семейных корнях не намного больше, чем ты. Мы с отцом были очень близки. Я знала его лучше, чем кого бы то ни было. Но о прошлом он никогда не рассказывал. Я не знаю, где он родился, кем были его родители, как он познакомился с моей матерью и даже как она умерла.
– Получается, что в твоей жизни присутствуют двое мужчин, и оба – сплошные тайны, – чуть улыбнувшись, заметил Адам. – Почему твой отец не любил говорить о прошлом?
– Я думаю, что он родился в знатной семье, и знаю, что семья отказалась от него из-за его плохого поведения, – откровенно заявила она. – Когда я родилась, ему едва исполнилось двадцать, и моя мать умерла, когда мне было года два. Я совсем ее не помню. Потом я жила с бабушкой в Шропшире. Мой отец навещал нас по нескольку раз в году. У нас всегда были чудесные праздники на Рождество, после которых он уезжал куда-нибудь охотиться. – Она вздохнула, вспоминая о том, как тяжело всякий раз переживала расставание с отцом.
– Его семья жила в Шропшире?
– Хотя бабушка Роза жила там, я никогда не слышала ничего такого, что дало бы основание думать о родственниках среди соседей. – Она ничего больше не хотела говорить о бабушке, но передумала. Ей хотелось хоть как-то уравновесить чудовищную ложь, в какую он с удивительной легкостью поверил, тем, что во всем остальном будет предельно честна с ним. – Бабушка Роза была наполовину цыганкой. На самом деле она была мне не бабушкой, а прабабушкой. Она была повитухой и целительницей.
Мария украдкой взглянула на Адама, чтобы увидеть его реакцию и понять, насколько такое заявление его шокировало. Не всякий обрадуется, узнав, что у его жены цыганские корни. Но ее признание, как ни странно, не оттолкнуло его, а лишь вызвало в нем интерес.
– Я чувствую по твоему голосу, что вы были с ней очень близки и она дорога тебе. Ты от нее унаследовала свои карие глаза?
Мария кивнула.
– Она говорила, что цыганская кровь делает женщин нашего рода неотразимыми. Я думаю, что во мне цыганская кровь сильно разбавилась, но бабушка Роза была красивой до самой смерти, а ее дочь была достаточно красивой, чтобы завоевать сердце мужчины из знатной семьи.
– Цыганская кровь в тебе все так же сильна, – твердо заявил Адам.
Взгляд его был таким теплым, что Мария покраснела и отвернулась.
– Мне было восемнадцать, когда бабушка Роза умерла, и потом отец стал брать меня с собой в свои бесконечные странствования по Британии. Мы так и жили – гостили то у одних знатных господ, то у других. – Мария поджала губы. – Берк обвинил отца в том, что папа обманом выиграл у него Хартли-Мэнор, но это ложь. Папа никогда в картах не мошенничал. Ему это было ни к чему. Берк угрожал, что подаст в суд и через суд вернет свою собственность. Если бы я согласилась выйти за него, никакого судебного преследования не было бы.
– Возмутительно! Как он посмел предлагать такое замужней женщине?! Надо было мне швырнуть его о другую стену напоследок!
– Тебя не было при нашем разговоре, и я никому не говорила о том, чем угрожал мне Берк. И я действительно не рассказывала никому в Хартли о том, что у меня есть муж. – Мария тихо засмеялась. – Похоже, у нас в роду привычка о себе много не болтать, и поэтому я могу понять, почему он мне не поверил. Но меня злило не столько то, что он не верил в мое замужество, сколько его стремление внушить мне, что сама я с Хартли-Мэнором не справлюсь. Будто для этого мне обязательно нужен мужчина. Как будто тот, кто сподобился проиграть свое имение в карты, лучше меня может вести тут дела! Пусть я не слишком хорошо разбираюсь в сельском хозяйстве, я могу ведь научиться. А что касается бухгалтерии, то с этим я точно справляюсь лучше, чем Берк.
– Когда я немного окрепну, я могу взять на себя управление фермой, – сказал ее «муж».
Она уставилась на него, шокированная его хладнокровным предложением взять в свои руки бразды управления ее поместьем. Но тут она вспомнила, что он думал, что приходится ей мужем, а по английским законам жена не более чем собственность, принадлежащая мужу. Все же не стоило говорить ему о том, что они – супруги. Слишком много осложнений.
Адам по-своему интерпретировал выражение ее лица.
– Я уверен, что действительно имею кое-какой опыт в том, что касается фермерства, хотя подробностей не помню, – сказал он и нахмурился. – Просто я чувствую, что в этом я кое-чего понимаю.
– Новые загадки. – Мария взяла себя в руки. – Я надеюсь, что ты скоро все вспомнишь, но если этого не случится, когда тебе станет лучше, я покажу тебе поместье и мы проверим твое знание вопроса.
Он встал и покачнулся от слабости.
– Думаю, что с твоей помощью я смогу добраться до спальни. Обещаю ожить на случай, если тебе понадобится помогать в усмирении других непрошеных гостей.
Она засмеялась и обняла его за талию, поддерживая плечом его вес. Ей нравилось прикасаться к нему, нравилось то, с какой непринужденностью ложится к ней на плечи его рука. Они вернулись в его комнату, и она помогла ему снять халат и лечь в постель. Когда она подоткнула под ним одеяло, он прошептал:
– Могу я попросить тебя прилечь рядом со мной? Просто полежи со мной, пока я не усну.
Его предложение одновременно и шокировало, и искушало. Но в нем не было бы ничего предосудительного, если бы они действительно были женаты. Решающим фактором для выполнения просьбы стала ее усталость.
– По-моему, чудесная мысль. – Она осторожно вытянулась поверх одеяла по правую сторону от него, чтобы не задеть его голову, если он перевернется на бок, желая быть ближе к ней. И еще она про себя отметила, что надо потом проверить, не пора ли сменить повязку у него на голове.
А пока она решила отдохнуть. Он лежал под одеялом, а она поверх одеяла, но она вдруг подумала о том, что хотела бы прижаться к нему всем телом, согреть его своим теплом. Конечно, она этого не сделала, но запретный плод так сладок…
Адам, несмотря на слабость, не засыпал. Он уже достаточно выспался и предпочел бы подержать в объятиях жену. Она уснула сразу же, положив голову ему на плечо, измотанная бессонной ночью и общением с этим негодяем Берком. Слава Богу, что у него хватило сил, чтобы защитить ее.
Большая часть ее блестящих светлых волос была убрана в узел, но те прядки, что выбились из прически, были как шелк под его пальцами. При воспоминании о том, как они сияли в свете лампы, когда он проснулся прошлой ночью, он вздохнул с сожалением. Увы, он еще не накопил в себе достаточно сил для того, чтобы быть ей полноценным мужем.
Будет жаль, если память его так и не вернется. Он хотел вспомнить подробности их знакомства, их первый поцелуй, их брачную ночь.
Ему даже хотелось вспомнить боль, которую он испытал, расставаясь с ней. Кстати, где он был и почему уехал от нее?
Он тихо вздохнул. Всему свое время. Он наклонился и поцеловал ее в макушку. Если память к нему так и не вернется, им придется создать новые воспоминания. И в этом тоже есть своя прелесть.
Глава 6
Глазго
Рэндалл выглянул из окна почтовой кареты, проезжавшей по шумным улицам многолюдного города.
– Я не знал, что Глазго такой большой город.
– Глазго меньше Лондона, но здесь обосновались самые крупные торговцы и производители Британии, – сообщил Керкленд. – Этот город гудит почище улья с голодными пчелами.
– Ты начинаешь говорить с шотландским акцентом, – с интересом заметил Мастерсон.
– Что вполне естественно, – сказал Керкленд, намеренно растягивая слова. – Но если ты считаешь, что я говорю как шотландец, то подожди, пока не услышишь коренного жителя Глазго. Ты даже не поймешь, что он говорит на английском.
Рэндалл улыбался, слушая, как друзья перебрасываются репликами. Путь из Лондона они проделали в основном в молчании. Они наняли почтовую карету и отправились в Шотландию на максимально возможной скорости. Пусть раненая нога доставляла Рэндаллу немало страданий из-за необходимости большую часть времени проводить в тряской карете, двигавшейся почти без остановок, зато до Шотландии они доехали на удивление быстро. Но если бы не ранение, он сейчас по-прежнему воевал бы в Пиренеях и о гибели Эштона узнал бы еще очень не скоро.
Он потерял немало друзей на этой войне. Многие погибли в бою, многие скончались от ран и болезней вроде той лихорадки, какая заставила вернуться домой для выздоровления Уилла Мастерсона. Но те друзья, которые остались в Англии, казалось бы, не должны гибнуть на каких-то испытаниях дьявольских машин с паровыми двигателями, будь они прокляты!
Пока карета медленно ехала по запруженному народом мосту через Клайд, Рэндалл думал о том, что, возможно, здесь, в Шотландии, еще есть шанс что-то сделать для Эштона. Хуже, когда время упущено и ты понимаешь, что от тебя уже ничего не зависит.
– Мы знаем, где док Эштона?
– Где-то в порту Глазго, к западу от центра города, – ответил Керкленд. – Найти нужный док будет нетрудно. В Глазго инженеров больше чем достаточно, и проекты вроде того, что осуществлял Эштон, обсуждаются в каждой таверне и в каждой кофейне города.
– Похоже, ты неплохо знаешь Глазго, – заметил Мастерсон.
Керкленд пожал плечами:
– Я провел тут немало времени мальчишкой. Именно моя любовь к родственникам, подвизавшимся в торговле, не нашедшая понимания у моих родителей, способствовала тому, что меня отправили в Уэстерфилд, за что я бесконечно благодарен судьбе.
Мастерсон хохотнул.
– Наверное, у каждого студента Уэстерфилда есть своя захватывающая история о том, что привело его в академию, в заботливые руки леди Агнес.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61
науч. статьи:   политический прогноз для России --- праздники в России на основе ключевых дат в истории --- законы пассионарности и завоевания этноса
Загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

    науч. статьи:   циклы национализма и патриотизма --- идеологии России, Украины, ЕС и США
загрузка...

Рубрики

Рубрики