науч. статьи:   демократия как оружие политической и экономической победы в условиях перемен --- конфликты в Сирии и на Украине по теории гражданских войн --- циклы национализма и патриотизма
ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

науч. статьи:   идеологии России, Украины, ЕС и США --- пассионарно-этническое описание русских и др. важнейших народов мира --- принципы для улучшения брака: 1 и 3 - женщинам, а 4 и 6 - мужчинам
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Ответ его Марию не удивил.
– Если бы только я могла хоть что-нибудь сделать, чтобы помочь тебе вспомнить. Что-нибудь сделать для тебя. Ты столько всего для меня сделал. Ты спас меня от Берка. Теперь он думает, что у меня есть защитник, и больше не угрожает отнять у меня Хартли-Мэнор.
– Было бы лучше, если бы ты не сделала того, что сделала. Но я рад, что Берк тебе больше не досаждает. – Он вздохнул, глядя на фонтан. – Если ты забеременела, я думаю, тебе придется за меня выйти. И тогда, если я однажды утром проснусь и вспомню, что где-то у меня есть семья, мне придется уйти, и ты будешь оплакивать мою безвременную смерть. По крайней мере ребенок не будет носить на себе проклятие незаконнорожденности.
– Это кажется… разумным, – пробормотала она, давясь словами.
Пусть он не мог ей доверять, но видеть ее несчастной он тоже не мог. Он подвинулся к ней и крепко обнял, думая о том, как быстро он перешел от сердечной радости к сердечной скорби.
Она прижалась к нему. Вначале она дрожала, потом успокоилась. Он гладил ее по золотистым волосам, погружая пальцы в шелковистую массу. Он хотел опустить ее на мягкую траву и снова любить ее. На этот раз он бы не торопился, они бы сняли одежду, чтобы плотью почувствовать плоть.
Но теперь, когда он знал, что они не женаты, страсть больше не правила им. Если они не зачали ребенка сегодня, не стоит рисковать, пока так много еще не решено.
Он зарылся лицом в ее волосы, гадая, что же с ними будет.
В ту ночь каждый спал в одиночестве или, возможно, не спал.
Глава 17
Хартли, Северная Англия
Уилл Мастерсон был рад тому, что с приближением лета дни становились все длиннее. Иначе ему пришлось бы ехать верхом в темноте. Это не слишком разумно, особенно если путешествовать приходится по незнакомым дорогам, по безлюдным, необжитым местам.
Он въехал на постоялый двор гостиницы «Бык и якорь», единственной гостиницы в Хартли, как раз тогда, когда над Ирландским морем небо начало темнеть. Гостиница была маленькой, но выглядела ухоженной. Он надеялся, что для него найдется комната, но даже если бы номер снять не удалось, он бы с радостью удовлетворился соломенным матрасом в хлеву, лишь бы он был достаточно чистый – так он устал.
Ему повезло. Три из пяти номеров оказались свободными, так что если Рэндалл и Керкленд скоро прибудут сюда, им будет где остановиться.
Сегодняшний вечер Уилл был готов провести в одиночестве. В трактире при гостинице ему подали вполне приличную отварную говядину и пиво. Он хотел спросить у хозяина; не прибивало ли море к берегу какое-нибудь тело, но решил повременить с расспросами до приезда друзей. И поэтому он поел в молчании, зная, что Хартли – конечный пункт их поисков. С него довольно печальных новостей.
Несмотря на то что друзья считали его неисправимым оптимистом, Уилл понимал, что надежды найти Эштона живым не было почти никакой. И тем не менее все это время он надеялся, что им удастся найти тело, которое можно будет отвезти домой. Эш заслуживал того, чтобы его похоронили как полагается. Хотя врагов у него хватало из-за его положения, друзей у него было гораздо больше. Потому что он был хорошим человеком.
Теперь же и шанс устроить Эштону приличные похороны свелся почти к нулю. По прошествии столь длительного времени море едва ли выдаст свою добычу. Но все же оставался один требовавший ответа вопрос: как умер Эштон? Уилл терял друзей, погибавших на войне, от болезней, в результате несчастных случаев, и был среди знакомых даже один дурак, умерший от пули ревнивого мужа-испанца.
Но он ни разу не терял друзей, жизнь которых забирал бы холодный, расчетливый убийца. Поиски тела Эштона закончились. Но поиски того, кто его убил, не закончатся до тех пор, пока ублюдок не будет найден.
На следующее утро Уилл был приятно удивлен тем, что в гостинице подают вполне приличный завтрак. Дочка хозяина по имени Элли принесла поднос с дымящейся кружкой чая, корзинкой со свежеиспеченным хлебом и тарелкой, полной яиц, колбасок и жареной картошки с луком.
Элли поставила поднос на стол и спросила:
– Желаете что-нибудь еще, мистер Мастерсон?
– Спасибо, все и так замечательно.
Выпив чаю, Уилл решил, что пора приступить к расспросам.
– Мой приятель пропал, когда его корабль затонул к северу отсюда. Я и двое моих друзей пытаемся его найти. Вот я и хочу спросить, не находили где-нибудь поблизости тело, выброшенное на берег?
Она покачала головой:
– Утопленников не было, слава Богу. Только муж миссис Кларк. Его вынесло на берег неподалеку отсюда. Его корабль затонул, когда он как раз возвращался к ней. Но он, слава Богу, живой.
Удивившись, Уилл спросил:
– Этого Кларка здесь знают, полагаю? Крушение судна, говорите?
– Вы правы насчет крушения, но мистер Кларк в Хартли до этого никогда не был, – ответила Элли. – Его жена как раз недавно унаследовала Хартли-Мэнор, и мистер Кларк плыл к ней, когда его корабль затонул или что-то в этом роде. – Она нахмурилась. – Никто тут толком не знает, что произошло. – Отсутствие полной информации ее раздражало.
– А вы сами видели мистера Кларка? – спросил Уилл, ощутив нехватку кислорода. Девушка кивнула в ответ, и он спросил: – Как он выглядит?
– О, он красивый парень… и такой джентльмен, – с теплотой в голосе сказала Элли. – Не очень высокий. Фигура отличная. Темные волосы. Кожа смуглая. А глаза такого редкого оттенка зеленого. Какое счастье, что он не утонул.
Уилл выругался себе под нос и вскочил со стула. Едва дослушав Элли до конца, он бегом помчался на конюшню.
Глава 18
Мария плохо спала в ту ночь. Признание ее вызвало у обескураженного Адама шок, и теперь она спрашивала себя, что будет, когда он отойдет от шока. Чего от него ждать: гнева, ярости? Перед глазами стояло его несчастное лицо, и от мысли, что это она сделала его несчастным, ей хотелось провалиться сквозь землю. Но, несмотря на снедавший ее стыд, ей его не хватало. Постель без него казалась пустой и холодной. Они проспал и рядом всего несколько ночей и лишь один раз занимались любовью, но за этот недолгий срок он словно стал частью ее самой, и теперь его отсутствие отдавалось болью. Наверное, так болит ампутированная конечность. Сама мысль, что физическая близость между ними теперь невозможна, казалась невыносимой.
Проснувшись, она увидела Аннабеллу. Кошка стояла у нее на груди, повернув к ней серьезную черно-белую пушистую мордочку. Отчего-то Марии стало легче от ее присутствия. Обычно кошка спала на кухне перед очагом, но, вероятно, почувствовав, что Мария расстроена, пришла, чтобы ее успокоить. Кто знает, по каким соображениям кошка пришла к ней, но Мария все равно была рада, что та согревает ее своим гибким телом.
Мария нервничала, спускаясь вниз к завтраку. В столовой Адама не оказалось. Она тут же вообразила, что он, собравшись среди ночи, вскочил на коня и умчался прочь от нее. От лживой, недостойной доверия, вероломной женщины. Сестра Сара никогда не оказалась бы в таком положении.
Он появился, когда она налила себе чаю, и со слабой улыбкой принял из ее рук чашку, в которую она налила ему чай.
– Ты хорошо спала?
– Честно? Нет. – Она невесело усмехнулась. – Аннабелла составила мне компанию.
– А со мной спала Бхану. – Он намазал маслом тост. – Не самая лучшая компания после того, к чему я успел привыкнуть.
Они обменялись кривыми усмешками. С души ее словно свалился непосильный груз. Пусть у них нет будущего, но он не чувствовал к ней ненависти, и это сейчас было для нее главным.
Испытывая опасное желание поцеловать его, она резким тоном напомнила себе, что в любой момент к Адаму может вернуться память и в той жизни, которую он вспомнит, ей не будет места.
– Попробуй смородиновый джем. Его приготовила дочка миссис Бекетт.
– Спасибо. – Он намазал тост джемом. – Я думаю, что будет лучше всего, если мы продолжим вести себя так, словно ничего не случилось, как раньше, до определенных пределов.
Она точно знала, о каких пределах говорит Адам. Он не прикасался к ней с того последнего отчаянного объятия в саду. Он был мудрым, ее Адам. Мудрее, чем она.
– Я согласна. Мне приятнее быть с тобой в дружеских отношениях.
– А мне с тобой, – тихо сказал он.
Они любезно беседовали, почти как до ее рокового признания, когда в столовую вошла горничная, округлив от возбуждения глаза.
– К мистеру Кларку пришел господин. Представился мистером Мастерсоном. Он ждет в гостиной.
Бабушке Розе было известно ощущение, когда ты точно знаешь, что сейчас произойдет. Она называла его подобным тому, как если бы тебе в лицо плеснули ледяной водой. Теперь и Мария узнала, что это такое.
Адам поднялся и сказал:
– Скорее всего это кто-нибудь из деревни хочет устроиться на работу. Он должен был бы обратиться к Кокрану, но он мог не знать, что есть управляющий. Я с ним поговорю. Я хотел бы составить собственное мнение о людях, которых мы… – Адам помедлил, прежде чем закончить фразу, – могли бы нанять.
Мария тоже поднялась. Сердце ее громко билось.
– Я пойду с тобой. Может, я узнаю его. Возможно, мы виделись в церкви. – Мария шла рядом с Адамом, мечтая о том, чтобы схватить его за руку и броситься прочь, но она знала, твердо знала, что от судьбы не уйдешь и бежать бесполезно.
Они вошли в гостиную, и Мария тут же поняла, почему горничная назвала визитера «господином». Мастерсон, высокий, широкоплечий, плотного сложения незнакомец, стоял у окна. В позе его чувствовалась напряженность. Русоволосый, сероглазый, он производил впечатление человека сильного и властного, но которого ноша власти нисколько не тяготила, поскольку являлась такой же органичной частью его облика, как и идеально сидящий камзол. Он был примерно одного с Адамом возраста. Он уступал Адаму в мужской привлекательности, но чувствовалось, что его широкому лицу шла улыбка, и, судя по всему, он не был лишен чувства юмора.
Когда они вошли, он вонзился в Адама взглядом.
– Эш! – выдохнул он.
Боль пронзила Марию. Пришла беда.
Мастерсон бросился навстречу Адаму и, схватив в ладони его правую руку, радостно сжал ее.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61
науч. статьи:   политический прогноз для России --- праздники в России на основе ключевых дат в истории --- законы пассионарности и завоевания этноса
Загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

    науч. статьи:   три глобализации: по-британски, по-американски и по-китайски --- расчет пенсий для России --- основа дружбы - деньги --- три суперцивилизации мира
загрузка...

Рубрики

Рубрики