науч. статьи:   демократия как оружие политической и экономической победы в условиях перемен --- конфликты в Сирии и на Украине по теории гражданских войн
ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

науч. статьи:   пассионарно-этническое описание русских и др. важнейших народов мира --- принципы для улучшения брака: 1 и 3 - женщинам, а 4 и 6 - мужчинам
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Справа от нее находился столь же безупречный дворецкий. Друзья Адама сообщили ему вкратце то, что касалось ключевых фигур его штата обслуги, поэтому он знал, что эту пару зовут мистер и миссис Холмс. Странно, что он помнил, как управлять этим большим домом, но понятия не имел, что ему делать с собственной жизнью.
Третий слуга сильно отличался от первых двух. Он был хорошо одет, но при этом был сложен как портовый грузчик и имел покрытое шрамами лицо уличного бойца. Рэндалл незаметно шепнул Адаму:
– Парень слева от нее – Уорф, твой личный слуга. Мне стоило рассказать тебе о нем побольше.
Слишком поздно. Троица приблизилась к нему.
– Добро пожаловать, ваша светлость, – почти синхронно произнесли все трое. Интересно, они тренировались или нет, подумал Адам.
– Хорошо быть дома, – сказал Адам. – Большинство моих друзей вы, я думаю, знаете, но вы не знакомы с мисс Кларк и миссис Бэнкрофт. Это мои гостьи и останутся жить здесь. Прошу их любить и жаловать.
– Конечно, ваша светлость. – Миссис Холмс задумалась. – Голубые апартаменты включают две спальни, соединенные гостиной. Они вас устроят? – спросила миссис Холмс, обращаясь к дамам.
– Конечно, – сказала Мария. Джулия кивнула в знак согласия. Обе вели себя со спокойной сдержанностью людей, для которых проживание в герцогских покоях – обычное дело. Адам был приятно удивлен умением Марии приспосабливаться к обстоятельствам. Впрочем, он тут же напомнил себе о том, что успел убедиться в ее артистических талантах. И это напоминание оказалось менее приятным.
– Мистер Рэндалл, ваши комнаты готовы. – Домоправительница вновь перевела взгляд на Адама: – Если ваша светлость не против, ленч будет накрыт через час, это даст время всем освежиться с дороги.
Завтракали они на рассвете, и потому Адам успел основательно проголодаться. Он полагал, что и друзья его тоже голодны. Мастерсон и Керкленд планировали вернуться в свои лондонские дома, но Адам не хотел отпускать их, не накормив как следует, посчитав, что гостеприимный хозяин не может отправить гостей домой голодными. К тому же ему наконец представилась возможность сделать что-то для них.
– Хорошо, миссис Холмс. Мастерсон, Керкленд, вы, надеюсь, остаетесь на ленч?
– С удовольствием проведу час в твоей библиотеке со стопкой последних газет и стаканчиком хереса, – сказал Керкленд. – Даже думать не могу о том, чтобы куда-то ехать!
Мастерсон рассмеялся:
– Я составлю тебе компанию.
Стройные ряды слуг рассеялись. Друзья Адама разошлись. Марию с Джулией повели в одно крыло дома, Рэндалл ушел в другое. Обернувшись к слуге, Адам сказал:
– Мне надо переодеться. Вы проводите меня в мои апартаменты?
– Конечно, сэр.
Пока все шло хорошо. Поднимаясь следом за Уорфом по лестнице, Адам гадал о том, что принесет ему сегодняшний день.
Мария предоставила горничной распаковывать ее багаж, а сама прошла в смежную со спальней гостиную. Джулия уже была там – еще одна горничная занималась ее вещами. Закрыв двери, чтобы им никто не мешал, Мария сказала восхищенным шепотом:
– Ты когда-нибудь бывала в таком вот доме, Джулия? Даже Карлтон-Хаус меркнет по сравнению с этим дворцом!
– Карлтон-Хаус более помпезный, но менее приветливый, насколько я могу судить по тому, что видела. – Джулия подошла к окну и выглянула в сад.
Мария во все глаза смотрела на подругу.
– Ты бывала в Карлтон-Хаусе?
– Много лет назад. Но это не такая уж особая привилегия, – с улыбкой сказала Джулия. – На каждого аристократа, кого приглашают к принцу-регенту, приходятся десятки слуг, чернорабочих и прачек.
Мария сомневалась, что Джулия находилась в Карлтон-Хаусе в качестве прачки, но развивать тему не стала.
– Мне не терпится прогуляться с тобой по Лондону, чтобы полюбоваться видами, но вначале я должна отыскать своего нотариуса и нанести ему визит.
Джулия опустилась в одно из обтянутых шелком кресел.
– У нас обеих есть срочные дела, но я уверена, мы найдем время и для прогулок.
Увидев напряжение в чертах Джулии, Мария тихо сказала:
– Судя по выражению твоего лица, дело тебе предстоит трудное. Если хочешь, я с удовольствием составлю тебе компанию.
Джулия покачала головой. То ли она взяла себя в руки, то ли изъявление поддержки так на нее подействовало, но напряженности в ее позе и в выражении лица стало меньше.
– В этом нет необходимости. Мне грустно, но печаль моя самого обычного свойства. Я собираюсь навестить мою бабушку. Она стара и слаба, и эта поездка в Лондон, возможно, подарила мне последний шанс увидеть ее живой. Она прожила долгую хорошую жизнь, что облегчает принятие неизбежности ее скорого ухода. Но я хочу ее видеть, и этого не случилось бы, если бы ты не настояла на том, чтобы я отправилась в Лондон вместе с тобой. Благодарю тебя.
– И я тебя. – Мария села напротив Джулии на элегантный диван, любуясь нарядной лепниной и красивыми картинами. Она в жизни не видела ничего прекраснее этих комнат. Теперь, увидев Эштон-Хаус своими глазами, она наконец осознала, какая пропасть пролегла между ней и Адамом.
Пропасть, через которую невозможно навести мосты.
Глава 25
Когда Уорф открыл дверь в герцогские апартаменты, Адам сказал:
– Тебе сообщили, что травма головы, которую я получил, отразилась на моей памяти? – Слуга кивнул, и Адам продолжил: – Я мало что помню из моей прошлой жизни. И тебя я тоже не помню. – Глаза его весело блеснули. – Вот сейчас для тебя наступил идеальный момент, чтобы напомнить мне о том, что я обещал прибавить тебе жалованье.
– Нет, сэр! – воскликнул Уорф, явно шокированный таким предположением, и закрыл дверь. Они вошли в просторную гостиную со множеством дверей. – Вы мне и так щедро платите.
Человек этот был слишком честен и прямодушен. Так что мысль о том, чтобы воспользоваться недугом хозяина, показалась ему забавной. Факт в пользу Уорфа.
– Я надеюсь, что со временем память ко мне вернется, но пока я бы предпочел, чтобы слухи о моей слабости активно не муссировались. Я понимаю, что сохранить такое в тайне не удастся, но чем меньше будут об этом говорить, тем лучше. Поскольку ты – главный источник информации обо мне, я попрошу тебя не распространяться на эту тему.
Уорф, казалось, был потрясен еще сильнее.
– Ваша светлость, уверяю вас, я никогда и ни с кем не говорю ни о чем, что касается вас лично. И конечно, я не стал бы делать это сейчас.
Все лучше и лучше.
– Ты не похож на пажа или лакея. Скорее – на солдата или телохранителя. Как ты попал ко мне в услужение? Расскажи мне свою историю.
Уорф заметно занервничал.
– Я родился в Ист-Энде. Отец был портовым грузчиком и умер, когда на него свалилась большая бочка с хересом. Мать была прачкой и не могла содержать всех нас, вот я и записался в солдаты, как только подрос настолько, чтобы сойти за взрослого. А премию за добровольное поступление на службу я отдал матери, чтобы она смогла купить одежду младшим.
Теперь понятно, откуда этот акцент лондонской бедноты. Адам прошел через гостиную и открыл дверь, ведущую в спальню, посреди которой стояла кровать под тяжелым балдахином из голубой и золотистой парчи.
– Сколько тебе было тогда на самом деле лет?
– Тринадцать. Но я был крупным парнем, меня взяли без вопросов.
Адам прошелся по спальне. Уорф держался у него за спиной. Еще одна дверь вела в просторную гардеробную, полную сорочек, бриджей, панталон, сюртуков, камзолов и фраков, висящих на специальных вешалках. Сапоги, шляпы и другие аксессуары мужского костюма были аккуратно разложены по полкам.
– Господи, я действительно ношу все эти наряды?
– Ваша светлость известен своим безупречным вкусом в одежде – вы никогда не позволяете себе выглядеть слишком вызывающе – и никогда слишком консервативно, – чересчур помпезно, на взгляд Адама, сообщил ему слуга.
– Полагаю, что во многом обязан тебе своей репутацией. – Адам пощупал ткань одной из множества хлопчатобумажных сорочек, которые висели на специальной деревянной раме в форме мужских плеч. Дверь на дальнем конце бесконечной гардеробной вела в комнату самого Уорфа. Его спальня имела еще одну дверь – отдельный выход в коридор. – Как случилось, что ты стал моим слугой?
– Меня комиссовали из армии, когда после ранения я заболел сыпным тифом. Моего товарища Рега и меня отправили домой помереть или выздороветь – как будет угодно Богу. В Лондоне на нас напала банда пьяных головорезов. Нас обоих успели крепко побить до того, как появился майор Рэндалл и всех их разогнал.
– Один? Всех? Сколько их было?
– Мы с Регом уложили четверых, но оставались еще четверо. Если бы мы были в хорошей форме, – задумчиво добавил Уорф, – мы бы и с остальными справились, но тогда тиф нас крепко подкосил. И все же нам выпало редкое удовольствие увидеть майора в деле. Майор считал, что отставные солдаты не должны голодать и жить на улице, поэтому он нас обоих привел к вам и спросил, можете ли вы дать нам работу. Я был бы счастлив мыть полы на кухне, лишь бы меня кормили и не лишали крыши над головой, но вы дали мне больше. Вы сказали, что вам нужен личный слуга, и спросили, готов ли я научиться этому ремеслу. Я ответил согласием, и вы наняли мне инструктора из агентства, который научил меня всяким хитростям, касающимся гардероба джентльмена.
Наверное, Адам уже и тогда чувствовал, что верность ценнее рекомендаций.
– Должно быть, ты мне понравился, если я дал тебе возможность освоить новую профессию.
– Это, конечно, плюс то, что, хотя мне тогда порой и еды себе купить было не на что, одежда моя всегда была в порядке, – с усмешкой сказал Уорф. – С моей фигурой циркового силача модником мне быть не суждено, и я это всегда понимал, зато наряжать вас стало для меня истинным удовольствием. – Он окинул быстрым взглядом одежду Адама. – То, что сейчас на вас, – неплохо, но не соответствует нашим стандартам.
Адам повернулся и посмотрел камердинеру в глаза:
– Какие у нас были отношения? Я не взял тебя с собой в Шотландию. Почему?
Уорф весь словно сжался.
– У меня мать умирала, и вы велели мне остаться в Лондоне с ней. Она умерла до того, как до нас дошла весть об аварии.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61
науч. статьи:   политический прогноз для России --- праздники в России на основе ключевых дат в истории --- законы пассионарности и завоевания этноса
Загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

    науч. статьи:   циклы национализма и патриотизма --- идеологии России, Украины, ЕС и США
загрузка...

Рубрики

Рубрики