науч. статьи:   демократия как оружие политической и экономической победы в условиях перемен --- конфликты в Сирии и на Украине по теории гражданских войн
ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

науч. статьи:   пассионарно-этническое описание русских и др. важнейших народов мира --- принципы для улучшения брака: 1 и 3 - женщинам, а 4 и 6 - мужчинам
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Решение более сложных вопросов Адам пока отложил. Вся эта бумажная рутина была смутно ему знакома, но без Формби он, безусловно, растерялся бы. Под конец рабочего дня они очень устали. Адам не выдержал и заявил:
– Больше ничего я уже впитать не смогу. Есть ли еще какие-нибудь дела, которые необходимо решить прямо сейчас?
Формби потянулся за какими-то бумагами, но потом передумал.
– Ничего такого, что не могло бы подождать до завтра. – Формби собрал подписанные Адамом документы в стопку. – От имени всего штата домашней прислуги позвольте заверить вас, ваша светлость, что мы рады тому, что вы выжили.
Адам потер висок. Голова болела.
– Спасибо, Формби. И еще спасибо тебе за терпение.
Секретарь вежливо поклонился и вышел. Адам сидел за столом, выжатый как лимон. Кабинет его на первом этаже произвел на хозяина приятное впечатление своей элегантной сдержанностью. Темные панели на стенах, ворсистый восточный ковер на полу, множество книг и удобная мебель – все это настраивало на спокойный деловой лад. Но сейчас Адам был не в том настроении, чтобы решать проблемы. Скорее, он стремился укрыться от проблем. Адам понятия не имел, как быть дальше. Во время путешествия в Лондон он тешил себя надеждой на то, что возвращение в привычную обстановку вернет ему память и душевное равновесие. Но он чувствовал себя в собственной жизни так, словно он чужак, которого все терпят лишь по необходимости.
В дверь негромко постучали.
– Войдите! – крикнул он. Сердце его сделало сальто, когда дверь отворилась и в кабинет вошла Мария. Он встал, пожирая ее глазами. Она выглядела почти как обычно, если не считать того, что спиной она прижималась к закрытой двери, словно в любой момент готова была сбежать.
– Я пришла попросить разрешения взять себе в сопровождающие лакея. Я хотела бы утром нанести визит своему нотариусу, – попросила она подчеркнуто нейтральным тоном. – Я хотела бы как можно быстрее решить мои вопросы и вернуться домой.
– Нет нужды торопиться уезжать из Лондона, – преодолевая спазм в горле, сказал Адам. – В моем доме тебе всегда рады.
– Я должна уехать, – тихо сказала Мария. – Здесь мне не место.
Она была мудрой женщиной. Более мудрой, чем он, потому что больше всего на свете ему хотелось, чтобы она была рядом с ним. Но говорить этого нельзя, чтобы не сделать еще больнее им обоим.
Адам взял себя в руки.
– Разумеется, ты можешь воспользоваться услугами лакея, но почему бы не начать с того, чтобы отправить нотариусу записку? Приехав без предупреждения, ты можешь не застать его. – Он улыбнулся. – Воспользуйся гербовой бумагой Эштон-Хауса, чтобы привлечь его внимание.
– Мне не хотелось бы злоупотреблять нашим знакомством, но, кажется, это действительно может ускорить дело. Мистер Грейнджер последнее время пренебрегает своими обязанностями. Он не ответил ни на одно мое письмо. Хотя, возможно, он болен и не в состоянии написать в ответ.
– Благородство души не позволяет тебе лишать его презумпции невиновности, но скорее всего дело в его недостаточной компетентности, – сказал Адам. – Приличный нотариус имел бы в помощниках клерка, который мог бы заниматься делами в случае болезни своего нанимателя. Хочешь, я поеду с тобой? Я бы сделал это с удовольствием.
Подумав над его предложением, Мария кивнула:
– Если я приеду одна, без мужчины, мистер Грейнджер, возможно, не воспримет меня всерьез. После встречи с мистером Грейнджером я пойму, нужно ли мне искать другого поверенного.
– Я буду счастлив помочь тебе и Джулии тоже. – Адам криво усмехнулся. – По крайней мере будет какая-то польза от моего высокого титула.
Она ответила ему столь же невеселой усмешкой.
– Если я чему-то и научилась за свою беспорядочную жизнь, так это практичности. Я уверена, что присутствие рядом со мной герцога Эштона заставит нотариуса отнестись к моему делу более серьезно. Кстати, я думаю, что если после нас к мистеру Грейнджеру явится Берк – на случай, если он еще не передумал судиться со мной из-за поместья, – у мистера Грейнджера найдутся аргументы, чтобы убедить Берка не делать этого. Вы поможете мне убить сразу двух зайцев. Спасибо вам, ваша светлость.
Адам судорожно вздохнул:
– Пожалуйста, не говори со мной так. Я хочу, чтобы ты звала меня по имени: Адам. На худой конец, Эш или Эштон, но «ваша светлость» и «вы» из твоих уст звучит… абсурдно.
– Хорошо, Эш. – Она повернулась к нему спиной и взялась за ручку двери.
Он предпочел бы, чтобы она называла его Адамом, но тогда всякий раз, услышав свое имя из ее уст, он вспоминал бы о том, что их связало, об их близости – близости во всех смыслах. Испытывая потребность поговорить о создавшейся ситуации, он сказал, запинаясь:
– Когда ты предположила, что, возможно, я связан с женщиной, которую не помню, я подумал, что такое едва ли возможно, но ты оказалась права. Я… Мне очень жаль.
Мария покачала головой. Лицо у нее стало задумчивым и грустным.
– Мне тоже жаль, но когда твоя тетя сообщила о помолвке, я поняла, что мы мудро поступили… не торопя события.
В тот день в саду они не думали ни о каких последствиях, и он нисколько не сожалел о том, что между ними тогда произошло.
– Ты гораздо добродетельнее меня. Первое, что пришло мне на ум, когда я услышал о помолвке, – это то, что я напрасно не настоял на том, чтобы мы как можно скорее съездили в Гретна-Грин и обвенчались там. Тогда тот факт, что я был помолвлен с другой женщиной, уже не имел бы никакого значения. Мы вернулись бы в Лондон как муж и жена. И это было бы хорошо и правильно для нас обоих.
– Ты говоришь так сейчас, потому что не помнишь Дженни, но подумай о том, каково ей было бы. Она знает тебя чуть ли не с рождения и, возможно, всю жизнь тебя любит. Что было бы с ней, если бы ты вернулся с женой? – Мария держалась лишь ценой громадного напряжения, и внутренняя борьба отражалась на ее лице. – И возможно, она будет тебе лучшей женой, чем я. Она одного с тобой круга, она знает твоих друзей и понимает, как должна вести себя герцогиня.
Адам вздохнул:
– Может быть, ты права, но испытывать сочувствие к чужому человеку очень трудно. Ты – та, которую я знаю и хочу.
Она прищурилась.
– Я помню этот твой взгляд, когда мы встретились возле столовой.
– Побывав в своих апартаментах, я понял, что я – далеко не образец кристальной честности, и решил, что я слишком строго судил тебя за единственную ложь. Я собирался просить тебя о прощении в надежде на то, что мы сможем забыть старые обиды и вернуться к тому, что было раньше.
– Мне нечего тебе прощать. – Она отвернулась, не в силах больше смотреть ему в глаза. – Я рада, что мы встретились, даже если я никогда не увижу тебя после того, как уеду из Лондона.
Слова ее обжигали, но опровергнуть их ему было нечем. Он был связан с другой, и потому было бы нечестно продолжать отношения с Марией.
Но даже если ему не дано провести с Марией остаток дней, как он того желал, в благодарность за все, что было между ними, он мог открыться перед ней – открыть перед ней ту часть себя самого, какую он так долго и тщательно скрывал от всех прочих.
– Ты поднимешься со мной в мои апартаменты? Я хочу тебе кое-что показать. – Он невесело усмехнулся. – Я понимаю, что поступаю не вполне прилично, приглашая тебя к себе в спальню, но мои намерения честны, и я думаю, что тебе покажется это… интересным.
– Любопытство мое всегда одерживало верх над рассудительностью, – сказала она, улыбнувшись ему так, что он едва не забыл о своих честных намерениях. – Ведите меня, ваша светлость… Эш.
Когда они стали подниматься по лестнице, он спросил:
– Твоя комната удобная?
– Самая лучшая, в которой мне когда-либо приходилось жить, а я, поверь мне, бывала во многих домах. – Мария с любопытством на него посмотрела. – Что ты чувствуешь к этому дому? Он кажется тебе знакомым?
– Отчасти. Чуть-чуть. Хотя я надеялся, что возвращение домой вернет мне мое прошлое. – На верхней площадке лестницы он повернул направо. – Но испытал лишь очередное разочарование. Пока я нашел здесь лишь одно место, которое мне о чем-то говорит. Туда я и хочу тебя отвести.
Он вошел в свои апартаменты, подошел к столу и достал из ящика ключ от тайника, демонстрируя ей полную свою открытость. По сравнению с тем, что он собирался показать ей, этот акт доверия казался мелким и незначительным.
– Добро пожаловать в мое тайное убежище. – Он открыл дверь и жестом пригласил ее войти в комнату.
Округлив от удивления глаза, она медленно покружилась на месте, восхищенно взирая на статуи.
– Это не собрание предметов искусства, а место для молитвы, как я думаю.
Он кивнул:
– Ты все сказала за меня.
Она прикоснулась к сухим цветам перед статуей Лакшми.
– В своем сердце ты хранил веру своей матери.
– Тебя шокируют мои языческие привычки? Я не могу считать себя настоящим английским джентльменом, не являясь христианином.
– Ты знаешь наши англиканские молитвы и псалмы не хуже меня, – задумчиво сказала Мария. – Я думаю, что ты стоишь выше обычного английского джентльмена, но никак не ниже.
Он вздохнул с облегчением.
– Я не мог с уверенностью сказать, как ты к этому отнесешься. Возможно, мне вообще должно быть все равно, что ты думаешь о моем индийском происхождении, но… мне не все равно. Я не хочу, чтобы это отвратило тебя от меня.
– Бабушка Роза говорила, что давным-давно цыгане пришли из Индии. Может быть, мы с тобой дальние родственники. – Она жестом указала на Лакшми. – Ты не был шокирован, когда я рассказала тебе про мою цыганскую кровь. Терпимость – это качество есть у нас обоих.
– Спасибо тебе, – тихо произнес он. – Ты хотела бы, чтобы я рассказал тебе об этих богах?
– Пожалуйста, расскажи, – ответила ему Мария с улыбкой.
Рассказ об индуистских богах заставил его отвлечься от неотступно преследующего его жгучего вожделения. Когда они покинули святилище, Мария сказала:
– Ты много всего помнишь об этих божествах. Значит, часть твоей памяти работает в полную силу.
– Получается, что так, – протянул он удивленно, словно раньше об этом не думал.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61
науч. статьи:   политический прогноз для России --- праздники в России на основе ключевых дат в истории --- законы пассионарности и завоевания этноса
Загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

    науч. статьи:   циклы национализма и патриотизма --- идеологии России, Украины, ЕС и США
загрузка...

Рубрики

Рубрики