науч. статьи:   демократия как оружие политической и экономической победы в условиях перемен --- конфликты в Сирии и на Украине по теории гражданских войн --- циклы национализма и патриотизма
ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

науч. статьи:   идеологии России, Украины, ЕС и США --- пассионарно-этническое описание русских и др. важнейших народов мира --- принципы для улучшения брака: 1 и 3 - женщинам, а 4 и 6 - мужчинам
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Жаль, что его, Адама, не оставили в Индии, а герцогский титул не перешел к его кузену, которого порадовал бы больше.
Он взглянул на Марию, такую тихую и несчастную, и осторожно пожал ее руку. Белокурая и серьезная, она была похожа на скорбную Мадонну. Если бы он не покидал Индии, он бы никогда не встретил ее. Так что он должен радоваться тому, что получил в наследство этот титул, даже если его чувства к ней были противоречивыми и запутанными.
– Что еще ты хотел бы знать? – Мастерсон раскинул руки. – Даже не знаю, с чего начать. Тебя все уважают, и у тебя много друзей. Тебе нравится работать руками – и строить пароходы, и в саду копаться. – Он скосил взгляд на Марию. – И тебя считают едва ли не самым завидным женихом Англии.
Адам поморщился:
– Я предпочел бы этого не знать. – Голова у него еще ни разу так сильно не болела с той самой ночи, когда Мария вытащила его из моря. Теперь, несмотря ни на что, он хотел остаться с ней вдвоем. – Я думаю, что услышал все, что на сегодня в состоянии переварить.
Поняв намек, Мастерсон поднялся.
– Керкленд и Рэндалл должны сегодня приехать в Хартли, если, конечно, не случится ничего непредвиденного. Они захотят лично убедиться в том, что ты жив. Когда можно нанести визит?
Поднявшись с дивана вместе с Адамом, Мария сказала:
– Вы все можете присоединиться к нам за ужином сегодня. Ты не против, Адам?
Остаток времени до ужина он потратит на то, чтобы собраться с духом. Адам кивнул:
– Увидимся вечером, мистер Мастерсон.
– Ты всегда звал меня Уилл. Все так меня зовут, – Мастерсон остановился напротив Адама, перед тем как подойти к двери. – Я… Не надо меня провожать. И слава Богу, что ты жив. – Он быстро удалился, словно стыдясь того, что позволил себе непосредственное выражение чувств.
Как только Мастерсон вышел за дверь, Адам повернулся к Марии и заключил ее в объятия.
– Я думал, что обрадуюсь, узнав, кто я, – сказал он, преодолевая сжимавший горло спазм. – А теперь я жалею о том, что друг меня нашел.
Она уткнулась лицом ему в плечо. Она сжимала его в объятиях так же сильно, как он сжимал ее.
– Я думаю, что лучше знать. Но груз этого знания слишком велик.
– Слишком велик, – эхом откликнулся он и опустил руки. – Давай прогуляемся. Мне надо успокоиться.
Рука об руку они вышли на свежий воздух и, не сговариваясь, свернули на тропинку, ведущую в сад для медитации.
– Мне снились громадные золоченые многорукие существа, – сказал он. – Я тогда не понял значение того сна, но теперь понимаю, что то были индуистские боги.
– Должно быть, ты видел статуи в Индии, когда был ребенком. – Она подняла на него глаза. – Сад, который ты вспомнил, тоже был там?
– Наверное, да. – Цветы и фонтан были не европейскими. – Он попытался припомнить в подробностях тот сад. – Несколько раз мне снилась красивая темноволосая женщина в струящихся одеждах из шелка. Я думаю, то была моя мать.
Мария пожала ему руку.
– Как жаль, что ты потерял ее в столь юном возрасте.
– Но у меня по крайней мере остались о ней воспоминания. Я думаю, ты лишена и этой малости…
Обоими овладела печаль, и эта печаль связывала их сейчас прочнее, чем что-либо иное. Они дошли до сада для медитации в молчании.
Уныние несколько рассеялось, когда они вошли в отгороженное от остального сада пространство. Мелодичное журчание воды действовало успокаивающе. Они присели на скамью рядом, почти касаясь друг друга.
– Я спрашиваю себя, получал ли я когда-нибудь удовольствие от титула герцога. Не знаю, как было раньше, но сейчас я не вижу ничего приятного в том, чтобы носить этот титул. Словно тебя загнали в клетку с золотыми прутьями.
– Мне тоже совсем не нравится то, что ты – герцог, – со вздохом сказала Мария. – Теперь я понимаю, что все это время таила надежду на то, что когда-нибудь, возможно, мы будем вместе. Теперь эта надежда растаяла. Ты слишком высоко взлетел. Мне до тебя не дотянуться.
– Не говори так! – резко осадил ее Адам.
– Но это так, – тихо возразила она. – Тот, кто наделен значительным богатством и властью, связан обязательствами как перед теми, кто вверен ему, так и перед теми, кто равен ему. Такие, как ты, женятся на женщинах своего круга. Они выбирают в жены тех, кто мог бы вести дом со множеством слуг, кто мог бы достойно принимать гостей, тех, с кем рядом не стыдно. Герцог не женится на дочери карточного игрока.
– Мастерсон не знает, кем был твой отец, – веско заметил Адам.
– Нет. Он всего лишь считает меня ловкачкой, окрутившей тебя, воспользовавшись твоим бедственным положением. – Мария невесело рассмеялась. – Но ты волен называть меня твоей невестой, пока тебе нужна защита от амбициозных девиц и их матерей. Когда ты почувствуешь себя достаточно уверенно, я вежливо расторгну помолвку, и все для нас обоих закончится без скандала. Даю тебе слово.
Выражение ее лица изменилось, когда она осознала, что у него есть причины сомневаться в том, что она сдержит слово.
– Клянусь памятью бабушки Розы, я не стану принуждать тебя.
Он верил ее клятве. Он всегда ей верил. В этом-то и беда.
– Я принимаю твои условия и верю тебе. Признаюсь, что я рад возможности быть рядом с тобой, пока окончательно не пойму, кто я и что я.
– Но, объявляя меня своей невестой, ты можешь создать себе больше проблем, чем преимуществ, – предупредила она. – Я всегда жила, так сказать, на задворках общества, а люди из высшего света часто жестоки к тем, кого считают ниже себя. Даже Мастерсон, который производит впечатление человека добродушного, не слишком обрадовался, когда ты сказал, что мы помолвлены.
Адам поднял ее руку и поцеловал ладонь. Мария вздрогнула от прикосновения его губ.
Переплетя пальцы с ее пальцами, он сказал:
– Я не понимал, насколько проста и понятна была моя жизнь, пока не появился Мастерсон. Все, что могло мне докучать, – это лишь отсутствие памяти о прошлом. Теперь у меня такое чувство, что я стою над бездной.
– Я могу лишь догадываться, насколько тебе тревожно. – Она крепко сжала его пальцы. – Я очень сожалею о том, что своей ложью усугубила твое положение.
– Ты сказала, что мы друзья, Мария. Просто… оставайся мне другом. Мне нравится Мастерсон, но в настоящий момент я знаю тебя лучше, чем кого бы то ни было. – Он знал ее очень близко. Знал сладость ее тела, знал, как она смеется… Адам резко одернул себя, не давая волю готовому разыграться воображению. Иначе желание может взять над ним верх, и тогда может случиться непоправимое.
– Что бы ты ни пожелал, я постараюсь выполнить твое желание, – просто сказала она. – Это мой долг.
Он тяжело вздохнул.
– Если бы я был сильнее духом, я отказался бы от помощи, продиктованной одним лишь чувством долга, но сейчас ты нужна мне. Мне необходимо иметь тебя рядом.
– Ты сильный, Адам. Другой на твоем месте после всего пережитого лишился бы рассудка. – Она вдруг нахмурилась. – Мне следует называть тебя Эштон? Или ваша светлость?
Он поморщился:
– Зови меня Адамом. Я, наверное, еще не скоро привыкну к тому, чтобы считать себя герцогом.
– Лично я считаю, что титул герцога тебе в самый раз. Ты легко укладываешься в мое представление о том, каким должен быть герцог, – сказала она, немало его удивив. – Ты столько всего знаешь. Ты везде чувствуешь себя как дома, и даже если сейчас тебе не по себе, по твоему поведению этого не скажешь. И в тебе есть спокойная властность человека, привыкшего к тому, что его слушают и ему повинуются.
– Я и сам об этом думал. Но я скорее представлял себя капитаном судна. – Ему предстоит пройти немалый путь, прежде чем он сам начнет ощущать себя герцогом.
Глава 19
Уилл, пытаясь успокоиться, три часа катался верхом по окрестностям, прежде чем вернулся в Хартли. Во двор «Быка и якоря» он въехал поздно за полдень. На конюшне уже стояли кони Керкленда и Рэндалла, что означало, что они, все трое, поедут на ужин в Хартли-Мэнор.
Обиходив своего коня, Уилл пошел прямо в гостиную. Как он и ожидал, друзья перекусывали холодным мясом и сыром.
Керкленд налил ему в кружку эля.
– Наверное, ты проголодался. Хозяин сказал, что ты прибыл вчера вечером, а потом куда-то отъехал.
– Если ты хочешь знать, есть ли нам сообщить тебе что-нибудь, то ответ будет отрицательным, – сказал Рэндалл.
– В отличие от вас мне есть что сообщить. – Уилл хлебнул эля и сел за стол. – Новости в основном хорошие, но не совсем.
Керкленд затаил дыхание:
– Тело Эштона нашли неподалеку отсюда?
– Лучше. Я нашел его живым и в целом здоровым, но он получил травму головы и не помнит ничего, что происходило с ним до кораблекрушения. – Уилл глотнул еще эля. – И нас он не помнит. Я для него – чужак.
– Господи! – Рэндалл вскочил так стремительно, что опрокинул стул. – Где он? Почему ты не привез его сюда?
У Керкленда просветлело лицо.
– Я не думал, что удастся найти его живым. Но амнезия… – Он замялся, прежде чем спросить: – Ты уверен в том, что нашел именно его?
– Это он, и никаких сомнений тут быть не может. Все совпадает: даже шрам на руке, который он получил, разнимая дерущихся псов. А что касается того, почему я не привез его сюда… – Уилл нахмурился. – Он завел шашни с девицей из местных. Дочь хозяина гостиницы, которая рассказала мне о том, что Эштона нашли на берегу моря, также сообщила, что его зовут мистер Кларк и что он женат на женщине по имени Мария Кларк. Эш назвал эту Марию своей невестой. Она крепко его держит и упускать не собирается.
Рэндалл опустился на стул.
– Выходит, эта гарпия, жадная до его богатства, запустила в него когти. Но мы с ней справимся. Главное, что Эштон жив.
– Я не думаю, что она охотится за его состоянием. Она была шокирована, узнав о том, что ее жених – герцог.
– Возможно, она просто хорошая актриса, – с присущим ему цинизмом заметил Рэндалл. – Может быть, она видела его в Лондоне однажды и узнала его, когда он оказался в здешних краях, беспомощный и ничего не помнящий о себе.
– Возможно, но маловероятно. – Уилл отрезал себе два ломтя хлеба. – Эштон тоже был потрясен, когда я рассказал ему, кто он, и радости от того, что он узнал, я у него не заметил.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61
науч. статьи:   политический прогноз для России --- праздники в России на основе ключевых дат в истории --- законы пассионарности и завоевания этноса
Загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

    науч. статьи:   три глобализации: по-британски, по-американски и по-китайски --- расчет пенсий для России --- основа дружбы - деньги --- три суперцивилизации мира
загрузка...

Рубрики

Рубрики