ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Все, что он хотел, – это поправиться и вернуться в свое поместье в Норфолке, где собирался начать жизнь заново – с Индией. Однако Веллингтону удалось убедить его заняться поиском бриллиантов.
Так Торн остался в Брюсселе на день, потом на два, три, десять… С каждым часом слухи о попытках восстановить власть Наполеона становились все реальнее. А Индия тем временем была в безопасности и жила со своей семьей в Норфолке. Торн разрывался между желанием вернуться к жене и необходимостью довести порученное ему дело до конца.
В течение последующих четырех месяцев Дев несколько раз пересекал Европу – от Вены до Кадиса – в поисках бесценных сокровищ, украденных из французской казны в 1792 году, в самые темные дни революции. По слухам, многие из этих драгоценных камней попали в личный багаж Наполеона. До Ватерлоо император повсюду возил за собой запертый деревянный сундук, который охраняли два офицера, пользовавшиеся особым доверием. Веллингтон полагал, что в этом сундуке как раз и хранились пропавшие из казны бриллианты. Но ящик не был найден ни после сражения, ни в принадлежавших императору вещах после его капитуляции.
И теперь сторонники Наполеона снова подняли головы. Тот, у кого оказались эти драгоценности, мог снарядить целую армию в поддержку свергнутого императора и освободить его из заточения на острове Святой Елены, куда он был сослан после войны. Даже сейчас в Англии у Наполеона было много сторонников, которые помнили лишь его триумфальное шествие по Европе и не думали о том, скольких человеческих жизней оно стоило. Сама принцесса Шарлотта благосклонно внимала аргументам в поддержку возвращения Наполеона.
Девлин знал, что Веллингтон прав. До того как будут найдены бриллианты и выявлены сторонники Наполеона, пока остававшиеся в тени, прочный мир в Европе невозможен, а уставшая от войны Англия будет в опасности.
Была и другая причина, по которой Дев поддался настоятельным уговорам Веллингтона. Причина, о которой не знал даже герцог. Торн подозревал, что убийца родителей его юных подопечных был членом группы, пытавшейся восстановить на троне Наполеона. Их отец, старый друг Торна – без ведома Торна, – опрометчиво предпринял шаги, чтобы одним махом решить проблему наполеоновских бриллиантов.
И в ту же ночь молодой лейтенант Грэм и его жена были зверски убиты, пока трое их детей мирно спали в своих кроватках наверху.
Чувство вины терзало Торна даже сейчас. Если бы он был в ту ночь с Грэмом, а не решил заняться собственным расследованием, чтобы поскорее вернуться в Англию к Индии, его друг был бы жив.
Торн непроизвольно сжал кулаки. Дорогую же цену он заплатил за свое безрассудство! Он никогда не забудет этого урока.
Ничто уже не вернет Алекса Грэма и его жену, но Торн не успокоится, пока их убийца не заплатит за свое злодеяние.
После этого Торн поклялся, что больше никаких поручений не будет. С него довольно секретов. Пора возвращаться в поместье своих предков в Норфолк. В детстве он любил бродить по берегам тихих озер и смотреть, как они сверкают, словно начищенное серебро, под лучами осеннего солнца. Он тогда был спокоен и счастлив. И сейчас они вернут ему покой и счастье. По крайней мере, Дев на это надеялся.
А рядом с ним будет Индия. Но пока ему надо позаботиться о том, чтобы эта отчаянная, упрямая и невероятно энергичная женщина оставалась в безопасности.
Однако с каждым днем эта задача становилась все труднее.
За его домом постоянно следили, видимо, подозревая, что он связан с Веллингтоном. План герцога был прост, но гениален. Он откопал Джеймса Херрингтона в тихом полицейском участке Девона и поселил вместо Торна в его доме на Белгрейв-сквер, так что сам Торн мог тайно приходить и уходить незамеченным. Слух о потере памяти служил прекрасным оправданием любой ошибки, которую мог допустить Херрингтон, и к тому же сбивал со следа недругов Девлина. Человек, потерявший память, не представлял для них угрозы, поэтому никто не мог – и не должен был – узнать правду до того, как расследование закончится.
Даже Индия.
Особенно Индия. Как истинная Деламер, она всегда слишком много видела, слишком глубоко чувствовала и никогда не умела врать – ее всегда выдавали огромные выразительные глаза.
Ложь должна продолжаться. Внимательный глаз скоро заметит разницу между ним и Херрингтоном. Чтобы увеличить сходство с Торнвудом, Херрингтону покрасили волосы в черный цвет и сделали шрам на подбородке. Этот шрам сошел бы за настоящий даже при более пристальном взгляде, а вот небольшой шрам на лбу, равно как и легкий акцент, вряд ли.
Это означало, что Торн должен оставаться в тени. Как только Индия начнет просыпаться, ему придется уйти, оставив вместо себя Херрингтона. Он был уверен, что, если он пробудет с ней еще какое-то время, она непременно заметит разницу.
Другие тоже могут заметить.
И это может стоить всем троим жизни.
Глава 7
Прошло еще несколько часов. Индия снова впала в беспамятство. Ее опять мучили страшные воспоминания, она металась по постели и вскрикивала. Но Торнвуд ничем себя не выдал. Иначе он подверг бы опасности и ее, и себя. Он молча поил ее водой, прикладывал ко лбу мокрую салфетку или давал глотнуть опиума, когда кошмары становились невыносимыми. Наконец, когда солнце уже стояло высоко над крышами Лондона, он увидел, как она села.
– Он здесь, бабушка. Я же говорила тебе, что он вернется. – Индия протянула руку в пустоту, и по ее щеке прокатилась слеза. Девлин понял, что ей привиделось произошедшее накануне на балу. Уже тогда она почувствовала его присутствие.
– Спи, отчаянная моя.
Что-то мелькнуло на лице Индии.
– Девлин, это ты? Правда, ты?
Она провела дрожащим пальцем по его лбу и тихо вздохнула.
Дев осторожно опустил ее на подушки, и Индия снова уснула.
Солнце уже полностью освещало великолепный особняк на углу Белгрейв-сквер, когда Девлин Карлайл решил, что пора уходить.
Его ночное бдение не пропало даром. Жар почти спал, и Индия спокойно спала. В комнате, окно которой выходило в небольшой сад, было тихо. Сюда не доносился шум улицы.
Оставаться с Индией теперь, когда она пошла на поправку, было опасно. Он уже шесть часов не давал ей опиум, и она могла проснуться в любую минуту.
За спиной скрипнула дверь, и Девлин обернулся.
– Как она? – спросил Херрингтон, входя в комнату.
– Ей гораздо лучше. Она все еще спит, и рана, похоже, ее уже не так беспокоит.
– Оставаясь здесь, вы подвергаетесь риску.
– Жизнь вообще рискованная штука, Джеймс. Вам ли это не знать. Половина вашего полка полегла при Ватерлоо.
– Больше половины, – поправил его лейтенант в отставке. – Это единственная причина, почему я согласился на этот безумный маскарад. Он мне ненавистен, Торнвуд. Слава Богу, мне не пришлось присутствовать на балу у герцогини Крэнфорд, а то я наверняка бы себя выдал. Я не принадлежу к вашему миру, а потому чувствую себя страшно неуютно, притворяясь, будто я один из вас. Думаю, вы понимаете, что я имею в виду.
– Можете не волноваться, – успокоил его Торн. – Вы все делаете очень хорошо.
Херрингтон посмотрел на лежавшую в постели женщину.
– Что-то мне подсказывает, что ее мы не сможем обмануть.
В это мгновение Индия вздохнула и повернулась на бок.
Торн тут же вскочил и направился к двери, а Херрингтон занял его место возле постели. Но Девлин не смог удержаться: он оглянулся и бросил на жену прощальный взгляд.
Будто почувствовав что-то, Индия медленно открыла глаза.
В тот же момент Торн скрылся за дверью.
– Что ж, моя дорогая. Вы вне опасности. – Доктор встал и закрыл свой чемоданчик. – Рана уже затягивается. Вы, должно быть, очень здоровая молодая леди.
– Нет, это ваша заслуга. Бок даже не болит. – Индия немного шевельнулась и сморщилась. – Во всяком случае, не очень.
Она напряглась, когда увидела на полу чью-то тень.
– Так она поправляется, Ричардсон?
– И очень быстро, лорд Торнвуд. Просто идеальный пациент. – Доктор застегнул манжеты рубашки и взял свой чемоданчик. – Было бы хорошо, если бы все мои пациенты были такими сильными. Что вам сейчас нужно, юная леди, так это покой и постельный режим еще два дня. Потом вы будете несколько ограничены в движениях две-три недели. Надеюсь, вы последуете моим советам, иначе мне придется вернуться, чтобы…
Индия слабо улыбнулась.
– Я буду осторожна, доктор, уверяю вас. Торнвуд уже собирался проводить доктора, когда в дверь заглянули три детские мордашки.
– Так вы подслушивали?
Эндрю Грэм покачал головой, но вид у него был виноватый.
– Вовсе нет. Мы не слышали ни одного слова.
– Хотя и старались, – сказала Алексис, проталкиваясь вперед и прижимая к груди старую куклу. – Я рада, что вы здесь, – сказала она, обращаясь к Индии. – Может быть, вы останетесь навсегда? Тогда вы будете нашей новой мамой.
Эндрю сердито посмотрел на сестру.
– Нельзя просить кого-то быть твоей мамой, Алексис.
Девочка надулась.
– Я знаю. Я попросила ее быть моей новой мамой. Наша настоящая мама умерла. – Губы Алексис задрожали. – Я даже начинаю забывать, как она выглядела.
Эндрю наклонился и обнял сестру.
– Я знаю, что ты по ней скучаешь. Мы все скучаем. Но все равно нельзя приказать кому-нибудь занять ее место.
– Почему?
– Потому что… черт! Просто так не делают.
– А как делают? – нетерпеливо спросила Алексис.
– Как-то по-другому, вот и все.
– А я никому и не приказывала. Ведь, правда? – Она посмотрела на Индию.
– Это не был приказ, – улыбнулась Индия. – А если и был, это самый замечательный приказ в моей жизни.
– Вот видишь. – Алексис торжествующе посмотрела на брата. – Я же сказала тебе, что не приказывала.
Лорд Торнвуд откашлялся.
– У вас пять минут на то, чтобы поговорить с леди Деламер. А потом – марш в детскую готовить уроки.
Раздался коллективный стон, но Торн был непреклонен.
– Пять минут, не больше. После того как я провожу доктора, вы пойдете к себе.
Как только Торн вышел, Алексис подбежала к Индии.
– Как это случилось? Вас подстрелил шпион? Один из людей Наполеона? Папа – то есть граф – рассказал нам, что кругом много шпионов, даже здесь, в Лондоне.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51

загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

Рубрики

Рубрики