ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


Капитан услышал крики, доносившиеся с другой стороны шлюпа, и увидел половину команды «Цыганки», столпившуюся у трапа.
– А возможно, у вас неприятности с живым грузом на борту? Может быть, это тот худой рыжеволосый мальчишка, который приехал сюда на такой лошади, каких в этих краях никогда не видывали?
– О чем это вы?
– О чем? Молодой человек такой наружности был недавно замечен в Лондоне. Он пытался продать один из самых редких на свете розовых бриллиантов. Любопытно, вы не находите?
Француз прислонился к перилам палубы.
– Ваш и соотечественники, друг мой, говорят, что любопытство сгубило кошку, не так ли? Не лучше ли вам об этом помнить?
Крики стали громче, и Фрезье встал.
– Смотрите не попадите в руки судьи из-за убийства. Или неестественных склонностей.
Француз мрачно смотрел, как незнакомец покидает корабль. Что-то в этом человеке его страшно раздражало, но если он говорил правду о бриллианте, следовало быть крайне осторожным.
Но сначала надо разобраться с неуправляемой беснующейся англичанкой.
Когда капитан шел по палубе к своей каюте, матросы поспешно разбежались.
– Что, черт возьми, здесь происходит? – проворчал он.
– Это все мальчишка, – сказал кто-то. – Вы еще покажете ему, что почем?
Капитан стал чернее тучи.
– Занимайтесь своим делом!
– Да, капитан.
Крики, доносившиеся из каюты, были оглушительными. Капитан распахнул дверь.
– Прекрати этот вой!
– Наконец-то ты пришел!
Не обращая внимания на мальчишку, капитан приказал Фроггету выйти.
– Послушайте меня…
– Не испытывай мое терпение, старик, – резко бросил Француз.
– Иди, Фроггет. Я не боюсь этого гада.
– Ты уверен… э-э… Джереми?
– Уверен.
У входа в каюту стояли, ухмыляясь, два матроса, готовые оттащить Фроггета на палубу.
Когда дверь закрылась, капитан повернулся к Индии.
– Не подходи. – Она загородилась ящиком комода. Пират сделал шаг вперед.
Ящик пролетел мимо его плеча и ударился о стену. Две сотни патронов рассыпались по полу.
Индия поскользнулась на патроне, и ее отбросило назад к кровати.
– Не подходи, или я опять закричу. А потом сломаю тебе шею.
Француз вдруг оказался сзади, и его пальцы легко коснулись ее шеи.
– Ты поранила свою, дурочка.
– Я в порядке.
Жесткие пальцы погладили ушибленное место, а потом его губы скользнули к ее уху.
Индия сглотнула, чувствуя, как странное тепло разлилось почему-то по ее ногам и стало подниматься выше. Она попыталась оттолкнуть его.
– Прекрати, – прохрипела она, потому что у нее вдруг пересохло в горле.
Он приложил палец к бившейся на ее шее жилке и тихо спросил:
– Ты меня боишься?
– Вот еще, – солгала она. – Просто мне не нравится, когда со мной грубо обращаются, суют мне в рот язык и тычут холодными пальцами.
– И кто так делал? – почему-то взорвался он.
– Полагаю, что многие. – Она небрежно пожала плечами. – Я уже не помню.
– И ты позволяла этим недоумкам, у которых руки как кувалды, такие вольности?
– Мне было любопытно. Были вещи, которые мне хотелось узнать. А тебе-то какое до этого дело?
– Что ты хотела узнать?
– Что чувствуешь… ну, можно ли узнать… – Она запнулась, словно не могла подобрать нужные слова. – Да ты ведь пират. Разве ты можешь понять?
– Может, и могу. И смогу ответить на твои вопросы. – Он запустил пальцы ей в волосы. – Ты хочешь узнать, можно ли почувствовать, что мужчина возбужден, не так ли? И что ты сама можешь почувствовать?
– Вот чепуха! – возразила она, но все же замерла. Тепло уже добралось до ее коленей. – Просто из-за того, что мы все время переезжали с места на место, потому что мой отец всегда занимался поисками сокровищ и новых открытий, у меня никогда не было возможности… я хочу сказать, что так и не узнала…
– Желанна ли ты как женщина? Задрожит ли от желания мужчина при виде твоих губ или прикоснувшись к твоим прелестным грудям? Так, детка?
– Нет! Я никогда не говорила…
Но диалог зашел слишком далеко. Она была прижата к его твердому как скала телу.
– Мне ответить тебе сейчас, моя красавица? Сказать, что ты можешь найти ответы в моем теле?
Индию мучили сотни вопросов, на которые она так и не нашла ответов: Девлин отправился в Ватерлоо. Но ее мучило и кое-что другое, гораздо более сильное, чем эти вопросы.
– Отпусти меня.
– Разве вам не нужны ответы?
– Не от тебя.
– Ты хочешь меня, моя дикарка. Твоя кровь уже бурлит и горит от желания.
– Нет!
– Ты найдешь ответ на свои вопросы прямо сейчас – поцелуй меня, и ты прочтешь его на моих губах.
Она оцепенела, завороженная его горящим взглядом, охрипшим от желания голосом.
Она хочет этого незнакомца. Этого пирата.
Самого низкого негодяя.
Она снова попыталась вырваться, но он не пускал ее. Золотая серьга блеснула в свете свечи. Разозлившись, она ударила его дрожащими пальцами.
– Нет, – крикнула она, хотя желание уже сжигало ее. – Только не ты.
Его смех отозвался эхом в маленькой каюте. Его мозолистые руки обхватили ее бедра.
Потом он стал массировать напряженные мышцы ее спины, так что Индию помимо воли передернуло. Скольких женщин он в своей жизни массировал, чтобы научиться такому искусству?
– А как насчет тех недоумков с ручищами как кувалды? Ты их останавливала? Или ты вскрикивала от удовольствия, когда они до тебя дотрагивались вот так? – Его руки скользнули вниз.
– Нет, – прохрипела она.
– Не понимаю. «Нет» – ты не останавливала своих английских любовников или «нет» – не кричала от удовольствия?
– Ни то и ни другое, свинья. Презренный, порочный козел!
– Как же я рад это слышать, дикарка. Значит, все это только для меня? Мы с тобой… вот так… вместе. От одного рассвета до другого, моя дорогая.
– Ты с ума сошел! Когда отец и братья обо всем узнают, они тебя убьют. Но сначала они тебя свяжут и сдерут кожу, как это делают бандиты в Индии. А потом возьмут раскаленные угли…
Она умолкла на полуслове, потому что он всей тяжестью своего тела придавил ее к кровати.
– Твой язычок словно кнут. Ты, должно быть, всегда отпугиваешь им мужчин, не так ли?
Его замечание ошарашило ее. Ей всегда приходилось следить за тем, что она говорит, скрывать свое настроение и свой авантюрный характер. В противном случае она становилась предметом осуждения и сплетен, которыми развлекалось высшее общество Лондона.
– Значит, это правда, детка.
Черт бы его побрал. Все-то он замечает.
– Нет, не правда, будь проклято твое подлое, коварное змеиное сердце!
Она бешено извивалась, пытаясь сбросить его мощное тело, но это было так же бессмысленно, как черпать воду из Темзы решетом.
– Я думаю, что ты должна решить: или я козел, или у меня сердце рептилии. Но даже я, совершенно не разбирающийся в зоологии, знаю, что нельзя одновременно быть и тем и другим.
Она молча продолжала бороться, но безуспешно.
– Но ты получила ответ на свой вопрос. Тебе ответило мое тело – горячее и твердое. Детка, ты желанная женщина – во всех смыслах этого слова.
Она высвободила руку и изо всех сил заехала кулаком ему в подбородок. Когда он отшатнулся, она вскочила на ноги.
– Как же ты прекрасна, – прошептал он, но в его голосе таилась опасность.
Она проследила за его взглядом и покраснела до корней волос: пуговицы на рубашке расстегнулись и была видна ее грудь с торчащими бугорками сосков.
– Судя по виду этих прелестных бутонов, твоя кровь бурлит так же, как моя.
Ругаясь на чем свет стоит, Индия запахнула рубашку и попятилась к двери.
– Да, от злости. И от ненависти. Клянусь честью, ни от чего другого.
В серой предрассветной мгле его повязка на глазу была такой же черной, как дорога на Ватерлоо, как большие пушечные ядра на телегах, с грохотом проезжавших по булыжной мостовой в сторону фронта.
– Честью? – Он не скрывал сарказма. – Странно слышать это слово из уст женщины. А у тебя есть честь, англичанка? И ты держишь слово, если клянешься честью?
– Всегда!
– А-а. – Его пальцы слегка дрожали. – А когда ты дашь клятву верности мужчине, за которого однажды выйдешь замуж, твой ответ будет честен?
Замужество – это как раз то, о чем ее мать и бабушка не уставали повторять. И тогда Девлин Карлайл будет отодвинут в прошлое – туда, где ему и место.
– Да, будет.
Но почему ее пробирает холод, когда она произносит эти слова?
– Значит, это долг чести?
– Разумеется. Почему ты так на меня смотришь?
– Потому что ты не будешь счастлива в объятиях почтенного английского лорда. В тебе слишком много огня. А он никогда не заставит тебя вскрикивать от страсти. Если ты выйдешь замуж за такого человека, уверяю тебя, ты очень скоро сделаешь его рогоносцем.
– Никогда. Если я и выйду когда-нибудь замуж, это будет не по любви. Но я буду честной, и верной, и самой послушной, как велит долг, женой.
– Разве мужчине нужен долг в постели? – горько засмеялся он.
– Неужели в тебе нет ни капли порядочности?
– Нет. Она исчезла, когда я покинул свою страну и попытался научиться вашим холодным английским привычкам. – Он пожал плечами. – Что прикажете делать с порядочностью? Ею не наполнишь желудок, не согреешь постель. Давай больше не будем говорить о порядочности. А заодно и о чести. Будем говорить только об ослеплении. Об ударе молнии. Потому что именно это я испытал, когда увидел тебя в первый раз – прекрасную и дикую, на великолепной белой лошади, которую ты украла.
– Я ее не украла…
– Ах да. Я забыл. Ты просто взяла из конюшни герцога то, что принадлежало тебе.
– Ты не можешь держать меня здесь! И я не подчинюсь тебе, как ты того хочешь. Никогда! Даже если бы ты был единственным живым представителем мужской половины человечества.
– Боже, что за язык. Острый как бритва. Но скоро я почувствую, какой он на самом деле мягкий и бархатный.
– Ни за что! И если ты сейчас же не откроешь дверь…
– Капитан! Откройте! – В дверь барабанили, а по палубе грохотали тяжелые шаги.
Француз распахнул дверь.
– В чем дело?
На пороге стоял первый помощник.
– Это сброд с низовьев реки, капитан. Они решили, что настало время навсегда прогнать вас со своей территории.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51

загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

Рубрики

Рубрики