ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 



Психология художественного творчества

Хрестоматия
Составитель т. К.В. Сельченок.
Мн.: Харвест,
1999.
Настоящая хрестоматия посвящена одному из важнейших ас-
пектов душевной жини человека. Как зарождается образ в глуби-
нах человеческой психики? Каковы психологические законы вос-
приятия прекрасного? В чем причина эстетической жажды, от
рождения присущей каждому из нас? Психология художественно-
го творчества - это и феномен вдохновения, и тайна авторства, и
загадка художественного восприятия, искусства не менее глубоко-
го и возвышенного, чем умение создавать шедевры.
Из века в век подтверждается абсолютная истина - законы
жизни неизменно соответствуют канонам красоты. Художествен-
ное творчество является сутью, фундаментом и вершиной творче-
ства как такового. Изучая этот чрезвычайно интересный и увле-
кательный предмет, можно понять самые сокровенные тайны
бытия. Именно такими прозрениямя славятся великие деятели
искусства.
УДК 159.9:7
ББК 88.4
ISBN 985-433-523-2
c К.В. Сельченок, составление, 1999
c А.Е. Тарас, составление и редакция серии,
1999
ПРЕДИСЛОВИЕ
Содержание работ, собранных в настоящей хресто-
матии, посвящено одному из важнейших аспектов ду-
шевной жизни человека. Интересно отметить, что фе-
номен вдохновения, являющийся центральным для
всякого художественного творчества, для древних че-
ловековедов являлся священным и тайным. Таковым
же он остается и для нас. За последние десятилетия
психологам все же удалось приподнять священную за-
весу над тайнами художничества. Лучшие из этих до-
стижений собраны в предлагаемом Вашему вниманию
сборнике.
Мало кто осознает, что художественное творчество
является сутью, фундаментом и вершиной творчества
как такового. К примеру, научное творчество нам
представляется лишь частным случаем художествен-
ного. Ведь из века в век великие ученые подтверждают
абсолютную истину - законы природы неизменно со-
ответствуют канонам красоты. В конце концов, всем
известно расхожее выражение <научная картина ми-
ра>. Жаль, что мало кто обращает внимание на слово
<картина>.
Как зарождается образ в глубинах человеческой
психики? Каковы психологические законы восприя-
тия прекрасного? Наконец, в чем причина самой эсте-
тической жажды, от рождения присущей каждому из
нас? Психологией художественного творчества, как
ни странно, интересуются не одни лишь художники и
искусствоведы. Ведь предметом этой дисциплины яв-
ляется не только тайна авторства, но и загадка художе-
ственного восприятия, - искусства не менее глубоко-
го и возвышенного, чем умение создавать шедевры.
Интерес к психологии художественного творчества
может рассматриваться в качестве признака истинной
культурности человека. Всякий культурный человек,
естественно интересующийся глубинными причинами
творения естества рано или поздно обращается к изу-
чению основ созидания, знание о которых он может
почерпнуть прежде всего в постижении психологии ху-
дожественного творчества. Без этого нет ни психотера-
пии, ни педагогики, ни даже практической психологии
управления. Ведь психология художественного творче-
ства изучает высшие законы функционирования пси-
хики творца. Это - особая дисциплина, вмещающая и
исследование любви, и изучение таинства истинного
философствования, и постижение психологических
основ религиозной жизни человека. Через изучение
этого высокого предмета только и можно понять, как
следует гармонично развивать собственных детей, ула-
живать всевозможные конфликты и придерживаться
индивидуального духовного пути. В конце концов, это
все попросту чрезвычайно интересно!
Составитель
Отто РАНК
ЭСТЕТИКА И ПСИХОЛОГИЯ
ХУДОЖЕСТВЕННОГО ТВОРЧЕСТВА
Поэтические произведения подлежат психологиче-
скому анализу более, чем какие-либо другие художе-
ственные произведения, и потому в этой главе мы зай-
мемся преимущественно ими, только случайно затра-
гивая другие области художественного творчества.
Если мы зададим себе два основных эстетических
вопроса, а именно, какого рода то наслаждение, кото-
рое дает нам поэтическое произведение, и каким пу-
тем это наслаждение вызывается, то сейчас же появля-
ются противоречия, неразрешимые, пока мы при на-
шем анализе ограничиваемся только процессами,
происходящими в сфере нашего сознания. На первый
вопрос мы должны ответить, что содержание поэтиче-
ских произведений большей частью будит в нас мучи-
тельные аффекты; несчастье и печаль, страдание и ги-
бель благородных людей для трагедии единственная,
для эпоса, романа, новеллы наиболее частая тема. Да-
же там, где вызывается веселое настроение, оно воз-
можно только благодаря тому, что в силу недоразуме-
ний или случайностей люди попадают на некоторое
время в тяжелое и, казалось бы, безвыходное положе-
ние. Наслаждение художественным творчеством до-
стигает своего кульминационного пункта, когда мы
почти задыхаемся от напряжения, когда волосы вста-
ют дыбом от страха, когда непроизвольно льются сле-
зы сострадания и сочувствия. Все это ощущения, ко-
торых мы избегаем в жизни и странным образом ищем
в искусстве. Действие этих аффектов очевидно совсем
иное, когда они исходят из произведений искусства, и
это эстетическое изменение действия аффекта от мучи-
тельного к приносящему наслаждение является пробле-
мой, решение которой может быть дано только при
помощи анализа бессознательной душевной жизни.
Это измененное отношение к нашим аффектам не
может быть объяснено только тем, что зритель или
слушатель знает, что перед ним не действительность, а
только ее отражение. Этой причиной, правда объясня-
ется, почему факты, неприятные для нас в действи-
тельной жизни, в этом мире грез вызывают у нас весе-
лое настроение, как это было только что упомянуто
для комедии и подобных произведений; в более важ-
ных случаях дело объясняется, однако, иначе. Нере-
альность фактов не прекращает их нормального дей-
ствия на наше чувство; они вызывают те же аффек-
ты - страх, отвращение, негодование, сочувствие и
т.д., принимаются, следовательно, по крайней мере, в
отношении их воздействия, совершенно серьезно -
абсолютно уравнены с реальными. Сами аффекты от-
личаются от аффектов, вызванных действительнос-
тью, и притом не причиной их возникновения и не
формой проявления, а характером наслаждения, не-
адекватным содержанию.
Тем самым дан ответ и на второй вопрос. Главное
средство, при помощи которого влияет поэтическое
искусство, заключается в том своеобразном положе-
нии, в котором оказывается слушатель. Как бы при
помощи внушения он принужден переживать, то есть
превращать в субъективную действительность вещи,
рассказываемые другим, причем, однако, он никогда
не забывает о реальном положении вещей. Степень
достигаемой иллюзии различна в разных видах искус-
ства, как различны средства внушения, пускаемые в
ход. Эти средства обусловлены отчасти внутренними
причинами - материалом, отчасти они заключаются в
технических вспомогательных приемах, с течением
времени развившихся в типичные формы, передаю-
щиеся по наследству от поколения к поколению. С
другой стороны, те приемы, при которых иллюзия до-
стигается путем прямого подражания действительнос-
ти, каковы, например, применяющиеся на современ-
ной сцене, сюда не относятся, не имея ничего общего
с сущностью поэтического искусства. О двух других
видах искусства мы поговорим позже.
Мы остановимся прежде всего на том странном по-
ложении, в котором оказывается каждый, когда по-
этическое произведение проявляет на нем свое полное
воздействие. Он чувствует правдивость этого произве-
дения, знает его выдуманность, причем, его ни в ма-
лейшей степени не трогает этот непрерывный раздор
между действительностью и грезой, при других усло-
виях вызывающий мучительный аффект. Если мы
прибегнем к сравнению с другими продуктами фанта-
зии, в особенности со сном, часто сравниваемым с по-
эзией, то найдем, что в сновидении иллюзия совер-
шенно полная. Видящий сон - если оставить в сторо-
не исключительный случай (чувство сна во сне) - ве-
рит до конца в реальность процесса. Общеизвестно,
что душевнобольной свои безумные фантазии не от-
личает от действительности. То же явление мы встре-
чаем в непосредственных предшественниках по-
эзии - в мифах. Человек этого периода, когда созда-
вались мифы - а этот период для нашей земли еще не
вполне закончился - верит в образы своей фантазии и
временами воспринимает их как объекты внешнего
мира. Поэтическое искусство не в состоянии вызвать у
нас иллюзию такой же силы, что означает понижение
его функции, соответствующее его меньшему соци-
альному значению в современном обществе; некото-
рую иллюзию оно все-таки в состоянии вызвать у нас,
и это делает его последним и самым сильным утеше-
нием человечества, для которого становится все труд-
нее доступ к старым источникам наслаждения.
Продуктом фантазии, наиболее близким к поэти-
ческому произведению и в этом, и во многих других
отношениях, является так называемый <сон наяву>,
которому временами предаются почти все люди, осо-
бое значение он приобретает в период половой зрело-
сти. Переживающий сон наяву может вынести из сво-
их фантазий определенное, довольно значительное
наслаждение, абсолютно не веря в то же время в ре-
альное существование образов своей фантазии. Дру-
гие признаки все же резко отличают сон наяву от про-
изведений искусства; он лишен формы и систематич-
ности, не знает тех вспомогательных средств, которы-
ми пользуется, как мы видели, для достижения
внушения произведение искусства; они ему не нужны,
так как такой сон эгоцентричен и не рассчитан на воз-
действие на посторонних.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 119 120 121 122 123 124 125 126 127 128 129 130 131 132 133 134 135 136 137 138 139

загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

Рубрики

Рубрики