ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Тут вы просто должны согласиться. И не спорить. Да я вижу, вы и не спорите. А вот с точки зрения значения – не только для меня, Вовки и Ляпкина Маленького, а для других людей, даже для целых народов, – с этой точки зрения человек может быть безграничен! Вы понимаете? Вот что интересно! С точки зрения значения для других людей человек может быть очень и очень разным. Я вам сейчас перечислю, каким разным может быть человек, и вы удивитесь. Итак, слушайте:1. ЧЕЛОВЕК МОЖЕТ БЫТЬ: небольшой, малый, мелкий, микроскопический, миниатюрный, карликовый, кукольный, игрушечный, крохотный, малюсенький, махонький, чуточный – и в то же время высокого роста! 2. ЧЕЛОВЕК МОЖЕТ БЫТЬ: значительный, большой, крупный, солидный, огромный, громадный, колоссальный, гигантский, исполинский, чудовищный, изрядный, почтенных размеров, громоздкий, неизмеримый, неохватный, циклопический, обширный, великий, величайший, грандиозный, титанический – и в то же время очень маленького роста! Вот такие чудеса!– Теперь вам понятно? – спросил Вовка.Я сказал, что мне понятно.А Ляпкин Маленький сказал:– Мне понятно! Но все равно мой папа самый большой!– Это то есть как? – спросил Вовка. – Твой папа, конечно, большой, но вовсе не такой уж значительный...Дело в том, что у Ляпкина-Сопелкина папа высокий, почти как наш дворник Ахмет. Только еще толще.– Очень просто! – сказал Ляпкин. – Мой папа большой и значительный, а у вас незначительные!– Почему это незначительные? – дрогнувшим голосом спросил я.Мне как-то стало неприятно.– Незначительные, незначительные! – закричал Ляпкин. – У Юрки совсем незначительный, маленького роста, как клоп! А у Вовки папа портной – тоже незначительный!Тут у меня прямо кровь прилила к голове! Мне стало так нехорошо-нехорошо, так обидно и за себя и за Вовку, я хотел что-то сказать, но задохнулся, шагнул на Ляпкина и толкнул его кулаком в грудь...Но Вовка меня отстранил и сказал тихо:– А ну-ка повтори: у кого отец клоп?– У него! – ухмыльнулся Ляпкин-Сопелкин.– А в нос не хочешь, – спросил Вовка.– Дай! – сказал Ляпкин-Сопелкин. – Все равно кло...Но «п» он сказать не успел: Вовка взял его за уши и хорошенько встряхнул. Ляпкин издал какой-то непонятный звук: «Хык!» Мы стояли и смотрели, что он дальше будет делать.– Ма-а-а-а! Я ска-жу-жу-у-у! – заревел Ляпкин.– Иди, иди! Скажи! – пригрозил Вовка. – Еще получишь!Ляпкин стих, шмыгнул носом и вдруг сказал:– А мой папа может ваших в тюрьму посадить!Я от этих слов просто оторопел! А Вовка был спокоен.– Слабу! – презрительно сказал он. – Потому что твой папа и есть та самая мизерная личность! Микроскопическая! И ты тоже! Понял?Мы повернулись и пошли.– Ты его не бойся! – сказал Вовка. – И всегда знай, что я за тебя! Понимаешь?– Понимаю, – кивнул я. – А как его папа может наших в тюрьму посадить?– Никак не может! – убежденно сказал Вовка. – Но об этом мы еще поговорим...– Мальчики! – сказал вдруг кто-то сзади. ПРО ДУЭЛЬ, А ЕЩЕ ПРО ТОЛСТЫХ И ТОНКИХ Это Усы сказал: «Мальчики!» Он стоит позади нас и улыбается. И Дик рядом с ним, на поводке.– Чем вы тут взволнованы? – спрашивает Усы.– Да так, – говорит Вовка. – Получил Сопелкин за дело.– Я слышал! – говорит Усы. – Я случайно уловил ваш разговор...– Пугает своей тюрьмой! – говорит Вовка. – Тоже мне царь Кощей! Ведь подло, скажите?Усы становится серьезным.– Оскорблять родителей своего товарища – подло! – говорит он.– Вы бы что сделали? Дали бы ему в зубы?– В свое время я бы вызвал его к барьеру.– Как – к барьеру? – спрашиваю я. – Зачем?– К барьеру – значит на дуэль. Я бы вызвал его на дуэль. Стрелялся бы с ним.– Я знаю! – говорит Вовка. – Дуэль – это было раньше.– А вы стрелялись? – спрашиваю я Усы.– Бывало, милый Юра, – говорит Усы. – В молодости.– Из ружья?– Из ружья не стреляются, – говорит Вовка. – Из пистолетов бывает дуэль. Или на шпагах. Правда?Усы кивает.– Расскажите! – прошу я.– Пожалуйста, – улыбается Усы. – Если тебя кто-нибудь оскорбит, тебя, или твоего друга, или твоих близких – что, в сущности, одно и то же, – ты обязан был вызвать обидчика на дуэль. Потому что это дело чести. Ничего нет выше чести! Ясно, мальчики?Мы с Вовкой киваем.– Ну, имею честь! – говорит Усы. Он прикладывает к шляпе два пальца. Потом четко поворачивается и уходит.Мы с Вовкой смотрим ему вслед. Он уходит худой, стройный, с высоко поднятой головой. Дик тоже идет с поднятой головой.– Почему он сказал «имею честь»? – спрашиваю я.– Потому что стрелялся, – говорит Вовка. – И сохранил свою честь.– А как она бывает – дуэль? – спрашиваю я. – Расскажи!– Очень просто, – говорит Вовка. – Сначала враги выбирают секундантов. Если Ляпкин твой враг, ты можешь меня выбрать. А Ляпкин может еще кого выбрать. Секунданты заряжают пистолеты. Потом отсчитывают от барьера шаги...– От какого барьера?– От черты какой-нибудь. Или от пня, если это в лесу. Смотря от чего. Чтобы знать, с какого расстояния стреляться. Секунданты следят, чтобы все честно было. А потом по команде пуляют. Друг в друга. Кто убьет, тот и победил...– А может так быть, что оба друг друга убьют?– Может, – говорит Вовка. – Тогда оба сразу и упадут! Это значит ничья: когда оба мертвые. Но это бывает редко. Всегда один кто-нибудь здоров.А я думаю: «Интересно это все-таки – дуэль! Надо будет Ляпкина на дуэль вызвать!»– Надо Ляпкина на дуэль вызвать! – говорю я. – Только где нам пистолеты взять?– Можно на шпагах, – говорит Вовка. – Это такие длинные кинжалы. Мы бы их могли из дерева сделать. Только сейчас нету дуэлей. Сейчас только в театре дуэли остались.– Как в театре?– В Большом театре! – говорит Вовка. – В опере «Евгений Онегин». Я видел. Знаешь как там бабахают! Я даже испугался. Немножко. Там Онегин Ленского убивает...– Насовсем?– Конечно! И в школе мы читали про Онегина. Это Пушкин написал. Пушкин тоже стрелялся.– Почему они все стрелялись? – спрашиваю я.– Такое время было, – говорит Вовка. – А писатели вообще странные...– Почему?– Потому что с ними всегда что-нибудь приключается. Несоответствия у них разные...– Какие не от... неответствия?– Несоответствие формы и содержания! – важно говорит Вовка.– Как это? – не понимаю я.– Форма ихняя, внешняя, – расставляет руки Вовка, – не соответствует тому, что у них внутри...– Какая форма? У них разве форма? Они же не военные!– Чудак ты! – говорит Вовка. – Не одежда – форма! А форма тела!– И как это она не ответствует?– Не соответствует! Мне отец говорил, – объясняет Вовка. – Он знает одного такого писателя. Этот писатель толстый-претолстый, просто ужасно толстый! А пишет о тонком... Потому что внутри у него не того...– Что – не того? Разве не кровь?– Чудак ты! Конечно, кровь! Не в этом дело!– А в чем? Ты же говоришь: внутри...– Внутри – это значит содержание. Не во всем теле, а только в голове. О чем думает голова, когда человек пишет, – это и есть содержание. Вот этот писатель, о котором отец говорил, сам толстый-претолстый, а все время пишет о тонком...– О каком тонком? О худом, да?– Чудак! Это надо вообще понимать: о тонком – значит о любви! О любви, о цветах, о девчонках...Мне сразу в голову приходит Гизи: она тоненькая. Как цветок! Как колокольчик в поле!– А почему он не должен писать о тонком... о тонких девочках, этот писатель? – спрашиваю я.– Потому что он толстый!– А о чем же ему писать?– Не знаю, – говорит Вовка. – Только не о любви. О любви должны тонкие писать. Худые.– Что же ему – про коров, что ли, писать?– Про коров можно, – соглашается Вовка. – И про дома, про фабрики... Про это все пусть пишет...Мне сразу представился этот толстый писатель: как он хочет про девочек писать, а ему надо про коров, да про дома, да про фабрики... Мне его даже жалко стало.– А если бы он похудел? – спрашиваю.– Если б похудел, тогда мог бы, – говорит Вовка. – Вот как наш Усы. Такие могут.– А Усы может про тонкое писать?– Может. Но он ведь не писатель! – говорит Вовка. – Он офицер. В царской армии служил.– Я знаю, мне Иосиф говорил...– А мне он сам рассказывал! – важничает Вовка. – Видал у него шашку на стене? Он кавалерист! Сперва был в царской армии, а потом стал красный!– Как так?– Очень просто! Когда началась революция, он к нам перешел. Стал белых бить! И теперь он красный командир!– Здорово! – радуюсь я.– Конечно, здорово! – говорит Вовка. – Он хороший, этот Усы. Добрый. Ты не смотри, что он строгим кажется.Я опять думаю. Трудно все это сразу понять. Но – интересно!– А Пушкин странный был? – спрашиваю я.– Пушкин был не странный! – убежденно говорит Вовка. – Он был худой. И кудрявый. У него все точно было. Только погиб он рано – вот что жалко! ШЕСТОЕ ПИСЬМО ВОРОВСКОМУ «Сегодня случилась страшная вещь: Ляпкина Маленького выпороли! Ремнем! Представляете, как страшно! А потом у Ляпкиных был скандал. Они кричали. И все жильцы ходили в коридоре на цыпочках. Это мы с Вовкой немножко виноваты. Мы всем рассказали, как Ляпкин Маленький говорил, что его папа может наших в тюрьму посадить. Вот его отец и выпорол. Но мы с Вовкой почему-то не обрадовались. И никто не обрадовался. А мама сказала, что детей пороть нельзя. Надо с ними разговаривать. Вот как со мной. Надо воспитывать человека потихоньку. А если воспитание запущенное, никакой поркой его не исправишь. Не говоря уже о том, что это дико. И противно. Нам с Вовкой Ляпкина так жалко стало, что мы ему пять гаек подарили. Три гайки Вовка и две я. Чтоб он не плакал. Ну пока, товарищ Воровский. Юра». ГЕНИАЛЬНАЯ ГЛАВА Эта глава гениальная не потому, что она гениальная, а потому, что в ней идет разговор о гениальности.Вот послушайте, я написал такие стихи: Когда на доме нет крыши,В комнату падают снег и дождь.Когда в комнату падает снег,Это очень плохо.Когда в комнату падает дождь,Это тоже плохо.Я построю дом,На котором будет крыша.И снег будет падатьНа крышу,На крышу,На крышу.И дождь будет падатьНа крышу,На крышу,На крышу.А в комнате будетТепло и чисто.Этот домЯ построю для Гизи. Сначала я не знал, что с этими строчками делать, потому что у меня не получались рифмы. Но когда я показал эти стихи Вовке, он сказал, что никаких рифм здесь и не надо, потому что это белые стихи. Белые стихи – это значит стихи без рифм. А все остальные стихи с рифмами – это черные стихи.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46

загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

Рубрики

Рубрики