ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Если все пойдет настолько
плохо, что ему понадобится прибегнуть к самозащите, он почти наверняка
станет покойником. В своих запланированных убийствах он всегда знает,
почему, и соглашается с необходимостью... иначе я не пошлю его на задание.
(Предумышленное убийство? Проснуться утром, плотно позавтракать,
потом встретиться с жертвой и хладнокровно ее зарезать? Поужинать и крепко
уснуть?)
- Босс, я не думаю, что это работа для меня.
- Я не уверен, что у тебя подходящий характер. Но в этот раз не надо
отвергать все с ходу. Мне не очень нравится идея замедлить твой защитный
рефлекс. Более того, я могу тебя заверить, что если мы попытаемся
переподготовить тебя так, как ты просишь, я не буду тебя больше
использовать в роли курьера. Нет. Ты имеешь право рисковать собственной
жизнью... в свободное от работы время. Но твои задания всегда предельно
важны: я не стану использовать курьера, лучшие черты которого были
намеренно уничтожены.
Босс меня не убедил, но он лишил меня уверенности в себе. Когда я
повторила ему, что не хочу становиться убийцей, он, похоже, не слушал -
только сказал что-то о том, что даст мне кое-что почитать.
Я ожидала, что это - что угодно - появится на терминале в комнате.
Вместо этого через двадцать минут после ухода босса в комнату вошел
молоденький парнишка - в общем, моложе меня, - и принес книгу,
переплетенную книгу с бумажными страницами. На ней был порядковый номер и
штампы "Только лично", "Для служебного пользования" и "Строго секретно по
специальному допуску".
Я посмотрела на нее, боясь дотронуться, как до змеи.
- Это мне? Я думаю, здесь какая-то ошибка.
- Старик не ошибается. Просто подпишите расписку.
Я заставила его подождать, пока читала набранный мелким шрифтом
текст.
- Вот эта часть о том, что "никогда не выпускать из поля зрения". Я
время от времени сплю.
- Позвоните в Архив, спросите служащего по секретным документам - это
я - и я буду здесь немедленно. Но старайтесь не заснуть, пока я не приду.
Изо всех сил старайтесь.
- Окей. - Я подписала расписку, подняла глаза и обнаружила, что он
очень заинтересованно меня разглядывает. - На что это ты уставился?
- Э... Мисс Фрайдэй, вы симпатичная.
Я не представляю, что нужно отвечать в подобных случаях, потому что
это неправда. Конечно, я хорошо сложена, но я была одета.
- Откуда ты знаешь мое имя?
- Да ведь все знают, кто вы. Две недели назад. На ферме. Вы были там.
- О. Да, я была там. Но я об этом не помню.
- Зато я - да! - Его глаза сияли. - Это был единственный раз, когда я
смог участвовать в боевой операции. Я рад, что тоже внес свой вклад.
(Что же ты делал?)
Я взяла его за руку, подтянула поближе, взяла его лицо в руки,
аккуратно поцеловала его, поцелуем, промежуточным между сестринским и
"давай-ка этим займемся!" Может быть, протокол требовал чего-то
посолиднее, но он был на службе, а я все еще находилась на больничном -
нечестно давать обещания, которые невозможно выполнить, особенно
подросткам с сияющими глазами.
- Спасибо, что спас меня, - спокойно сказала я, прежде чем выпустить
его.
Бедняжка покраснел до ушей. Но он выглядел очень довольным.
Я так долго читала, что ночная дежурная выбранила меня. Однако,
сиделки все время о чем-то ругаются. Я не собираюсь цитировать этот
невероятный документ... но послушайте эти заглавия:
Сначала название: "Единственное смертельное оружие". Затем:
"Убийство как изящное искусство"
"Убийство как политический инструмент"
"Убийство в корыстных целях"
"Убийцы, изменившие историю"
"Общество за созидательную эвтаназию"
"Каноны гильдии профессиональных убийц"
"Убийцы-любители: нужно ли их уничтожить?"
"Достойные наемные убийцы - несколько реальных случаев"
""Крайняя мера" - "Мокрая работа" - нужны ли эвфемизмы?"
"Вопросы для изучения на семинарах: техника и инструменты"
Уф! Не было никакой причины читать все это. Но я прочла. Книга имела
какую-то порочную прелесть. Отвратительно.
Я решила никогда больше не упоминать о возможности поменять
специальность и не говорить о переподготовке. Пусть босс сам заговорит об
этом, если захочет это обсудить. Я набрала код на терминале, соединилась с
Архивом и сказала, что мне нужен служащий по секретным документам, чтобы
получить от меня секретный документ номер такой-то и, пожалуйста,
принесите мою расписку.
- Сию минуту, мисс Фрайдэй, - ответила женщина.
Известность...
Я с немалым беспокойством ожидала, когда появится этот паренек. Мне
стыдно сказать, но эта ядовитая книга повлияла на меня самым
неблагоприятным образом. Было раннее утро; не было слышно ни звука - и
если бы это милое создание приласкало меня, я, скорее всего, забыла бы,
что технически являюсь инвалидом. Мне нужен был пояс целомудрия с большим
амбарным замком.
Но он не пришел: симпатичный паренек сменился с дежурства. С моей
распиской пришла немолодая женщина, которая отвечала мне по терминалу. Я
чувствовала и облегчение, и разочарование - и досаду оттого, что была
разочарована. Неужели все выздоравливающие настолько сексуально озабочены?
Существует ли в больницах проблема дисциплины? Я слишком мало болела,
чтобы знать об этом.
Служащая обменяла мою расписку на книгу, потом удивила меня вопросом:
- А мне поцелуй не полагается?
- О! Вы были там?
- Там были все до единого, дорогая; той ночью у нас страшно не
хватало оперативников. Я не лучшая в мире, но я, как и все, проходила курс
начальной подготовки. Да, я была там. Не могла этого пропустить.
Я сказала:
- Спасибо, что спасли меня, - и поцеловала ее. Я пыталась сделать это
чисто символически, но она перехватила инициативу и сама решила, каким
быть этому поцелую. А именно: грубым и крепким. Этим она мне говорила, что
в любое время, когда я захочу сменить направление, она будет ждать.
А что бы вы сделали? Похоже, бывают ситуации, для которых не
существует установленных правил. Я только признала, что она рисковала
своей жизнью, чтобы спасти меня.
Именно так, потому что этот спасательный рейд не был настолько
легким, как можно было бы подумать, выслушав рассказ босса. Босс по
привычке все преуменьшает, он даже разрушение Сиэтла описал бы как
"сейсмические проблемы". Как я могла отказать ей, если только что сама
поблагодарила ее за спасение моей жизни.
Я не могла. Я позволила моей половине поцелуя ответить на ее
невысказанное предложение - скрестив пальцы, чтобы никогда не сдержать
обещания.
Наконец, она прервала поцелуй, но от меня не отодвинулась.
- Дорогая, - сказала она. - Хочешь, я тебе кое-что расскажу? Помнишь,
как ты отшила того придурка, которого они звали "Майор"?
- Помню.
- Здесь ходит нелегальная копия этого эпизода. То, что ты сказала ему
и как ты это сказала, восхитило всех. Особенно меня.
- Это интересно. Это ты тот гремлин, который скопировал ленту?
- Как ты могла такое подумать? - Она улыбнулась. - А что, ты
возражаешь?
Я обдумывала это целых три миллисекунды.
- Нет. Если людям, которые меня спасли, нравится слушать, что я
сказала этому ублюдку, я не возражаю. Но обычно я так не разговариваю.
- Никто так и не думает. - Она меня быстро поцеловала. - Но ты
сделала это, когда было нужно, и поэтому все женщины в компании гордятся
тобой. И мужчины тоже.
Похоже, она не собиралась отпускать меня, но появилась медсестра и
безапелляционно потребовала от меня отправляться в постель, а она мне
уколет снотворное - я возражала только для вида. Служащая сказала:
- Привет, Голди. Спокойной ночи. Спокойной ночи, дорогая. - Она
вышла.
Голди (ей это имя не шло - она была светлой блондинкой) сказала:
- Хотите, сделаю в руку? Или в ногу? Не обращайте внимания на Анну;
она безобидна.
- С ней все в порядке. - Мне пришло в голову, что Голди, наверное,
наблюдала за происходящим. Наверное? Определенно! - Вы были там? На ферме?
Когда горел дом?
- Когда горел дом - нет. Я была в машине, старалась как можно быстрее
привезти вас сюда. Вы ужасно выглядели, мисс Фрайдэй.
- Это уж точно. Спасибо. Голди, вы не поцелуете меня на ночь?
Ее поцелуй был теплым и ни к чему не обязывающим.
Позже я узнала, что она была в той четверке, которая поднялась
наверх, чтобы забрать меня - один мужчина нес большие кусачки, двое были с
оружием и стреляли, а Голди в одиночку тащила носилки. Но она мне об этом
так и не сказала, ни тогда, ни позже.

Я запомнила свое выздоровление как первый раз в своей жизни - за
исключением отдыха в Крайстчерч - когда я была счастлива, каждый день,
каждую ночь. Почему? Потому что я была такая, как все!
Конечно, как любой мог уже догадаться, официально я стала как все
много лет назад. У меня больше не было документов с большим штампом "ЖА"
(или "ИЧ"). Я могла войти в туалет, и никто не потребовал бы от меня
пользоваться крайней кабинкой. Но поддельные документы и фальшивое
генеалогическое древо не очень согревают душу; просто благодаря им можно
не опасаться угроз и дискриминации. Вы по-прежнему сознаете, что ни одна
нация не признает право вам подобных получить гражданство и что существует
множество мест, где вас могут депортировать или даже убить - или продать в
рабство - если откроется правда.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82

загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

Рубрики

Рубрики