науч. статьи:   демократия как оружие политической и экономической победы в условиях перемен --- конфликты в Сирии и на Украине по теории гражданских войн
ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

науч. статьи:   пассионарно-этническое описание русских и др. важнейших народов мира --- принципы для улучшения брака: 1 и 3 - женщинам, а 4 и 6 - мужчинам
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


Лукас смотрел на нее, подбадривая взглядом. Он хотел, чтобы она выговорилась. А она струсила. Ей ни за что не хотелось, чтобы мнение Лукаса о ней изменилось или он стал бы смотреть на нее с отвращением. А может, он прав?
Лукас молча наблюдал, как менялось выражение ее глаз, отражая борьбу эмоций и переживаний, и думал о том, что такое же выражение он видел в глазах у раненого оленя, когда охотники готовились добить его. Но вдруг это выражение в глазах Джессики сменилось сиянием улыбки. Однажды он уже попался на такую улыбку. Теперь он ей не поверит. Он достаточно хорошо знает ее.
— Джесс, в чем дело? — спросил он мягко.
— Ни в чем. Правда ни в чем, — заверила она его, но он ей не поверил.
— Поговори со мной, — попросил он, подсаживаясь к ней поближе.
Он изучающе смотрел на нее, и ей пришлось отвлечь его внимание, иначе он вынудил бы ее рассказать всю правду. А она как раз решила, что лучше бы ему не знать, насколько она ненормальная. Она подняла руки, запрокинула голову и пробежалась пальцами по волосам. Простыня соскользнула с ее груди, как она и хотела. Однако Лукас и глазом не моргнул. Он продолжал смотреть на нее вопрошающим взглядом.
Она улыбнулась, но улыбка получилась неуверенной. Она положила его руку себе на грудь.
— Вот это — настоящее, — сказала она. — Когда ты прикасаешься ко мне, когда ты ласкаешь меня, я забываю обо всем на свете. Люби меня, Лукас. Прямо сейчас.
Несколько мгновений он еще держался. Но потом его пальцы дрогнули, поглаживая нежный бугорок ее груди, и она затрепетала. Он прикоснулся к ней снова. Она в истоме откинулась на подушки. И тут он отдернул руку.
— Потом, — возразил он. — Мы не закончили разговор.
На самом деле он не был так тверд, как хотел казаться. Она видела это по его потемневшим глазам, распознала по хрипоте, которая вдруг возникла в его голосе. Столь долго сдерживаемое самообладание почти покинуло его.
— Я больше не хочу разговаривать. — Она надеялась, что ее улыбка достаточно соблазнительна. — Лукас, я хочу тебя. Я умираю от желания.
Она не стала ждать, пока он ей ответит. Она просунула руки ему под халат и одним движением сбросила его с плеч. При первом же прикосновении ее пальцев все его мышцы напряглись. Он не сказал ни слова, не пошевелился, и это его молчание и неподвижность только сильнее взволновали се. Она совершенно не была знакома с искусством обольщения и боялась, что все делает неправильно.
Древнейший инстинкт подсказал ей дальнейшие действия: она прикоснулась губами к его набухшей плоти. Сдавленный стон наслаждения, вырвавшийся из его груди, прозвучал для нее как сладчайшая музыка. Она приободрилась, толкнула его на подушку и улеглась на нем сверху.
Он являл собой великолепный образец мужчины. Но она уже знала об этом. Сейчас она увидела его как бы с другой стороны. Столько необузданной силы, столько безусловной мужественности, которую он ради нее так жестко сдерживал. Он не воспользовался своей силой во время любовного акта. Вместо этого он полностью подчинился ей, предоставив ей возможность распоряжаться им.
Она дотронулась до его напряженной мужской плоти, но тут же отдернула руку. Он резко приподнялся, а потом, сжимая ее в объятиях, перекатился и оказался сверху. Его взгляд был полон страсти, но где-то в глубине зрачков плясали искорки смеха.
— Дорогая, — сказал он, — есть вещи, которые не может выдержать ни один мужчина. Ожидание убивает меня.
Тут веселые искорки исчезли из его глаз. Осталась только страсть.
Его губы, требовательные, настойчивые, приблизились к ее губам, и она поняла, какой же самонадеянной дурочкой она была, надеясь, что сможет все делать по-своему. Его покорность обернулась неистовством. Поцелуем он требовал подчиниться ему. И она подчинилась, но не потому, что боялась его, а потому, что упивалась его мужественностью. Никогда в жизни она не ощущала себя женщиной. Сейчас ей казалось, что на свете нет ничего чудеснее этого ощущения.
— Я ждал тебя много лет, — прошептал он, — я мечтал о тебе и желал. Я хочу тебя всю, до последней клеточки.
Он не был нежным, да ей и не нужна была сейчас нежность. Они оба вдруг стали нетерпеливыми, необузданными, дикими. В какой-то момент, когда он был слишком грубым, она вскрикнула. Он замер и удивленно взглянул на нее.
— Ну же, — выдохнула она, — ну же!
Ее ногти вонзились в его плечи, заставляя его взять ее всю.
Он тихо засмеялся и опустился на нее. Она вскрикнула, когда он вошел в нее. Он приподнялся на руках, делая проникновение самым глубоким. Они смотрели друг другу в глаза, а потом их взгляды затуманило наслаждение. Потеряв способность мыслить трезво, она рванулась ему навстречу, и это послужило ему сигналом, которого он с таким нетерпением ждал. Он перестал себя контролировать. Пламя страсти охватило их и одновременно привело к желанной кульминации. Позже тишину нарушало только их прерывистое дыхание.
Когда эмоции улеглись, он захотел поговорить. Она же мечтала уснуть. Он долго еще лежал без сна, вспоминая разговор, который произошел у них до того, как они вновь занялись любовью. Она намеревалась что-то сказать ему, что-то, что беспокоило ее, но в последний момент почему-то передумала. Чем дольше он об этом размышлял, тем больше убеждался в том, что она нарочно увела его от темы, которая действительно беспокоила ее.
Но сейчас она спала. Ее дыхание было спокойным и ровным. Он убрал волосы с ее лица и, устроившись поудобнее, обнял ее. Голова Джессики покоилась у него на плече. Он испытывал настоящее умиротворение. Наконец-то она стала его. Возможно, она еще не знает, даже не догадывается, но теперь все в их отношениях будет по-другому.
21
— Перри, если бы это был не ты, — серьезно глядя на младшего кузена, сказал Лукас, — а кто-нибудь другой, то мы целились бы сейчас друг в друга с двадцати шагов из дуэльных пистолетов. Надеюсь, ты это понимаешь, не так ли?
Перри ослабил шейный платок, словно ему вдруг стало нечем дышать. Лукас стоял спиной к окну, и неяркий солнечный свет мешал Перри разглядеть выражение лица двоюродного брата. Голос Лукаса тоже звучал необычно — он был лишен всякой выразительности, — и все вместе привело к тому, что Перри здорово разволновался. Ему чертовски захотелось выпить.
Взгляд молодого человека пробежал по комнате; это была одна из двух комнат, расположенных на Бонд-стрит над мануфактурной лавкой, которые он снимал. Взгляд Перри остановился на подносе с графинами, стоявшем на боковом столике. Все графины, однако, были пусты.
Перри кашлянул, прочищая горло.
— Прошу прощения, но мне даже нечего предложить тебе выпить, — неуверенно проговорил он.
— Я не стал бы ничего пить, даже если бы у тебя имелась выпивка, — несколько грубовато ответил Лукас и, окинув взглядом комнату, презрительно заметил: — Перри, эта твоя комната — настоящий свинарник! Не понимаю, как ты можешь так жить? Ты что, никогда не слышал слова чистота?
Перри удивленно огляделся. Он никогда не замечал ни грязных тарелок на столе, ни книг, в беспорядке разбросанных по комнате, ни замаранной одежды, кучами громоздившейся на всех стульях.
— Ну, не все же ведь графы, — защищаясь, заявил он с дурацкой улыбочкой, — и не у всех есть армия слуг, чтобы сутками наводить чистоту.
— Хорошая отговорка, но она не сработает, — заверил его Лукас. — Ты еще не забыл, что я — твой опекун? И мне прекрасно известно, что ты можешь себе позволить, а чего — нет? Итак, где твой лакей?
— Он известил меня о том, что оставляет службу, — ответил Перри, — но я забыл подыскать ему замену. И вообще не понимаю, что ты ко мне придираешься? — Юноша обиженно поджал губы и замолчал, но долго не выдержал и укоризненно произнес: Я отлично помню те комнаты в Оксфорде, в которых жили вы с Адрианом. Там не было ни одной вещи, не засиженной мухами со всех сторон!
Увидев, что Лукас рассмеялся, Перри глубоко и облегченно вздохнул. Ведь ему предстояло дать Лукасу отчет об их, Перри и Джессики, вчерашних ночи похождениях. Перри заговорил — и на протяжении следующих пятнадцати минут, вслушиваясь в собственный рассказ о происшествии, не мог не задать себе — со всей серьезностью — вопрос: уж не стоит ли его, Перри, немедленно отправить в сумасшедший дом? Ведь он глухой ночью бродил по улицам Лондона с чужой женой! Да еще не с чьей-нибудь, а с женой Лукаса! А Лукас был метким стрелком… Перри, конечно же, понимал, что кузен не стал бы убивать его, если бы дело дошло до дуэли. Но не преминул бы преподать ему хороший урок, отстрелив, например, кончик пальца. Или сделав проборчик на голове. И ходить бы Перри всю оставшуюся жизнь с этим пробором…
Выслушав Перри, Лукас сказал:
— Итак, из всего этого следует, что моя жена, — последние два слова он произнес с нажимом и улыбнулся, когда Перри при этом вздрогнул, — моя жена убеждена, что мистер Стоун плохо кончил…
— И я с ней вполне согласен, — откликнулся Перри.
— На Боу-стрит все же, судя по всему, считают, что он скрывается от кредиторов, — напомнил Лукас.
Перри изумленно вскинул голову, и Лукас утвердительно кивнул:
— Да-да, не удивляйся, я уже побывал на Боу-стрит. Сегодня утром я первым делом отправился туда, а потом уж поехал к тебе. Я тоже думаю, что это самое вероятное объяснение исчезновения мистера Родни Стоуна. Однако нельзя исключать, что, возможно, с ним произошел несчастный случай… Так или иначе, но именно неизвестность терзает Джессику.
Лукас присел на подоконник и, скрестив руки на груди, продолжил:
— А мне не нравится, когда моя жена терзается сомнениями, Перри.
— Да-да, разумеется, — отозвался Перри; что-то в тоне Лукаса заставило молодого джентльмена замереть на стуле.
— Мне не нравится, когда она ночью сбегает из дома, — перечислял Лукас, — и носится по всему городу, а меня нет рядом, чтобы защитить се.
Перри, не поднимая глаз, сдавленно произнес:
— Я тебя понял.
— А больше всего мне не нравится, — продолжал лорд Дандас довольно резким тоном, — когда ее запирают в камере на Боу-стрит, как какую-то мелкую воровку.
Перри молчал, ему нечего было сказать.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80
науч. статьи:   политический прогноз для России --- праздники в России на основе ключевых дат в истории --- законы пассионарности и завоевания этноса
Загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

    науч. статьи:   циклы национализма и патриотизма --- идеологии России, Украины, ЕС и США
загрузка...

Рубрики

Рубрики