науч. статьи:   демократия как оружие политической и экономической победы в условиях перемен --- конфликты в Сирии и на Украине по теории гражданских войн
ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

науч. статьи:   пассионарно-этническое описание русских и др. важнейших народов мира --- принципы для улучшения брака: 1 и 3 - женщинам, а 4 и 6 - мужчинам
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Уверяю вас, что не прошло и месяца, как я понял, какую страшную ошибку совершил. Каким же я был дураком. — Но я терпеливо ждал целых три года, прежде чем что-то предпринять. Убив однажды, я решил, что смогу сделать это снова.
Руперт посмотрел на Джессику и заявил:
— Но ты тогда уже могла читать мои мысли и выведала все мои секреты…
— Это не так, Руперт, — ответила она. — Твой мысли являлись мне в виде размытых картин и ощущений. — Она посмотрела на Лукаса и пояснила: — Голос я слышала и прежде. Он рассказывал мне об убийстве отца, рисовал передо мной картины местности, где это случилось. Но только недавно я поняла, что это было на самом деле. В Хокс-хилл я вернулась с одним-единственным желанием — остановить убийцу, не позволить ему убить еще раз.
— Представьте себе, что она спасла Беллу! — со смехом воскликнул Руперт. — Вот настоящая ирония судьбы! Ты с детства ненавидела ее. Да и она никогда не сказала о тебе доброго слова. В этом ее беда, Белла не разбирается в людях.
Лукас скривил губы.
— Итак, ты решил убить Джессику, чтобы избавиться от опасного свидетеля? — спросил он.
— У меня не было выбора, — с сожалением заметил Руперт.
— И как ты собирался это сделать? — полюбопытствовал Лукас.
— Я заранее не думал об этом, — сообщил Руперт. — Я знал, что мне нельзя долго вынашивать планы. Джессика могла обо всем узнать. Решение должно быть принято и осуществлено немедленно, как только возникнут благоприятные обстоятельства. — Он замолчал, но вскоре заговорил вновь — Сегодня, когда она неожиданно возникла передо мной из тумана, а рядом не было никого, я подумал, что удача улыбнулась мне. — Он одним глотком опорожнил стаканчик виски и, словно извиняясь, пояснил: — Я хотел, чтобы все кончилось быстро и безболезненно. Я не хотел, чтобы Джессика страдала. Но она оказалась очень умна, к тому же проявила необычайную отвагу и силу духа.
— А Белла? Что с ней? — спросил Лукас — Что ты собирался сделать со своей женой?
Руперт посмотрел на свои руки, сжал кулаки и ответил:
— Я обещал ей путешествие на континент. Она всегда хотела побывать в Париже. Уж я бы что-нибудь придумал, Лукас. Несчастный случай… что-нибудь в этом роде… Пока я не решил… — Он поднял глаза на бывшего друга. — Я не жестокий человек, Лукас. Ты же знаешь. Она бы не страдала.
Тишина, наступившая после его последних слов, показалась всем странно гнетущей, зловещей. Руперт вдруг оживился и сказал, обращаясь к Лукасу:
— Время идет, Лукас. Я рассказал вам все. Полагаю, у нас с тобой и Адрианом есть дела, которые не терпят отлагательства и которые мы должны обсудить втроем.
Лукас кивнул и прошелся по библиотеке. Не ответив Руперту, он повернулся к Перри.
— Присмотри, чтобы Джессика благополучно добралась домой, — приказал он кузену, но вдруг изменил решение: — Нет. Лучше отвези ее в Хокс-хилл. Передай ее на попечение монахиням. Они позаботятся о ней. И, Перри, не оставляй ее одну. Я не желаю, чтобы кто-либо докучал ей и изводил вопросами. Ты все понял?
— Понял, не беспокойся, — тихо ответил Перри. — Пойдем, Джессика, — обратился он к девушке.
Джессика почувствовала, как сердце сжалось в груди. У нес вдруг разболелась голова.
— Я не хочу ехать в Хокс-хилл, — запротестовала она. — Я хочу поехать в Лодж.
— Таи нет никого, кто бы позаботился о тебе, — ответил Лукас, качая головой. — Я навещу тебя позже. Перри! Пора…
Она все еще пыталась возражать, но Перри положил руку ей на плечо и мягко сказал:
— Пойдем, Джесс. — Он поддержал ее под локоть, помогая подняться с дивана. — Если ты в состоянии ехать верхом, давай прокатимся на лошадях. Погода сейчас прекрасная. Дождь кончился, туман рассеялся. Ты можешь взять мою лошадь, а я возьму коня Адриана.
Лицо Перри было сосредоточенным и хмурым, и Джессика ощутила тревогу, но, когда он увидел, что она внимательно наблюдает за ним, он улыбнулся и легонько, успокаивающе похлопал ее по плечу.
У дверей она обернулась и посмотрела на мужчин, которые еще недавно были близкими друзьями. У нее возникло жуткое, неестественное ощущение, будто она видит каменные статуи. Ни один из них не пошевелился. Ей показалось, что они даже не дышат. Ни один не взглянул на нее.
Она сбросила с плеч теплый шерстяной плед, которым укутал ее Лукас, и положила его на кресло у входа.
Перри предложил ей руку, и они вместе вышли из библиотеки.
27
Когда дверь за ними закрылась, Адриан повернул ключ в замке, подошел к окну и выглянул наружу.
— У нас не так много времени, — проговорил он. Лукас, не двинувшись с места, внимательно посмотрел на Руперта.
— Я не уверен, что мы с вами знакомы, — процедил он сквозь зубы.
— Когда-то вы хорошо знали меня, — ответил Руперт, — и, смею утверждать, я не изменился. Господи, Лукас, что ты на меня так смотришь? Вам обоим прекрасно известно, что собой представлял Вильям Хэйворд. Неужели вы думаете, что Джессика, к которой, по счастью, вернулась память, прольет по нему хотя бы одну слезинку? Я уверен, что нет. Ведь он был никудышным отцом и настоящим злодеем. Что же до Стоуна, то и его жалеть не стоит. Право слово, не стоит. Я ни за что бы не лишил жизни достойного человека, а Стоун вызывал у меня острое чувство неприязни. Ради денег он был готов на все. Ну а Белла… Ведь вы оба презирали ее ничуть не меньше моего, это было написано на ваших лицах в тот момент, когда вам казалось, что за вами никто не наблюдает. Или вы полагаете, что мне хотелось навсегда остаться привязанным к этой женщине?
— Опомнись! — вскричал Лукас. — Ты все же говоришь о людях, а не о животных!
Руперт презрительно усмехнулся.
— Да брось ты! — воскликнул он и пренебрежительно махнул рукой. — Каждый из этих троих был бы способен не моргнув глазом расправиться с любым из нас. Вам обоим отлично известно, что я искренне оплакивал своих товарищей, павших на поле брани. Они погибли, хотя многим из них еще могла бы улыбнуться судьба, а эти… Эти мерзавцы жили, и земля носила их. Я не мог смириться с этим.
— А как же Джессика? — звенящим от бешенства голосом осведомился Лукас.
Руперт опустил голову и принялся листать какие-то бумаги, лежавшие перед ним на письменном столе.
— Да, я, пожалуй, не должен был трогать ее, — задумчиво проговорил он. — Но вот что я хочу сказать тебе, Лукас: ты сам во многом виноват. Если бы я знал, что она дорога тебе, я бы изменил свое намерение. Однако мне всегда казалось, что ты просто жалеешь ее. Ты такой скрытный человек, друг мой! Очень, очень жаль, что истина открылась мне слишком поздно, когда пути назад были уже отрезаны.
Адриан, стоявший у него за спиной, отрывисто произнес:
— Приехал констебль Клэй.
— Лукас, — медленно проговорил Руперт, — окажи мне последнюю услугу. Прошу тебя в память о нашей давней дружбе. У меня в библиотеке нет пистолета. Не одолжишь ли ты мне свой?
Лукас пробормотал сквозь стиснутые зубы:
— Я бы хотел посмотреть, как тебя вздернут на виселицу за то, что ты собирался сделать с Джессикой!
— Не сомневаюсь, — спокойно ответил Руперт. — Так вот, ради ее же блага — дай мне пистолет!
В холле зазвучали торопливые шаги, а потом послышался стук в дверь.
— Сэр? — Человек подождал несколько мгновений и повернул дверную ручку. Но когда дверь не поддалась, он громко сказал: — Они там, констебль, я в этом уверен.
На этот раз в дверь забарабанили сильнее. Дверная ручка резко задвигалась. Раздался голос констебля Клэя:
— Немедленно откройте. Лукас, слышите? Что, черт возьми, у вас происходит?
— Лукас, — проговорил Руперт и протянул к нему руку, — я прошу тебя ради нашей старой дружбы…
И тут Лукас мысленно перенесся в далекое прошлое. Они четверо — он, Адриан, Руперт и Филипп — снова были неразлучны. Они все вновь стали беззаботными детьми, носившимися то вверх, то вниз по лестницам этого старого дома, в библиотеке которого сейчас находились. Лукас вспомнил, как отмечался его четырнадцатый день рождения на той самой лужайке Хэйг-хауса, на которой во время бала Белла приказала разбить шатер для гостей, вспомнил, как он занимал деньги на приобретение Хокс-хилла… Вспомнил всю свою жизнь.
«Ради нашей старой дружбы», — сказал Руперт. Как звучал когда-то их девиз? «Никогда не покидай друга в беде» — так, кажется. Лояльность — вот о чем шла речь.
Его глаза наполнились слезами. Господи, что же это за ужас?! Нет-нет, такого просто не может быть! Он сейчас проснется — и кошмар рассеется. Безумные мысли проносились у него в голове, пока он лихорадочно искал ответ на свой вопрос. Но ответа не было. Осталось только горькое сожаление.
Он вынужден был признать и смириться с тем, что все происходило наяву, и ему предстояло решить, как следует поступить. И времени у него почти не оставалось.
Лукас встряхнул головой. Тот, кто поднял руку на Джессику, не мог не стать его заклятым врагом, и ему казалось, что он вот-вот задушит Руперта, или хотя бы затеет с ним драку, или…
— Ради нашей старой дружбы, — повторил Руперт. В его глазах тоже стояли слезы.
Лукас быстро подошел к нему и вложил в его руку оружие.
— Я объяснюсь с полицией, — проговорил Лукас, — но только расскажи мне, как умер Стоун.
— Я свернул ему шею, — поспешно ответил Руперт.
В дверь ударили чем-то тяжелым, и одна из створок разлетелась вдребезги.
Мужчины в последний раз посмотрели друг на друга, и Руперт прошептал:
— Прости меня, если сможешь.
Раздался выстрел. Несколько человек, ворвавшихся в библиотеку, склонились над мертвым телом.
Находившейся за много миль от Хэйг-хауса Джессике показалось, что ее ослепил яркий солнечный свет. Она пошевелилась на постели и раскрыла глаза. Ее окружали знакомые предметы. Она была в своей комнате. На столике лежал молитвенник и стоял графин с водой.
— Лукас, — прошептала Джессика и приподнялась на локтях.
Он сидел в полумраке на единственном здесь кресле, скрестив вытянутые вперед ноги. Когда она произнесла его имя, он резко встал и подошел к кровати. На его лицо падали лунные лучи, и Джессика отчетливо видела жесткие складки в углах рта, глаза, в которых читалась тревога за нее, ввалившиеся от усталости щеки.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80
науч. статьи:   политический прогноз для России --- праздники в России на основе ключевых дат в истории --- законы пассионарности и завоевания этноса
Загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

    науч. статьи:   циклы национализма и патриотизма --- идеологии России, Украины, ЕС и США
загрузка...

Рубрики

Рубрики