науч. статьи:   демократия как оружие политической и экономической победы в условиях перемен --- конфликты в Сирии и на Украине по теории гражданских войн
ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

науч. статьи:   пассионарно-этническое описание русских и др. важнейших народов мира --- принципы для улучшения брака: 1 и 3 - женщинам, а 4 и 6 - мужчинам
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

— От чего ты убегаешь?
Убийца!
Она хотела крикнуть это ему в лицо, но вдруг в ней проснулся чисто животный защитный рефлекс. Он знал, что она в Челфорде, и точно знал, где ее найти. Об этом мог знать только ее Голос, который с легкостью читал ее мысли, как она читала его. Значит, Лукас и был ее Голосом.
До сих пор она отказывалась признаться самой себе, поверить, что это так, но теперь убедилась, что она была права, — самые худшие ее опасения оправдались. Сердце ее было разбито. Она зря цеплялась за слабую надежду, что какое-то чудо докажет ей, что она ошибается. Однако теперь надежда умерла, что-то внутри у нее сломалось, и Джессика погрузилась в тихое отчаяние.
— Джесс, не молчи, скажи, скажи мне, пожалуйста, что случилось?! — Он встряхнул ее, чтобы она пришла в себя и обрела дар речи.
— Там… внутри… — задыхаясь, произнесла она, указывая на склеп. — Там… внутри…
— Ты нашла тело Родни Стоуна?! — вскричал Лукас. — Где? Покажи мне, Джесс!
Она знала, что он убьет и ее и никто никогда не узнает, где ее искать.
— Почему, Лукас? Почему? — простонала она.
— Кто знает, что творится в голове убийцы? — спросил он, мимо нее глядя в черную глубину склепа. — Я знаю только одно — его необходимо остановить. А теперь покажи мне, где ты нашла тело.
Да, убийцу надо остановить, и только она может сделать это. У нее нет выхода, и она должна доиграть этот спектакль до самого конца, как бы си ни было горько и страшно. И Джессика, изображая приступ истерии, цепляясь за его плечо, стала что-то невнятно бормотать. Это была всего лишь игра, но она обманула его. Мужчина обнял ее за плечи успокаивающим жестом, и слова его прозвучали мягко и сердечно. Но это тоже была только игра.
Они остановились на первой ступеньке каменной лестницы, ведущей в склеп святой Марты. Лукас смотрел вниз так, будто впервые видел и нишу, и подземелье под статуей святой Марты. Он был непревзойденным актером.
Приложив палец к губам, она прошептала дрожащим голосом:
— Там внизу кто-то есть. Я ударила его камнем. Наверное, я его оглушила.
Недоуменно глядя на жену, Лукас, хмуря брови, приказал:
— Оставайся здесь, — и из кармана сюртука достал пистолет.
Он попался, он попался на ее удочку! Он поверил! Значит, она тоже оказалась неплохой актрисой.
Подождав, пока Лукас исчез в черной яме, Джессика ухватилась за край плиты и толкнула ее. Она услышала удивленный возглас, потом стук его ботинок, когда он бросился наверх, чтобы помешать ей закрыть склеп. Каменная плита была очень тяжелой, но ужас придал ей сил.
И только когда плита встала на место, Джессика поняла, насколько глупой она была. В отличие от нее Лукас должен был знать, как выбраться из склепа. Ведь он столько раз входил и выходил оттуда. Она выиграла лишь немного времени.
Осознав это, она повернулась и бросилась бежать. Страх гнал ее вперед, подсказывая путь, и она выбрала извилистую дорожку среди развалин, ведущую к каменной разрушенной ограде. Ступив на развалины, она вдруг почувствовала, как покачнулась плита у нее под ногами, и Джессика, потеряв равновесие, свалилась на землю. Ударившись головой об один из камней, которых множество валялось вокруг, оглушенная, она лежала, как безжизненная кукла.
Она не знала, как долго это продолжалось, но вдруг стала осознавать, что с ней творится что-то странное. Встряхнув головой, она, моргая, широко открыла глаза, но, испугавшись, свернулась калачиком и застонала так, словно кто-то ножом ударил ее прямо в сердце. Она вспомнила… Она вспомнила все! Воспоминания, горькие и жестокие, поднимались из глубин ее сознания, захлестывали ее, затопляли, душили…
Лукас был ее Голосом! И он уже пытался убить ее раньше. Вот почему она убежала из Хокс-хилла.
История повторялась…
Но ей уже все было безразлично. Ничто больше не имело значения. Она доверяла ему полностью, без остатка. Она думала, что он заботится о ней, — но это была ложь. Он хотел заставить ее замолчать… Она знала слишком много…
У нее больше не было слез… Сухие рыдания душили ее. Ее била нервная дрожь, и зубы у нее стучали. Если бы Лукас нашел ее в этот момент, она не смогла бы защититься, не смогла бы спастись.
Придя наконец в себя, Джессика горько рассмеялась. Сколько раз она молилась, прося Господа вернуть ей память? А теперь… Теперь она считала, что было бы лучше навсегда оставаться в неведении. Бог мог бы проявить к ней свое милосердие…
Его надо остановить. Эта мысль не давала ей покоя, снова и снова возвращаясь, терзая и лишая самообладания. Сначала он убил ее отца, потом Родни Стоуна, а теперь и Беллу. Правда, тела Беллы она не нашла, но в тот жуткий момент в мрачном склепе, когда она всем естеством ощутила злобу убийцы, именно Беллу она увидела глазами души.
Но ее миссия окончилась ничем. Ее постигла неудача, неудача, неудача… Если бы Джессика не доверяла ему, Белла была бы сейчас жива.
Медленно встав на колени, она с трудом поднялась на ноги. Она не позволит себе впасть в отчаяние. Пока еще не закончился ее собственный личный ад.
Из-за толстой каменной стены донесся слабый звук, а потом Джессика услышала тихий призыв:
— Джессика?..
Лукас!
Не обращая внимания на боль от сильного ушиба, собрав все силы, она бросилась бежать.
Хэйг-хаус был единственным домом, в котором можно было найти приют и просить о помощи. Но Лукас тоже знал об этом. Она попытается опередить его, поэтому ей надо спешить. Если ей удастся проскользнуть незамеченной и найти Руперта, она будет спасена. Руперт должен знать, что делать.
Остановившись на мгновение, она старалась разглядеть в тумане дорожку и, возможно, найти лошадь, на которой в монастырь прискакал Лукас. Однако вокруг клубился туман, то поднимаясь, то опускаясь и закрывая изгороди, стены и нагромождения камней, которые от них остались и обозначали границы старого монастыря. Но, даже увидев лошадь, она не могла быть уверена в том, что возле коня ее не поджидает Лукас.
Не отрывая глаз от тропинки, она медленно продвигалась вперед. Туман мешал ей видеть, но он точно так же закрывал ее от глаз преследователя. Обеспокоенная, она оглянулась. Где он? Что он делает? Чего он ждет?
— Джессика… — послышалось откуда-то сбоку.
Страх ледяной рукой сжал горло, и она снова бросилась бежать.
Оказавшись среди деревьев, она остановилась и перевела дух. Оглянувшись назад, она не услышала и не заметила никаких признаков погони. Было тихо, копыта лошади не стучали по тропе. Она решила пойти так, чтобы он не смог преследовать ее на лошади.
Закрыв глаза руками, она согнулась и почти вползла под густые ветки старой ели. Прижавшись к шершавой коре, она посмотрела вверх. Капли дождя, повисшие на ветках и сучках, упали ей на лицо. Верхняя одежда еще не совсем промокла, но стала неприятно влажной. На мягкие кожаные полуботинки налипла грязь — их нельзя будет привести в порядок. При виде этих совершенно новых, но безнадежно испорченных ботинок она вдруг горько разрыдалась. Капля переполнила чашу.
Ей пришлось приложить массу усилий, чтобы взять себя в руки, вернуть себе самообладание, подавить рыдания и сердитым взмахом руки смахнуть с лица слезы. Двигаясь быстро и тихо, она миновала густую полосу деревьев и вышла на дорогу. Где-то высоко на холме стоял Хэйг-хаус, но сейчас его скрывал белесый туман. Вокруг не было ни одной живой души. Ветер стих, ни один лист на дереве не пошевелился.
Подобрав юбки, Джессика перебежала через дорогу и скрылась среди деревьев по другой ее стороне. С этого места начинался крутой подъем, для преодоления которого ей потребуется много сил. Не раздумывая, она стала подниматься по склону. Вскоре она ощутила острую боль в боку, икры свела судорога, дыхание стало тяжелым. Но все сразу забылось, как только она увидела дом.
Хэйг-хаус появился перед ней совершенно неожиданно и казался таким безопасным и прочным в этом сумасшедшем мире, что слезы опять навернулись у нее на глаза.
Еще раз оглядевшись вокруг, она побежала через лужайку.
25
Продравшись сквозь густые заросли кустарника, разросшегося вдоль стен Хэйг-хауса, Джессика прижалась к стене дома, словно камни могли защитить ее. Она позволила себе минутку отдохнуть перед тем, как двинуться дальше. Она все еще не была в безопасности, и Лукас в любой момент мог настичь ее. Подумав об этом, она решила осмотреться и определить, где находится ближайший вход в огромный старый особняк.
Туман немного рассеялся — молочную пелену относил вбок легкий ветерок, который всегда дул на вершинах холмов. Но как только ветерок замирал, туман немедленно сгущался, опускаясь вниз.
Джессика стояла, прислонившись спиной к стене дома в том месте, откуда была хорошо видна лужайка, на которой во время благотворительного бала стоял гигантский шатер, где гостям подавали ужин. От террасы с огромной стеклянной дверью, ведущей в бальную залу, Джессику отделяла оранжерея.
Замерев у стены дома, Джессика прислушивалась, но тишину нарушал лишь тихий звон капель, падавших с крыши в лужи. Неподалеку пропела одинокая птица. Больше ничего не было слышно. Ничего, что могло бы обеспокоить девушку.
Оторвавшись от спасительной стены, она быстро и бесшумно двинулась к террасе, но в тот самый момент, когда Джессика поравнялась с оранжереей, дверь в розарий открылась и на пороге появился Руперт. Он, наверное, испугался больше, чем она, потому что от неожиданности уронил глиняный горшок, который держал в руках. Застыв, как мраморное изваяние, Джессика не моргнув глазом смотрела, как горшок падает на траву и цветущая роза, в нем посаженная, ломается пополам.
— Джессика! — придя в себя, воскликнул Руперт. — Я и не подозревал, что ты — в Челфорде. О Господи! Что с тобой случилось?
Она смущенно опустила глаза и увидела заляпанные грязью ботинки и мокрую обшарпанную юбку. Она была похожа на огородное пугало. Но это не имело никакого значения. Она подняла на него полные страдания глаза, понимая, что ей предстоит уничтожить его счастье. Она не знала ни одного мужчины, который бы так сильно, как Руперт, любил свою жену. И вот она должна сообщить ему скорбную весть, которая разрушит всю его жизнь.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80
науч. статьи:   политический прогноз для России --- праздники в России на основе ключевых дат в истории --- законы пассионарности и завоевания этноса
Загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

    науч. статьи:   циклы национализма и патриотизма --- идеологии России, Украины, ЕС и США
загрузка...

Рубрики

Рубрики