науч. статьи:   демократия как оружие политической и экономической победы в условиях перемен --- конфликты в Сирии и на Украине по теории гражданских войн
ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

науч. статьи:   пассионарно-этническое описание русских и др. важнейших народов мира --- принципы для улучшения брака: 1 и 3 - женщинам, а 4 и 6 - мужчинам
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

И послала его разыскивать меня?
— Да, — виновато кивнула Джессика. — Видишь ли, я решила, что ты все-таки любишь меня, хотя и пытаешься уверить в обратном. И я подумала, что Белла не выйдет за тебя замуж, если услышит про нашу связь. Ведь она такая гордячка.
Джессика смахнула с ресниц слезы и продолжила:
— Я поступила так не только ради себя. Я заботилась о твоем благе. Нельзя было допустить, чтобы ты стал мужем Беллы. Ведь никто не знает ее так хорошо, как я. Она лжива, жестока и бессердечна. Я обо всем этом догадалась раньше, еще до того, как Руперт рассказал мне о ней… То есть… конечно, не на словах… Просто он очень переживал из-за своей ошибки, и я могла читать его мысли. Но и без Руперта я знала, что ты не будешь счастлив с ней.
Она перевела дыхание и заговорила опять:
— В тот вечер… в вечер убийства… я не могу объяснить почему, но я очень беспокоилась. Я направилась к твоему дому, потому что была уверена, что именно туда пошел отец. Голос не оставлял меня в покое, и я думала, что это ты. Ты был тогда не то что раздражен, но попросту взбешен, и я винила во всем себя, свою взбалмошность. А потом Голос сообщил мне, что вот-вот произойдет убийство, и я опять побежала по тропинке к твоему дому, надеясь остановить тебя. Я бежала кратчайшей дорогой, но все-таки опоздала. Я не знаю в точности, что именно случилось потом, но только убийца преследовал меня по пятам, и я была уверена, что это ты. Я чувствовала себя обреченной. Голос хотел моей смерти…
Тут Джессика опустила голову, помолчала, а затем коротко поведала собеседнику, как ей удалось спастись и как она, в отчаянии бродя по улицам Лондона, попала под колеса кареты прямо у ворот монастыря сестер Девы Марии.
Снова наступило бесконечное молчание, которое первым нарушил Лукас. В его голосе Джессика услышала странные нотки.
— А тебе не показалось, что Руперту было жаль убивать тебя? Неужели он мог испытывать сожаление или даже сострадание?
Джессика кивнула.
— Руперт боялся того странного дара, которым я обладала, и ненавидел его. Но ко мне он всегда относился хорошо. Он не лгал, когда говорил, что любит меня, — ответила девушка.
В другой части дома заплакал ребенок. Ветер пошевелил оконные занавески. В дальнем конце коридора открылась и тут же захлопнулась дверь.
Лукас глубоко вздохнул.
— Джесс, попытайся сейчас уснуть, — посоветовал он и пообещал: — Завтра я снова навещу тебя.
Она сделала последнюю попытку разрушить тот невидимый барьер, который ом возвел между ними.
— Лукас, пожалуйста, возьми меня с собой, — попросила она. — Я не хочу оставаться одна. Я знаю, как много значил для тебя Руперт. О Господи, как ужасно все то, что случилось!
— Я верю, что ты говоришь искренне, — тихо отозвался Лукас, но он не смотрел ей в лицо.
— Да, это так. Мне очень жаль… — прошептала Джессика.
Впервые его голос выдал то страшное напряжение, в котором он находился последнее время, когда он снова заговорил, отвечая на ее просьбы:
— Нет, Джесс, тебе лучше остаться на попечении монахинь. Нам с Адрианом предстоит много дел. В частности, мы должны согласовать все детали и договориться о том, что будем говорить на допросе. Ведь необходимо, чтобы наш рассказ звучал правдоподобно. Ну а после расследования состоятся похороны Руперта. Мы должны также подумать и о перезахоронении останков Родни Стоуна. Нам придется заняться всем этим.
— А где будет похоронен Руперт? — спросила Джессика.
— В старом монастыре. Там уже более двухсот лет покоятся все Хэйги. Я думаю, церковники станут возражать, потому что он наложил на себя руки, но я надеюсь уговорить их, — тихо произнес Лукас. — Так что, как видишь, мне не удастся в ближайшее время уделять тебе достаточно внимания.
Она только молча кивнула. Спорить было бессмысленно. Лукас и Адриан очень любили Руперта, и она не могла разделить с ними их горе. Джессика все понимала, но все же ей было больно и горько.
— Тогда до завтра, — сказала она.
— Спокойной ночи, Джесс, — попрощался Лукас.
Дверь за ним закрылась, и Джессика осталась одна. Она изо всех сил сдерживалась, чтобы не разрыдаться, и перебирала в памяти все события, происшедшие с той самой вечерни, на которой она поняла, что Голос опять собирается убивать. Да, она натворила много глупостей, но если бы ей еще раз пришлось прожить эту часть своей жизни, она, наверное, поступала бы точно так же. Ей было очень жаль Родни Стоуна, и все же она не проиграла. Не проиграла, потому что не позволила Голосу убить снова.
Белла. Ей опять вспомнились слова Руперта, сказавшего: «Какая ирония судьбы! « И он был прав. Судьба действительно сыграла с ним злую шутку. Ей же, Джессике, выпали на долю все испытания и несчастья, которые она терпела ради спасения жизни женщины, которую она всю жизнь ненавидела. Ради Беллы. И Джессика расплакалась.
28
Розмари оставила Джессику и Элли пить чай, а сама отправилась на поиски Лукаса. Она нашла его в кабинете, где он неспешно складывал в кожаный саквояж — ее подарок ему на день рождения — какие-то документы. Розмари понимала, что сейчас не самое лучшее время для разговора с сыном. Все они только что вернулись из монастыря, где состоялись похороны Руперта. Лукас очень скорбел о своем друге, и она разделяла эту его скорбь. Лукас был душеприказчиком Руперта и через час отправлялся в Лондон, где он собирался посоветоваться с адвокатами покойного. Белла должна была сопровождать его.
Розмари не хотелось еще больше огорчать сына, но другого выхода у нее не было. Ей следовало незамедлительно сообщить ему одно известие. Она не могла ждать его возвращения.
— Это вы, матушка? — сказал он, увидев ее на пороге. — Заходите, пожалуйста. — И Лукас закрыл саквояж. — Я надеюсь, вы позаботитесь о Джессике, пока меня тут не будет. Ей пришлось столько пережить. Прошу вас, заставьте ее побольше отдыхать и почаще есть. За последние несколько дней она проглотила только пару ложек бульона.
— Видишь ли, Лукас, — медленно проговорила Розмари, — боюсь, что на этот раз, к сожалению, я не смогу выполнить твою просьбу. Меня здесь скорее всего тоже не будет.
Сын, нахмурившись, посмотрел на нее.
— Я не понимаю вас, матушка. Что вы имеете в виду, говоря, что вас тоже не будет? — удивился он.
— Я, наверно с, приму предложение сэра Мэтью Пейджа и уеду с ним, — ответила она спокойно, — если, конечно, он позволит мне это. Ведь я обошлась с ним не слишком хорошо.
Она прошла в глубину комнаты, однако садиться не стала. Лукас продолжал стоять, и она понимала, что окажется в невыгодном положении, если позволит ему возвышаться над собой. Ей не хотелось выступать в роли просительницы, тем более что она вовсе не собиралась умолять сына об одолжении. Она просто намеревалась открыть ему истинное положение дел.
— Та-ак, — мрачно протянул он.
— Я рассчитываю, что ты меня поймешь, — сказала Розмари Уайльд. — По крайней мере — попытаешься. Я поняла, что должна поступить именно так, когда увидела сэра Мэтью на похоронах Руперта. — Розмари не выдержала и всхлипнула. — Господи, он так постарел, что я с трудом узнала его. У меня просто сердце разрывалось от боли, когда я глядела на него.
— Но, матушка, кажется, вы позабыли, что он обычный пьяница, — возмутился Лукас. — Вот почему он кажется дряхлым стариком.
— Как презрительно звучат твои слова, — печально сказала Розмари. — Впрочем, ничего удивительного: ведь раньше ты называл Мэта и негодяем, и распутником. Для тебя он всегда был кем-то вроде преступника.
Лукас вздрогнул, как если бы его ударили, но она этого не заметила, потому что доставала из ридикюля платок, чтобы вытереть повлажневшие глаза.
— Лукас, я не хочу ссориться с тобой, — тихо произнесла она. — Я пришла лишь затем, чтобы попрощаться. Как-то ты сказал мне, что Мэту не позволено переступать порог этого дома. Не думаю, что теперь ты переменил свое мнение. Ты полагаешь, Мэт не заслуживает даже презрения. Что ж, значит, ко мне ты относишься ничуть не лучше. Да, Лукас, мы с ним обманывали твоего отца, но я знаю, что твой отец — в отличие от тебя — умел прощать.
Тут Розмари подошла к сыну почти вплотную.
— Лукас, я всегда гордилась тобой, — заявила она. — И я хочу, чтобы ты понял: я люблю тебя даже тогда, когда, как мне кажется, ты поступаешь дурно. Сейчас ты заблуждаешься. Жизнь куда сложнее, чем тебе представляется. Но ведь ты обитаешь в придуманном, сказочном мире.
Лукас жестом остановил ее.
— Когда-то и Джесс говорила мне нечто подобное, — пробормотал он.
— И она была права, — кивнула Розмари. — Не все так счастливы, как ты. На жизненном пути многие из нас оступаются и потом вынуждены платить за свои прегрешения. Но это не значит, что мы испорчены до мозга костей. Ты смотришь на Мэта и видишь лишь пьяницу и распутника, но неужели тебе не встречались и другие люди, которых…
— Я понимаю, матушка, вы говорите о Руперте, — произнес с горечью Лукас. — Но мне и в голову не приходило, что он покончит с собой. Его жена была потрясена случившимся не менее остальных…
Лукас замолчал, и Розмари продолжала:
— Думаю, я сказала тебе достаточно. Если ты не возражаешь, за своими вещами я пришлю позже. И не тревожься за меня. Я знаю, что ты не любишь Мэта, но не сомневайся: он сумеет сделать меня счастливой. Впрочем, это не самое важное. Главное, чтобы он сам был счастлив, но это уж моя забота. Прощай, дорогой. Мне будет очень недоставать всех вас. — И она со слезами на глазах направилась к двери.
Она почти вышла из комнаты, когда Лукас наконец пришел в себя и торопливо нагнал ее.
— Матушка, — проникновенно сказал он, — вы всегда будете желанной гостьей в любом из моих домов. Она печально покачала головой.
— Как я смогу навещать тебя, если Мэт, подобно собаке, должен будет дожидаться меня у дверей? — спросила она. — Ведь мой сын по-прежнему считает его негодяем. А я не хочу и не стану обижать старого друга.
И она ступила на порог. Лукас преградил ей путь.
— В чем дело, сынок? — спросила она удивленно.
— Дело в том, что я уже давно не считаю сэра Мэтью негодяем! — заявил он.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80
науч. статьи:   политический прогноз для России --- праздники в России на основе ключевых дат в истории --- законы пассионарности и завоевания этноса
Загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

    науч. статьи:   циклы национализма и патриотизма --- идеологии России, Украины, ЕС и США
загрузка...

Рубрики

Рубрики