науч. статьи:   демократия как оружие политической и экономической победы в условиях перемен --- конфликты в Сирии и на Украине по теории гражданских войн
ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

науч. статьи:   пассионарно-этническое описание русских и др. важнейших народов мира --- принципы для улучшения брака: 1 и 3 - женщинам, а 4 и 6 - мужчинам
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

ТИШАЙШИЙ ЦАРЬ И ЕГО ВРЕМЯ


I
В 1953 году исполнилось 250-летие с того дня когда основав
Санкт-Петербург, Петр прорубил окно в Европу. То самое знаменитое окошко, сквозь
которое, благодаря действиям русской интеллигенции, провалилось все русское
государство.
В этом же году, в том же октябре, четыреста лет назад, за 150 лет до
основания Санкт-Петербурга другим русским Царем Иоанном Грозным было прорублено
другое окно, окно на восток, в древнюю Азию.
2 октября 1552 года, руководимые Иоанном Грозным войска, взяли приступом
столицу Казанского царства, Казань. После взятия Казани, Волга стала вся русской
рекой, распахнулось окно в бесконечные просторы Азии.
Это окно, открытое в просторы Азии принесло Русскому народу неизмеримо
больше пользы, чем все окна, открытые на запад.
Но одновременно Московские цари, задолго до Петра, упорно старались
прорубить в стенах своего царства и другое окошко на запад.
"...Стремление к самобытности и довольство косностью, — пишет С.
Платонов, — развивалось на Руси как-то параллельно с некоторым стремлением к
подражанию чужому. Влияние западно-европейской образованности возникло на Руси
из практических потребностей страны, которых не могли удовлетворить своими
средствами.
Нужда заставляла правительство звать иноземцев. Но, призывая их и даже
лаская, правительство, в то же время, ревниво оберегало от них чистоту
национальных верований и жизни. Однако, знакомство с иностранцами все же было
источником "новшеств". Превосходство их культуры неотразимо влияло на наших
предков, и образовательное движение проявилось на Руси еще в XVI веке, хотя и на
отдельных личностях (Вассиан Патрикеев и др.). Сам Грозный не мог не чувствовать
нужды в образовании; за образование крепко стоит и политический его противник
князь Курбский. Борис Годунов представляется нам уже прямым другом европейской
культуры".
Борис Годунов еще решительнее, чем Иоанн Грозный стал стремиться, чтобы в
Россию стала проникать западная культура. Борис Годунов ясно повел курс на
сближение России с западным миром, от которого она сторонилась от времен
Александра Невского.
"Близость к образованному Ивану развила и в Борисе вкус к образованности,
а его ясный ум определенно подсказал ему стремление к цивилизованному западу.
Борис призывал на Русь и ласкал иностранцев, посылал русскую молодежь заграницу
учиться (любопытно, что ни один из них не вернулся назад в Россию) и своему
горячо любимому сыну дал прекрасное, по тому времени, образование" (1).
Свою дочь Ксению Борис Годунов хотел выдать за датского принца. Борис
Годунов посылал заграницу русских юношей обучаться разным ремеслам. Борис
Годунов приглашал в Россию иностранных ученых, техников, врачей и военных. Уже
при Борисе Годунове были созданы войска на западно-европейский манер.
При Борисе Годунове в Россию приезжали из Англии и других стран, горных
дел мастера, суконщики, доктора, аптекари, архитекторы. Был создан аптекарский
приказ, создавший при Борисе Годунове особые "Аптекарские сады", в которых
разводились лекарственные травы.
Наступившая после смерти Бориса Годунова великая смута помешала
постепенному, благотворному усвоению Россией западной культуры.
Не надо забывать, что в результате смуты погибло почти около половины
населения. Когда умер Иоанн Грозный, в России было 15 миллионов, а при
вступлении на престол Михаила Романова, было всего 8 миллионов.
При Иоанне Грозном Москва, насчитывавшая 40.000 домов, была больше
Лондона, а при Михаиле Романове в ней насчитывалось всего 10 тысяч домов. Бурные
и трагические события в эпоху великой смуты вдохновили не только русских, но и
иностранных писателей на ряд произведений.
Великий испанский драматург Лопе-де-Вега написал пьесу о Дмитрии
Самозванце "Великий Князь Московский". Фридрих Шиллер перед смертью работал над
трагедией о Дмитрии Самозванце.

II
Яркой и своеобразной духовной личностью был отец Петра I — царь
Московской Руси Алексей Михайлович.
Для того, чтобы избежать упреков в намеренном искажении исторической
перспективы я буду опираться на произведения последнего крупного историка
западнического направления С. Ф. Платонова, горячего поклонника Петра I.
Царь Алексей Михайлович, по определению С. Платонова был "очень
определенным человеком, с оригинальною умственной и нравственной физиономией.
Современники искренно любили царя Алексея Михайловича. Самая наружность
царя сразу говорила в его пользу и влекла к нему. В его живых голубых глазах
светилась редкая доброта: взгляд этих глаз, по отзыву современников, никого не
пугал, но ободрял и обнадеживал. Лицо Государя, полное и румяное, с русой
бородой, было благодушно приветливо и в то же время серьезно и важно, а полная
(потом даже чересчур полная) фигура его сохраняла величавую и чинную осанку.
Однако, царственный вид Алексея Михайловича ни в ком не будил страха: понимали,
что не личная гордость царя создала эту осанку, а сознание важности и святости
сана, который Бог на него возложил".
Привлекательная внешность отражала в себе, по общему мнению, прекрасную
душу. Достоинства царя Алексея с немалым восторгом описывали лица, вовсе от него
независимые, — именно далекие от царя и Москвы иностранцы. Один из них,
например, сказал, что Алексей Михайлович "такой государь, какого бы желали иметь
все христианские народы, но немногие имеют" (Рейтенфельс). Другой ставил царя
"на ряду с добрейшими и мудрейшими государями" (Коллинс). Третий отзывался, что
"Царь одарен необыкновенными талантами, имеет прекрасные качества и украшен
редкими добродетелями: и он покорил себе сердца всех своих подданных которые
столько же любят его, сколько и благоговеют перед ним" (Лизек). Четвертый
отметил, что при неограниченной власти своей "...Царь Алексей не посягнул ни на
чье имущество, ни на чью жизнь, ни на чью честь..." (Мейерберг).
"Эти отзывы, — пишет С. Платонов, — получат еще большую цену в наших
глазах, если мы вспомним, что их авторы вовсе не были друзьями и поклонниками
Москвы и москвичей". (2)
Положительный отзыв о царе Алексее дает и один из первых русских
западников-ренегатов, отказавшийся даже от своего русского имени Котошихин. Даже
он, хуливший все русское в своих записках называет царя Алексея "Гораздо Тихим".
"...В домашней жизни цари, — пишет известный исследователь русской
старины, И. Забелин в своей книге "Домашний быт русских царей в XVI и XVII вв."
— представляли образец умеренности и простоты. По свидетельству иностранцев к
столу царя Алексея Михайловича подавались всегда самые простые блюда, ржаной
хлеб, немного вина, овсяная брага или легкое пиво, а иногда одна только коричная
вода. Но и этот стол никакого сравнения не имел с теми, который Государь держал
во время постов".
"Великим постом, — пишет иностранец Коллинс, — Царь Алексей обедал только
три раза в неделю, а именно: в четверток, субботу и воскресенье, в остальные же
дни кушал по куску черного хлеба с солью, по соленому грибу или огурцу и пил по
стакану полпива. Рыбу он кушал только два раза в Великий пост. Кроме постов, он
ничего мясного не ел по понедельникам, средам и пятницам: одним словом, ни один
монах не превзойдет его в строгости постничества. Можно считать, что он постился
восемь месяцев в год, включая шесть недель Рождественского поста и две недели
других постов".
Натура, или как выражается С. Платонов "Природа Царя Алексея Михайловича"
была впечатлительная чуткая, живая и мягкая, общительная и веселая. "Эти богатые
свойства были в духе того времени обработаны воспитанием. Алексея Михайловича
приучили к книге и разбудили в нем умственные запросы. Склонность к чтению и
размышлению развила светлые стороны натуры Алексея Михайловича и создала из него
чрезвычайно привлекательную личность. Он был один из самых образованных людей
московского общества того времени: следы его разносторонней начитанности,
библейской, церковной и светской разбросаны во всех его произведениях. Видно,
что он вполне овладел тогдашней литературой и усвоил себе до тонкости книжный
язык. В серьезных письмах и сочинениях он любит пускать в ход цветистые книжные
обороты, но вместе с тем, он не похож на тогдашних книжников-риторов, для
красоты формы жертвовавших ясностью и даже смыслом. У царя Алексея продуман
каждый его цветистый афоризм, из каждой книжной фразы смотрит живая и ясная
мысль. У него нет пустословия: все, что он прочел, он продумал; он, видимо,
привык размышлять свободно и легко высказывать то, что надумал, и говорил, при
том только то, что думал. Поэтому его речь всегда искренна и полна содержания.
Высказывался он чрезвычайно охотно, и потому его умственный облик вполне ясен".
Тишайший царь много читал и много размышлял о прочитанном.
"И это размышление, — указывает С. Платонов, — состояло не в том только,
что в уме Алексея Михайловича послушно и живо припоминались им читанные тексты и
чужие мысли, подходящие внешним образом к данному времени и случаю. Умственная
работа приводила его к образованию собственных взглядов на мир и людей, а равно
и общих нравственных понятий, которые составляли его собственное
философско-нравственное достояние. Конечно, это не была система мировоззрения в
современном смысле; тем не менее в сознании Алексея Михайловича был такой
отчетливый моральный строй и порядок, что всякий частный случай ему легко было
подвести под его общие понятия и дать ему категорическую оценку. Нет возможности
восстановить, в общем содержании и системе, этот душевный строй, прежде всего
потому, что и сам его обладатель никогда не заботился об этом.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16
науч. статьи:   политический прогноз для России --- праздники в России на основе ключевых дат в истории --- законы пассионарности и завоевания этноса
Загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

    науч. статьи:   циклы национализма и патриотизма --- идеологии России, Украины, ЕС и США
загрузка...

Рубрики

Рубрики