науч. статьи:   демократия как оружие политической и экономической победы в условиях перемен --- конфликты в Сирии и на Украине по теории гражданских войн
ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

науч. статьи:   пассионарно-этническое описание русских и др. важнейших народов мира --- принципы для улучшения брака: 1 и 3 - женщинам, а 4 и 6 - мужчинам
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

— Он помолчал и как бы нехотя добавил: — Она просто жаждет, чтобы они зажили.
Роган посмотрел в глаза своему первому помощнику:
— Можно полагать, что у нее есть какой-то план?
— Не знаю, может, пока и нет. Но скоро будет.
Роган кивнул. Интуиция редко подводила Бертрана.
Он так хорошо разбирался в людях и чувствовал, откуда грозит опасность, что Роган иногда диву давался, как удалось той взбалмошной проститутке оставить на его лице такой нестираемый след.
Бертран был настоящим другом и никогда его не подводил. Вместе с тем Роган отдавал себе отчет в том, что верный друг крайне обеспокоен их последней авантюрой. Он сказал с доброй улыбкой:
— Несколько недель, и все закончится. Мы вернем мадемуазель Дюбэй ее отцу и пусть спокойно доживает остаток своей жизни. Будем считать, что по всем долгам уплачено.
Однако разговор не состоялся. Бертран был вынужден откликнуться на призывы кока Тернера, который настаивал, чтобы он срочно утихомирил драчунов на нижней палубе. Бертран ушел, а Роган остался созерцать бескрайние просторы моря — сверкающие лучи утреннего солнца и их отражение в волнах, стремительный полет чаек над зыбкой поверхностью, неожиданно возникающие из воды огромные косяки рыбы… Но все заслонило маленькое надменное личико, глядевшее на него с презрением.
Этот образ так грубо вернул его к действительности, что Роган едва не зарычал. Минувшая ночь была чертовски трудной. Он отнес обессиленную, находившуюся в полубессознательном состоянии мадемуазель Дюбэй в свою каюту. Зачем? Определенного ответа у него не было.
За всю долгую ночь Роган смог придумать единственное объяснение своей добровольной роли сиделки при заносчивой бестии. Он решил, что отвечает за ее состояние, так как для полного осуществления намеченного плана необходимо, чтобы она была жива и здорова.
Какая чушь! Никакого отношения к его плану не имело то внутреннее напряжение каждого нерва, которое он испытал, укладывая прекрасную Габриэль на ложе. Глядя на моментально уснувшую девушку, он молча любовался рассыпавшимися по подушке огненными волосами, румянцем, оставленным солнцем на ее щеках, гордо очерченным тонким носом, чувственными, чуть приот-
крытыми губами. Честно говоря, он даже не вспомнил о своем плане, ради которого похитил эту девушку. Его мысли целиком сосредоточились на предстоящей ночи, которую благодаря миниатюрности каюты они проведут буквально бок о бок.
Кроме того, он не был уверен в том, что эта бестия действительно спала, а не притворялась. Будто нарочно она повернулась так, что тонкая ночная рубашка плотно прилегла к телу, обрисовав мягкий переход бедер в изящные ягодицы. Его рука зависла всего в дюйме от этих влекущих к себе мягких форм, когда он наконец нашел в себе силы отдернуть ее…
Испытывая полное отвращение к самому себе, он отошел от Габриэль и с максимально возможным комфортом устроился на импровизированном ложе из двух стульев. Потребовалось не слишком много времени, чтобы понять разницу между жесткими стульями и его широкой удобной постелью, занятой сейчас теплой зовущей юной девушкой…
Он покачал головой, как бы отрицая справедливость этой мысли. Юная девушка не звала его, И он, в свою очередь, не откликнулся бы на ее призыв. Не откликнулся бы? Здесь он, пожалуй, поспорил бы сам с собой.
Сон Рогана постоянно прерывался. Но каждый раз, открыв глаза, он успокаивался, глядя на прелестную пленницу, спившую сном младенца в его постели. Он прислушивался к тихим стонам, вырывавшимся из губ маленькой чертовки каждый раз, когда она ворочалась во сне, и представлял ее стенания, издаваемые совсем по другой причине.
«Я голодна», — сказала прелестная Габриэль Дюбэй перед тем, как они пустились в путь через болото. Роган понял, что мысленно пытается придать этим словам какой-то скрытый смысл. И он закрыл глаза, сделав очередную отчаянную попытку уснуть.
Однако жесткие стулья в конце концов одержали верх над благоразумием, и он улегся на постели рядом со спящей Габриэль, чтобы соснуть до рассвета хоть несколько часов.
Тут-то и начались настоящие мучения. Стараясь избавиться от этих воспоминаний, Роган стиснул зубы, а затем глубоко вдохнул свежего морского воздуха. Постепенно к нему вернулось привычное состояние человека, полностью уверенного в своих силах. Теперь он мог обдумать дальнейшее развитие событий, частью которых было похищение этой девушки.
Габриэль Дюбэй стала его заложницей. Первое послание Жерару Пуантро уже доставлено. Следующее пойдет через несколько дней. Они подоспели к кораблю как раз в назначенное время и теперь направлялись в единственно безопасное место для каперов Карибского бассейна — к заливу Баратария, омывающему остров Гранде-Терре.
Жан Лафитт… Роган по-настоящему восхищался Лафиттом. Поводом для уважения были не мотивы и не цели его деятельности, а то, насколько гениально он все свои операции осуществлял. Трудно было назвать другого человека, которому удалось бы так превосходно организовать головорезов и мерзавцев всех мастей, каперов и пиратов, собиравшихся вместе на Гранде-Терре. Среди них были отъявленные негодяи типа Рене Белучи и Доминика Иоу. Лафитт крепко держал их всех в кулаке. Никто другой не смог бы завербовать в качестве своего заместителя Незу Купе, того самого гнусного Отрезанного Носа, который получил свое прозвище после сабельной схватки.
Лафитт добился того, что каждое судно, заходившее в порт Баратария, имело каперское свидетельство страны, находящейся в состоянии войны с Испанией. Именно он следил за тем, чтобы каперы нападали только на испанские суда. Мало кто столь же хладнокровно, а нередко жестоко смог бы удерживать эту власть. Лафитт, ни минуты не колеблясь, бросил вызов всем, потребовав уважения даже от тех, кто вообще мало что уважал. Превыше всего стал его собственный, единственный в своем роде суд.
Жан Лафитт объединил непримиримые прежде группировки. Царившая прежде на Гранде-Терре междоусобная вражда уступила место разумно организованной стратегии умелого бизнеса. Сделано это было настолько жестко, что отныне все капитаны Гранде-Терре, кроме Гамби с его тайными махинациями, действовали именно так, как предписывал им Лафитт, а затем передавали часть добычи со своих набегов в его распоряжение.
Под командой Лафитта находилось более тысячи человек, когда Роган впервые привел «Рептор» в залив Баратария. Вдобавок к этому на острове проживало несколько сотен женщин, попавших туда в поисках легкой наживы и мужчин по своему вкусу.
Среди бесконечного множества судов, стоявших на якоре в Гранде-Терре, «Рептор» нашел безопасную для себя гавань. В среде разбойников и головорезов Роган мог скрыть свое настоящее имя. Примирившись с прозвищем Рапас, он полагал, что друзья не станут допытываться, каково его имя от рождения, а враги никогда не решатся этого сделать.
Теперь, когда мадемуазель Дюбэй была в его руках, остальная часть плана представлялась легко осуществимой. Он будет стоять на якоре в заливе Баратария, пока Пуантро окончательно не осознает свое бессилие. Предоставив врагу достаточно времени, чтобы впасть в отчаяние, Роган выставит свои требования в следующем письме, которое Портер доставит тайно в Новый Орлеан.
Портер останется в городе, ожидая выполнения Пуантро трех условий. Во-первых, он сделает официальное признание губернатору Клейборну в том, что замешан в делах Гамби. Это признание должно быть распространено по городу, чтобы все жители узнали о его злодеяниях. Вторым условием станет публичное заявление губернатора, снимающее все обвинения, выдвинутые против капитана Рогана Уитни и его «сообщников». И, наконец, будет организована передача всех сумм, хранящихся в банках на счетах Пуантро, людям, оставшимся в живых после гибели «Вентуре», или наследникам погибших, при этом распорядителем счетов явится капитан Роган Уитни, а перевод денег засвидетельствует губернатор Клейборн. Факт перевода денег должен быть обнародован в газете, чтобы все имеющие право этим воспользоваться могли бы тут же составить прошение.
В случае, если Пуантро принимает эти условия, Роган возвращается в Новый Орлеан и освобождает мадемуазель Дюбэй. Если же он отказывается или затягивает с ответом — при мысли об этом Роган застыл, и темная тень пробежала по его лицу, — то Портер передает ему другое письмо. Там будет констатировано, что Пуантро больше никогда не увидит свою дочь.
Роган еще раз внимательно оглядел морские просторы, ясное голубое небо над кораблём и следы белых облачков на горизонте. Дул свежий ветер, и они быстро преодолели расстояние до Гранде-Терре, куда рассчитывали прибыть с наступлением темноты. На берег он сойдет следующим утром, как привык это делать ранее, а на судне оставит стеречь заложницу тщательно отобранных людей. Он по обыкновению, посетит Лафитта, чтобы все выглядело как обычно, пока ситуация не разрешится.
Роган допускал, что его тайные действия против Пуантро могут не совпадать с интересами Лафитта. Коварный француз, узнав о замыслах Рогана, может усмотреть угрозу своей империи на Гранде-Терре. Но вероятнее всего интуитивно Лафитт поймет, что тайные налеты Гамби на американские суда представляют для него куда большую опасность, и ради устранения этой угрозы он будет скор и беспощаден.
Крепко сжатые губы Рогана чуть дрогнули в улыбке. Он бросит опозоренного и оставшегося без гроша Пуантро в руки правосудия и на милость тех официальных лиц, чье достоинство тот так унизил. Пуантро будет уничтожен как личность.
Мелькнувшая было улыбка угасла. Он вспомнил высокомерную мадемуазель, находившуюся внизу. Что ж, ему не будет до нее никакого дела, как только она вернется к отцу.
Но вновь перед ним возникло маленькое надменное личико и слова Габриэль: «Я голодна», — отчего у Рогана засосало под ложечкой. Неожиданно проснувшийся аппетит просто извел Рогана, и он бесповоротно решил, что предстоящие ночи не стоит проводить в такой опасной близости, как в прошлый раз…
Необходимо обуздать свои желания во имя исполнения его плана, ради юной девушки, которая слишком высокомерна, чтобы позаботиться о себе, и, наконец, ради себя самого.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61
науч. статьи:   политический прогноз для России --- праздники в России на основе ключевых дат в истории --- законы пассионарности и завоевания этноса
Загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

    науч. статьи:   циклы национализма и патриотизма --- идеологии России, Украины, ЕС и США
загрузка...

Рубрики

Рубрики