науч. статьи:   демократия как оружие политической и экономической победы в условиях перемен --- конфликты в Сирии и на Украине по теории гражданских войн --- циклы национализма и патриотизма
ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

науч. статьи:   идеологии России, Украины, ЕС и США --- пассионарно-этническое описание русских и др. важнейших народов мира --- принципы для улучшения брака: 1 и 3 - женщинам, а 4 и 6 - мужчинам
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Она едва замечала взгляды грубых матросов, глядевших на нее с удивлением, смешанным с любопытством.
Свежий воздух не помогал. Корабль продолжало сильно качать… вверх, вниз… вверх, вниз… Ох-х… Никогда не было ей так плохо. Она почувствовала… что неожиданно к горлу подступил комок. Расталкивая всех, кто стоял на пути, Габриэль рванулась к борту, перегнулась через край, и тут же ее желудок стал выбрасывать содержимое. Краешком сознания она ужасалась тем чудовищным звукам, которыми сопровождался этот процесс.
Затем она повисла на деревянном ограждении борта, удерживавшем ее от падения в воду. Желудок лишь временно успокоился, и весь мир в зыбком тумане кружился вокруг нее. В этот миг она услышала его голос:
— Кто разрешил вам выйти на палубу?
Габриэль медленно повернулась, инстинктивно ощутив, несмотря на изнурительную слабость, надвигавшуюся на нее опасность. Похититель горой возвышался над ней, сводя на нет ее собственный рост, обычно впечатлявший. Она стиснула зубы, почувствовав, что подступает новый приступ.
— Я спрашиваю вас, мадемуазель?
Габриэль через силу прошептала в ответ с неподдельной ненавистью:
— Я действительно должна отвечать на ваш идиотский вопрос?
На лице Рапаса появилось грозное выражение, но Габриэль никак не среагировала на это, потому что слабые позывы перешли в острый спазм. О нет… только бы не повторилось…
Быстро обернувшись к борту, она будто со стороны увидела скрюченное существо, свесившееся через борт, а ее желудок изверг новую порцию. Она все еще пыталась отдышаться, когда ее схватили крепкие руки похитителя. Палуба и люди продолжали кружиться в глазах Габриэль, когда ее оттащили к той самой лестнице, на которую она поднялась несколько минут назад.
Едва замечая что-либо, пока они миновали коридор, Габриэль осознала, где находится, когда капитан пинком ноги открыл дверь своей каюты и внес ее туда. Через минуту она лежала на кровати. Габриэль открыла глаза, чтобы взглянуть в лицо капитану, когда тот рявкнул:
— Вы больше не выйдете из каюты без моего разрешения, понятно?
Какой грубиян…
— Это понятно? Будь ты проклят!
— Мадемуазель, я предупреждаю вас…
— Да! Это понятно!
Габриэль закрыла глаза. Может, слишком быстро, потому и не увидела, как нахмурились брови капитана, заметившего ее смертельную бледность. Погрузившись в полудремотное состояние, она пыталась обрести хоть какую-то ясность в суждениях, чтобы не превратиться в приложение к собственному желудку, который вел себя просто отвратительно. В затуманенном сознании промелькнула мысль, что план побега придется отложить до того времени, когда она будет чувствовать себя нормально. Если это когда-нибудь произойдет…
Столько дней она мечтала о морском путешествии и никогда не думала, что оно может обернуться таким кошмаром!
Корабль опять пошел вниз. Габриэль стиснула зубы. Она почувствовала себя самой несчастной на свете.
Пьер Делиз буквально преобразился, переступая порог заветной, задрапированной в шелк комнаты. Он лишился дара речи, пораженный красотой стоявшей перед ним женщины. Уверенный, что Клариса тоже испытывает некоторое замешательство от удивления, а может, и иных тщательно скрываемых чувств, он выждал некоторое время, а потом произнес:
— Bonjour, mon amour.
Сообразив вдруг, что все еще держит в руках так тщательно выбранный у цветочницы букет, он преподнес его ошеломленной красавице.
— Этот пышный букет блекнет по сравнению с вашей красотой, ma cherie, но буйная игра цветов выражает радость, которую вы дарите мне, поэтому я не мог удержаться, чтобы не преподнести их вам.
— Merci, Pierre…
Постепенно краски вновь появились на бледных щеках Кларисы, она с улыбкой приняла из его рук цветы. Чуть поколебавшись, она отступила на шаг, давая ему возможность войти, У Пьера внутри все будто стянуло узлом, когда она, положив букет, повернулась к нему, бессознательно подняв руку и отбросив густые пряди золотистых волос, закрывавших ей щеки. Он никогда прежде не замечал у нее этого жеста.
— Я не ждала вас так рано… тем более что вы ушли всего несколько часов назад. Мне неловко, что вы застали меня в дезабилье, в таком совершенно домашнем виде, в то время как вы сами — при полном параде.
Пьер закрыл за собой дверь, и, когда он подошел к Кларисе, улыбка озарила его лицо:
— Неужели не ясно, mon amour, что я почитаю за честь быть встреченным вами в домашнем виде? Это создает ощущение непрерывности нашего свидания. Я начинаю верить, что для вас еще не ушли в забытье те часы любви, которые мы провели сегодня вместе.
— Разумеется, Пьер… — Небесно-голубые глаза Кларисы засияли, она отбросила возникшие было колебания и заговорила с теплотой, которая показалась Пьеру искренней: — У меня нет желания выбрасывать из памяти время, проведенное с вами вместе.
— Клариса…
Пьер обнял ее и крепко прижал к себе. Рука его сама собой потянулась к завязкам на ее халатике. Пьер с радостью ощутил, как по спине Кларисы, когда он снял с нее одежду, пробежала дрожь. Мягкое белое тело Кларисы с готовностью откликнулось на прикосновение его ладони, накрывшей округлости ее груди, а затем скользнувшей к талии и остановившейся на бедрах… там, где был темный синяк. Мысли об этом синяке преследовали его. Увидев его в первый раз, он спросил, отчего у нее появилась такая отметина. Он ясно помнит, как она смутилась, прежде чем ответила, Что споткнулась.
Нервы Пьера были натянуты. Клариса — опытная куртизанка, но неопытная лгунья. За этим «спотыканием» стоял тот, кого Клариса хотела скрыть от него.
Гнев вновь овладел Пьером, и он сильно, почти до боли, сжал Кларису в объятиях. Ее светлые брови слегка нахмурились.
— Этот синяк на моей ноге все еще беспокоит вас, Пьер? Это пустяк. Я почти забыла о нем.
— Но я, к сожалению, не могу.
Чуть отодвинувшись, Пьер накинул на Кларису пеньюар и крепко затянул поясок. В ответ на ее удивление он широко улыбнулся:
— Мне бы не хотелось, чтобы вид прекрасного тела отвлекал меня от того, что я намерен сказать.
Решительно взяв Кларису за плечи, он посадил ее на кровать. Сев рядом с ней, он наклонился чуть вперед, не в силах удержаться, чтобы не покрыть поцелуями ее теплые полуоткрытые губы. Он упивался этими поцелуями, дарившими ему новые радости жизни. Потом резко отпрянул и слегка отодвинулся, чтобы между ними образовалась хоть какая-нибудь дистанция.
Кларису это явно задело:
— Что-нибудь не так, Пьер?
— Non, просто есть кое-что важное, что я желал бы сообщить вам. — Он сделал паузу. — Ma cherie… прошло много месяцев с того момента, когда вы впервые оказались в моих объятиях, но я так хорошо помню этот дивный день. Сбылась мечта, выношенная в моей душе. Вы олицетворяете тот идеал женщины, который я искал всю жизнь.
— Non, Пьер, это, конечно, не я!
— Oui, вы, mon amour. Это верно, что мечта была перенасыщена страстным желанием и мои чувства к вам в первое время в основном сводились к неостывающему вожделению, но с самого начала я знал, что наши отношения никогда не станут случайной встречей. Тысячи разных чувств, которые я не хочу перечислять сейчас, овладели мной, как только я переступил порог этого дома и увидел вас стоящей наверху лестницы. Честно говоря, тогда я и не представлял, какой глубины могут достигнуть эти чувства.
Клариса открыла было рот, но Пьер не дал ей вымолвить ни слова, продолжив:
— Поскольку я уже начал, то должен выразить все, что есть в моем сердце. Мои чувства к вам настолько сильны и глубоки, что я не в силах больше им противиться. Для меня невыносимо дальше сознавать, что многие часы, когда я не с вами, вы становитесь объектом самых жгучих вожделений других мужчин. Клариса… Я обратился к Анри Лемье и Морису Уару…
Клариса подавила явное беспокойство, когда он назвал имена ее капризных покровителей. Пьер успокаивающе погладил ее по щеке. Он истолковал это волнение значительно глубже. Причина была проста: он ее любил. Пьер намеренно не говорил Кларисе, что с первого мгновения, как увидел ее, а этот момент живо, запечатлелся в его дуто, она стала женщиной, с которой он желал бы разделить оставшуюся жизнь.
Oui… Эта мысль порой ему самому казалась невероятной. Обстоятельства, при которых они встретились, не предполагали, казалось бы, иллюзий относительно этой женщины. Однако он скоро убедился, что за обольстительной внешностью Кларисы кроются доброе сердце и прекрасная душа. Пьер понимал, что его желание быть постоянно с ней малоосуществимо, и не говорил об этом, боясь навлечь беду.
По этой причине Пьер поддерживал сложившиеся между ними отношения, надеясь, что именно ему, а не двум другим любовникам Клариса целиком отдает себя. И так продолжалось, пока он не увидел на ее теле следы грубого обращения с ней.
— Вы говорили с Анри и Морисом? — Клариса глубоко вздохнула. — Пьер, что вы наделали?..
— Успокойтесь, ma cherie. Я знаю обоих настолько хорошо, что был уверен в их понимании. Я объяснил этим господам, что больше не желаю делить вас с ними.
Пьер замолчал, чтобы проверить, какое впечатление произвели его слова. Волнение, отразившееся на лице Кларисы, послужило предупреждением, что ему лучше опустить подробности малоприятного разговора с ее покровителями. Пьер превзошел себя, приведя массу доводов и убедив их в том, что будет лучше для всех, если они переключатся на других женщин.
Клариса покачала головой, как бы возражая ему:
— Мадам будет в ярости!
— Non, не будет.
— Вы с ней тоже поговорили?
— Я мимоходом заметил, что Анри и Морис обратятся к ней с просьбой организовать для них что-нибудь новенькое. Я также сказал, что соответствующим образом компенсирую любые убытки, которые она может понести.
— Пьер…
Пьер приблизил к себе Кларису и, пытаясь понять ее реакцию, прошептал:
— Это, ma cherie, будет возможно, если мысль о необходимости сосредоточить все свое внимание на одном человеке не вызывает у вас неприязни…
— Пьер…
Глаза Кларисы наполнились слезами. Ей удалось произнести только одно слово:
— Почему?
— Нужно ли спрашивать, mon amour?
Клариса дрожащей рукой коснулась его щеки.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61
науч. статьи:   политический прогноз для России --- праздники в России на основе ключевых дат в истории --- законы пассионарности и завоевания этноса
Загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

    науч. статьи:   три глобализации: по-британски, по-американски и по-китайски --- расчет пенсий для России --- основа дружбы - деньги --- три суперцивилизации мира
загрузка...

Рубрики

Рубрики