науч. статьи:   демократия как оружие политической и экономической победы в условиях перемен --- конфликты в Сирии и на Украине по теории гражданских войн
ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

науч. статьи:   пассионарно-этническое описание русских и др. важнейших народов мира --- принципы для улучшения брака: 1 и 3 - женщинам, а 4 и 6 - мужчинам
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


— Габриэль…
У Рогана перехватило дыхание, когда она, осторожно примерившись, крепко зажала его плоть в руке. Он заметил, что замершее в нем дыхание разбудило в ней сходное чувство. Она стала ласкать его напряженную плоть, потом резко отпустила ее, скользнула по мускулистому телу вверх и страстно прижалась губами к его губам.
Его охватил огонь, когда Габриэль проникла своим языком в глубину его рта. Неожиданная влажность ее языка обдала Рогана таким теплом, что, отбросив всю сдержанность, он резко перекатился на нее, обрушив поток долгих и страстных поцелуев. Он вкушал ими губы и шею Габриэль, а затем с неудержимым пылом припал к ее груди. Она не противилась, когда он поднял ее над собой и усадил сверху с широко расставленными ногами. Затем он чуть приподнял Габриэль и притянул к себе, чтобы легче было поймать ртом ее соски. Внезапно он оторвал от них свои губы и отвел ее руки за голову, чтобы получить полный доступ к округлым бугоркам, так воспламенявшим его. Роган, осыпая груди страстными поцелуями, готов был поглотить целиком.
Его чувства достигли лихорадочного состояния. Он знал, что и Габриэль испытывает такое же возбуждение. Роган прижался губами к ее губам, наслаждаясь ощущением страсти, которую она так безудержно дарила ему. Он вновь лег на спину и прижал ее к себе.
Габриэль вся распростерлась на его теле, обжигая »им жаром. Он почувствовал ее первую внутреннюю дрожь и понял, что желанный момент уже близок. Помогая страсти Габриэль достичь высшего накала, он вновь усадил ее на себя, взял трепетавшую руку и сжал вокруг своей изнемогающей плоти, уговаривая:
— Пусти меня к себе, Габриэль.
Светлые глаза не отрываясь смотрели на него, но она не двинулась. Роган нежно погладил ее влажное гнездышко, плотно прижатое к нему, и прошептал:
— Дорогая, помоги мне это сделать.
Сердце его билось так отчаянно, что, казалось, вот-вот разорвется. Роган подождал, пока она медленно приподнялась над ним. В нем, как эхо, отозвался вздох Габриэль, когда она схватила его плоть дрожащей рукой и, опустившись на него всем своим телом, допустила внутрь.
Изумление… восхищение… радость! Самые возвышенные чувства переполняли его! Он парил! Исступленный порыв Габриэль зажег в нем еще больший восторг, едва он шевельнулся у нее внутри. Любовный ритм становился все быстрее, он почувствовал, что решительный момент приближается, когда она ответила на его стенание и слилась с ним в бурном экстазе, увенчавшем их любовные ласки.
Влага взаимной страсти связала их. Еще какое-то время Габриэль неподвижно лежала на Рогане. Его руки отказывались разжаться, и он прижимал ее, бездыханную, к себе.
Габриэль — возлюбленная как раз для него — кремень, от которого он воспламеняется. Она его, и только его… даже если всего лишь на миг. Эта мысль отрезвила Рогана, но объятия не стали слабее, хотя момент страсти был позади.
Габриэль — и сокровище, и мука. Его страсть, его любовь.
Да, его любовь.
О Боже… что он наделал?
Габриэль постепенно стряхивала с себя сон. За дверью каюты звуки утренней суеты становились все отчетливее. Глаза оставались полузакрытыми, и перед нею как живые вставали картины наполненной страстью ночи. Она пошарила рукой рядом с собой на койке, и глаза тут же распахнулись — кровать была пуста.
Разочарование, смешанное с неуверенностью, заполнило юную женщину, когда она огляделась вокруг. Роган ушел. Он даже не разбудил ее, чтобы попрощаться.
Лицо ее вспыхнуло. Распутница, показавшая товар лицом в умелых руках Рогана… Габриэль с трудом перевела дыхание. Смешение чувств было почти болезненным.
Она его любила. О Господи… любила.
При звуке шагов за дверью ее сердце дрогнуло.
— Мадемуазель Дюбэй…
Бертран. Она натянула одеяло на свое нагое тело и неуверенно откликнулась:
— Да?
— Не хотите подняться сейчас на верхнюю палубу?
Она вздрогнула. Неужели сейчас уже так поздно? Ее жар еще усилился, когда она ответила:
— Если вы вернетесь через несколько минут. Услышав удаляющиеся шаги Бертрана, Габриэль спрыгнула с постели, подбежала к умывальнику… и дурные предчувствия постепенно нахлынули на нее.
Роган — Рапас: кто из них встретит ее? Руки ее, протянутые к бачку с водой, дрожали.
Жерар спокойно прикрыл дверь маленького домика Манон и вышел на улицу. Несколько натянутая улыбка кривила его губы, когда он, поправив галстук и одернув костюм, влился в утреннее уличное оживление.
Его улыбка под кокетливым взглядом проходившей мимо девушки стала шире, но Пуантро тут же выбросил ее из головы, целиком отдавшись мыслям о женщине, которую он только что оставил спящей. Он испытывал полное удовлетворение.
В течение всей ночи, несмотря на ее очевидную усталость от его пламенного внимания, он не оставил Манон в покое ни на минуту. Он позволил себе маленькие шалости, испещрив ее белую кожу небольшими кровоподтеками, и был уверен, что она станет убеждать себя, будто эти отметины оставлены им в порыве страсти. Он вернется сегодня вечером и будет приходить каждый вечер, пока Габриэль не возвратится к нему. Он не даст Манон возможности обвинить его в невнимании.
А тем временем…
Губы Пуантро сжались.
Да, тем временем…
Море с утра было беспокойным, и ветер крепчал. Темнеющее небо не предвещало ничего хорошего. Начинался шторм.
Роган сосредоточенно глядел на матроса, спускавшего ванты после закрепления свободного паруса. Парень ступил на палубу и повернулся к капитану. Роган кивнул, показывая, что работа выполнена хорошо, и мысли тут же вернулись к тем двоим, что прогуливались перед его глазами по верхней палубе.
Роган нахмурился. Ему припомнилась встреча с Бертраном сегодня утром при первом проблеске зари, когда он вышел из каюты Габриэль в коридор. На изуродованном лице можно было прочесть очевидное выражение неодобрения, и Роган был поражен силой своего гнева, вызванного предположениями Бертрана.
Прежде, когда Габриэль устраивала ему одну яростную сцену за другой, он отказывался признать, что она была ранима, беззащитна и невиновна в преступлениях своего отца, о которых не ведала. Теперь же он использовал преимущества своего положения, своей власти, прекрасно понимая, что никто не заставит его изменить намеченный план действий. Он также знал, что, уничтожив Пуантро, он заслужит ненависть Габриэль и разрушит ее будущее.
Тем не менее он отнял у нее невинность, овладев ею и порыве любовной страсти, и теперь она оказалась в двусмысленном положении, совершенно не подготовленная к тому, что ожидало ее впереди.
Он поддался своему желанию, не задумавшись о последствиях. И еще он допустил ошибку в своих суждениях, которую не имеет права повторить.
Неожиданно Габриэль взглянула на него, и Роган нахмурился еще больше. У него не было выбора. Он должен был сделать решительный шаг.
Внутренняя боль еще больше усилилась. Он повернулся к Габриэль спиной и стал внимательно смотреть на море.
Значит, все кончено.
Палуба ушла у нее из-под ног, когда корабль поднялся на очередной вздымающийся гребень, затем снова потерялась под ногами. Ветер безжалостно швырял волны. Однако растущее волнение моря не занимало ее мысли, взор остановился на широкой спине Рогана.
Почувствовав на себе взгляд Бертрана, Габриэль порывисто отвернулась, а комок сдавил горло.
Нельзя сказать, что он не предупреждал ее. Никаких извинений. Никаких обещаний. Никакого завтра.
Роган выполнил единственное обещание, которое давал. Все, что произошло между ними, когда она лежала в его объятиях, он проделал красиво. Он сделал так, что ночь, которую они разделили, навсегда будет принадлежать только им.
— Мадемуазель Дюбэй… с вами все в порядке?
Габриэль взглянула на Бертрана. Его странное лицо, казалось, не выражало никаких эмоций, но она интуитивно поняла, что он встревожен. Хотела бы она знать, догадался ли он…
Краска медленно заливала ее лицо. Габриэль отвела взгляд, стараясь справиться с набегавшими на глаза слезами.
— Да, все в порядке. Мне кажется… может быть… неспокойное море… — Она остановилась, не в силах продолжать плести эту чушь, и, пытаясь улыбнуться, снова посмотрела на Бертрана. Лучше не искать оправданий, которым в любом случае трудно поверить. — Я бы хотела вернуться в каюту.
Она повернулась к лестнице, ведущей вниз. Слезы застилали ее глаза. Наивная дурочка! Она убедила себя, когда Роган держал ее в своих объятиях, что в его голосе звучало подлинное чувство. Она повторяла себе, что он не смог бы взять ее с такой полной любви нежностью, если бы не было глубокого чувства. Она заставила себя поверить, что, когда наступит утро, он больше не сможет с нею расстаться… точно так же, как она не сможет расстаться с ним.
Она ошиблась. Роган похитил ее ради мести. И не случилось ничего такого, что могло бы изменить его планы. Ничто не отвратит его от этого.
Слезы застилали ей глаза, и Габриэль не заметила лежавшего у нее на пути каната, о который споткнулась. Она резко рванулась вперед, и палуба пошла ей навстречу. К счастью, кто-то крепко ухватил ее за руку. Повернувшись, чтобы поблагодарить Бертрана, она подняла голову и встретила в дюйме от себя полные гнева золотисто-карие глаза.
— Роган…
Он еще крепче сжал ее руку, не позаботившись что-либо ответить, отвернулся и сухо сказал Бертрану:
— Можешь вернуться к своим обязанностям.
Габриэль почувствовала явно проявившееся на миг колебание Бертрана, прежде чем он отправился выполнять распоряжение капитана. Она ждала, когда Роган обратится к ней, однако гнев в его взгляде нисколько не уменьшился, когда он твердой рукой повел ее к дальнему борту.
Остановившись в отдалении, где их не могли подслушать, он повернулся к ней с твердым выражением лица. Голос звучал отрывисто.
— Есть ряд проблем, которые мы должны уладить между собой, прежде чем безумие обернется бедой. — Он выдержал паузу. — Прошлой ночью мы вели себя неразумно, еще более опрометчиво было бы позволить ситуации развиваться дальше.
Габриэль не в силах была произнести что-либо в ответ.
— Я приказал направить корабль к Новому Орлеану, где смогу высадить своих людей на берег, чтобы они передали мои условия вашему отцу.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61
науч. статьи:   политический прогноз для России --- праздники в России на основе ключевых дат в истории --- законы пассионарности и завоевания этноса
Загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

    науч. статьи:   циклы национализма и патриотизма --- идеологии России, Украины, ЕС и США
загрузка...

Рубрики

Рубрики