науч. статьи:   демократия как оружие политической и экономической победы в условиях перемен --- конфликты в Сирии и на Украине по теории гражданских войн --- циклы национализма и патриотизма
ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

науч. статьи:   идеологии России, Украины, ЕС и США --- пассионарно-этническое описание русских и др. важнейших народов мира --- принципы для улучшения брака: 1 и 3 - женщинам, а 4 и 6 - мужчинам
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


Манон прикрыла глаза: — Mon Dieu…
— Ах, теперь вы, пытаясь разжалобить меня, обращаетесь к Богу! Видите ли, Манон… — Грубо схватив за плечи, Жерар сильно тряхнул ее, пытаясь заставить снова открыть глаза, пока он со злобой глядел на нее. — Вы напрасно тратите время, потому что мой Бог — это я сам, и не пытайтесь поставить надо мной другого Бога!
Жерар резко оттолкнул Манон. Она сильно ударилась, внутри ее пронзила резкая боль. Он продолжал:
— Когда я уйду отсюда, мне предстоит еще организовать заключительный этап другого дела. Там тоже некто полагает, что сможет в конце концов одержать надо мной победу, уверовав, что овладел самым дорогим для меня человеком! Но, как всегда, триумф будет за мной, потому что Жерар Пуантро не колеблется, когда надо предпринять необходимые шаги для уничтожения врагов раз и навсегда!
Поскольку Манон по-прежнему молчала, он еще раз окинул ее полным отвращения взглядом:
— Стареющая шлюха… что только я нашел в вас когда-то?
Выйдя в холл, он схватил шляпу и, обернувшись, добавил:
— Надеюсь, что вы и ваша выжившая из ума ведьма-служанка покинете этот дом до конца недели! Этого времени вполне достаточно, чтобы даже такая старая потаскушка смогла найти себе другого мужчину.
Манон была не в силах пошевелиться даже тогда, когда за Жераром захлопнулась дверь. В голове у нее не просто пульсировало, а стучало молотом и отдавало эхом, вобравшим в себя все мыслимые звуки. Она не почувствовала, как у нее началось кровотечение. Не услышала она и испуганного крика Мари. Боль внизу живота стремительно усиливалась. Тьма поглотила ее, и несчастная женщина повалилась на пол.
Роган перестал мерить шагами камеру и прислушался. Сосредоточившись, он уловил легкие шаги, доносившиеся из расположенного между камерами коридора. Эти женские шаги ничуть не походили на тяжелую поступь толстухи, разносившей для них безвкусную еду.
Не в состоянии поверить той мысли, которая мелькнула у него в голове, он замер. Весь в напряжении, он прильнул к прутьям железной решетки камеры: легкие шаги приближались, и вот из-за угла показались очертания изящного силуэта… Клариса.
Она резко остановилась. Бадья, которую она несла, сползла вниз секундой раньше, чем Роган открыл рот.
— Что вы здесь делаете? — свистящим шепотом проговорил он и оглядел пустынный коридор. — Это очень опасно! Если Пуантро узнает о вашей связи с Бертраном и со мной…
Клариса ответила достаточно громко, так, чтобы это могло быть слышно на ближайшем посту охраны.
— Роган, mon amour, мне так тебя не хватало. Она подошла поближе и, наполняя ему тарелку, перешла на шепот:
— Быстро, возьмите это. Если придет кто-либо другой, кроме охранника, вы должны подыграть мне.
Взяв тарелку, Роган поставил ее на кровать.
— Вы сделали ошибку, придя сюда.
— Я должна была увидеть вас.
Красоту Кларисы не могли скрыть даже густо нарумяненные щеки и вызывающе-вульгарное платье. Легко было догадаться, что она придумала, стремясь проникнуть сюда. Слезы наполнили ее чистые голубые глаза, когда она прошептала:
— К вам не пускают посетителей, но я нашла способ получить «пропуск». Мне надо было убедиться, что с вами все в порядке. Весь город только и судачит о вашем аресте, но… нет ни одного слова о Бертране.
— С ним все в порядке, по крайней мере так передали мне охранники. Губернатор приказал поместить меня отдельно от команды до тех пор, пока мы не предстанем перед судом.
Ее ресницы нежно затрепетали, из груди вырвался вздох облегчения, прежде чем она подошла прямо к решетке и протянула ему руку. Он крепко сжал ее.
— Вам надо уходить отсюда, пока вас не узнали. Если Пуантро догадается о нашем знакомстве, вам не поздоровится.
— Non. — Взгляд Кларисы был решительным. — Сначала вы должны рассказать мне, что я могу сделать, чтобы помочь вам с Бертраном бежать отсюда.
Комок застрял в горле у Рогана. Клариса — верная, готовая на самопожертвование подруга, но его сердце и мысли были отданы другой женщине.
Он крепче сжал ее руку. — Сейчас вы ничего не можете сделать для нас с Бертраном, кроме одного — не дать Пуантро заподозрить о наших с вами отношениях. Иначе у него появится против нас еще одно оружие. — Его лицо омрачилось. — Мне очень жаль, Клариса. Если бы не я, Бертран был бы сейчас на свободе.
Она ответила с неожиданной твердостью:
— Вам не за что извиняться, Роган, чем бы ни закончилось все это! Ваша вера в Бертрана спасла его от отчаяния и одиночества в то время, когда он, казалось, был потерян для общества. Я никогда не смогу полностью оплатить вам этот долг.
— И мне не хватает его.
— Ваша борьба за справедливость вернула моему брату чувство собственного достоинства и дала вашим морякам надежду. Нет ни одного человека с вашего корабля, кто хоть минуту сожалел бы о времени, Проведенном под вашим командованием.
— Клариса, наша встреча близится к концу.
— Вы правы. — Она вспыхнула, а в голосе зазвучало отчаяние. — Быстро скажите, что мне надо сделать.
— Вы ничего не сможете сделать.
— Non! Я не согласна! — Клариса окинула взглядом коридор: звуки голосов приближались. — Похоже, раздача еды закончилась. Скоро мне надо будет уходить, но в следующий раз получу «пропуск» иным способом. Я подружилась с охранником, который стоит в этом коридоре.
Роган напрягся:
— Подружились?
Легкая улыбка коснулась губ Кларисы: — Я убедила его, что вы — мой любовник, и мое единственное желание — сделать вас перед виселицей счастливым человеком.
— Это глупо! Если Пуантро…
— Роган, s'il vous plait, у нас очень мало времени!
Помолчав немного, он прошептал:
— Я не хочу, Клариса, чтобы вы еще раз приходили сюда.
— Я приду. Я должна. Черты его лица окаменели:
— Нет!
— Не может быть, чтобы я ничего не могла сделать! Он поколебался:
— Есть одна вещь, если бы вы могли…
— Все, что скажете, mon cher.
— Если бы вы смогли использовать свои связи в заведении мадам… — Он помолчал, его голос стал тише и мягче: — Если бы вы смогли разузнать, все ли в порядке с Габриэль…
— С Габриэль… Дюбэй?
— Она не виновата в преступлениях своего отца, он опутал ее своей ложью. Я боюсь, Пуантро разъярится, если она начнет задавать ему вопросы. — Он помолчал. — Я тревожусь за ее безопасность.
Ясные глаза Кларисы всматривались в его лицо. Роган почувствовал их молчаливое напряжение и догадался, как много он выдал, когда она прошептала:
— Понятно.
— Если бы вы смогли передать мне весточку через вашего «друга»-охранника…
— Я это сделаю.
Осознавая, сколь многим он обязан этой мужественной женщине, Роган прижал ее руку к своим губам:
— Спасибо, Клариса, за все, что вы для меня сделали.
Провожая взглядом ее хрупкую фигурку, Роган тяжело вздохнул.
Он поднял глаза на зарешеченное окно своей камеры, и отчаяние охватило его.
— Нет, это не должно закончиться таким образом!
Клариса завернула за угол коридора. Камера Рогана скрылась из глаз. Женщина замедлила шаги, и улыбка сползла с ее лица.
Она сказала Рогану, что поняла, почему он просил ее справиться о Габриэль Дюбэй. Она действительно поняла. Она поняла это слишком хорошо и больше не могла обманывать себя.
Заставив себя продолжать путь, она, изобразив самую ослепительную улыбку, остановилась рядом с охранником. Клариса чуть не прижалась к парню, с которым ей удалось перекинуться несколькими словами, когда она входила сюда. Ей легко тогда удалось очаровать его, но, понимая, что необходимо укрепить свои позиции, она порылась в кармане и достала оттуда несколько серебряных монет. Легким движением она вложила их ему в ладонь.
— Merci, mon ami. Ты осчастливил меня и моего любовника. — Она бросила на него легкомысленный взгляд. — А если бы пришла еще раз повидаться с ним, ты бы не выгнал меня вон?
Парень огляделся вокруг и ссыпал монеты себе в карман. Его взгляд задержался на линии ее декольте, прежде чем он поднял лицо и прошептал:
— Подойдешь к двери черного хода и спросишь Жака. Если в коридоре никого не будет, я выйду к тебе. Тогда ты сможешь…
— Ты готова уходить, Клариса?
Повернувшись к женщине, с которой они вместе разносили ужин, смотревшей на нее с явным подозрением, Клариса ответила:
— Oui, я готова.
Прежде чем догнать группу работников кухни, разносивших еду, Клариса еще раз подмигнула охраннику. Она изобразила широкую улыбку, когда он окликнул ее:
— Au'revoir, Клариса.
Но ее улыбка быстро угасла. Оставив бадью на кухне, она сумела избежать встречи с поваром и выскочила на тюремный двор. Ее грудь тяжело вздымалась, слезы катились по лицу. Она долго стояла в темноте без движения, повторяя себе, что надо признать правду, которую больше нет смысла отрицать.
Мечта, которую она лелеяла, никогда не исполнится. Причина проста: он любит Габриэль Дюбэй.
Габриэль почти бежала по тюремному коридору. Она как раз достигла угла, когда услышала мужской голос, донесшийся откуда-то рядом:
— Au'revoir, Клариса.
Клариса. Габриэль остановилась: что-то было знакомое в этом имени. Несколько минут назад она появилась перед главным входом в тюрьму и, назвав себя по имени, заявила, что ей надо видеть Уитни, дабы удостовериться, что он больше не представляет опасности. Она отказалась от сопровождения охранника таким тоном, что не оставила бедному парню никакого выбора, кроме как молчаливо подчиниться ее намерению встретиться лицом к лицу со своим похитителем.
Как же она могла забыть Кларису? Сделав еще несколько шагов, Габриэль наткнулась на очередного охранника. Заметив обескураженное выражение его лица, она не удосужилась назвать свое имя, а парень, с изумлением разглядывавший ее дорогое платье, с очевидной осторожностью сказал:
— Боюсь, мадемуазель, вы ошиблись коридором. Здесь не место для такой леди. В этом отделении только один человек — опасный преступник.
— О… — колебания Габриэль были наигранными, — я думала, что женщина, которая уходила… которую зовут Клариса…
Лицо охранника напряглось. Он выразил некоторую неловкость, потом буркнул:
— Парня все равно повесят. Я подумал, не будет ничего страшного в том, если его женщина повидается с ним под предлогом раздачи еды.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61
науч. статьи:   политический прогноз для России --- праздники в России на основе ключевых дат в истории --- законы пассионарности и завоевания этноса
Загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

    науч. статьи:   три глобализации: по-британски, по-американски и по-китайски --- расчет пенсий для России --- основа дружбы - деньги --- три суперцивилизации мира
загрузка...

Рубрики

Рубрики