ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Все здесь пестрело тропическими цветами, взращенными с любовью и умением.
Похоже, безразличие Люсии к садоводству распространялось только на палисадник перед домом и заброшенный огород за ним. Я лишь улыбнулась, понимая, насколько мало знала Люсию.
Она ведь когда-то пела в опере. А значит, стремилась к совершенству во всем.
И оранжерея содержалась в идеальном порядке. Прямо у дверей разметалась алламанда с тяжелыми соцветиями, а за ней антурии с красными бутонами нереального оттенка.
На минуту я забыла о цели визита и в восхищении разглядывала насаждения. Вся массивная стена дома со стороны оранжереи заросла плющом. Листья казались темно-зеленой водой, стекающей по кирпичам. А цветы ярко-оранжевого цвета выглядели словно золотые рыбки.
Смотрелось бесподобно. И совершенно театрально.
Бедная Люсия.
Лишь у одного цветка – я не смогла определить, что это за сорт, – цветы были нежно-белого оттенка. Видимо, Люсия вырастила его для контраста.
А из запахов все перебивала желтая плюмерия. Я разгадала замысел Люсии: она хотела воссоздать образ Гавайских островов.
Я прошла вперед по влажному гравию. Видимо, здесь стояла автоматическая система орошения, и включалась она по утрам. Растения уже высохли, да и гравий подсыхал под интенсивным солнцем.
Люсия тратила все свое время и деньги на цветы.
Как странно было обнаружить что-то общее с женщиной-драконом.
Я свернула по дорожке и увидела орхидеи, которые смотрели на меня, разинув кровожадные пасти. Конечно, они не были хищниками. А вот непентес, что рос прямо над орхидеями, определенно был. Неудивительно, что здесь не водились насекомые.
Это напомнило мне о том, зачем я пришла. Я огляделась и поняла, что в оранжерее, кроме меня, только прекрасные цветы. Было не так жарко, как я ожидала, хотя, если честно, я давно не работала с оранжереями. Я еще раз осмотрелась, на этот раз более тщательно, но не нашла ничего, кроме садовой лопатки.
Здесь определенно не было никакого мертвого тела. Уж его-то я бы точно увидела.
А это значит, что кто-то солгал мне.
Не трудно было догадаться, кто именно.
Меня одурачили, и толстуха Филиппа снова купилась, снова стала предметом всеобщих насмешек. Ну когда же я начну учиться на своих ошибках?! Мне вспомнились все те унизительные шуточки, которыми щедро осыпали меня одноклассники в школе.
Однако на этот раз надо мной подшутил единственный человек, которому я доверяла. Вот уж не думала, что Ник может быть таким жестоким.
Но ведь его брат был именно таким, а они одного поля ягоды. Я развернулась и пулей выскочила из оранжереи, громко хлопнув дверью.
Надо признать, я неудачница. Уверена, надо мной даже дом смеялся.
Надо было ее предупредить.
Ник сидел в пикапе, не находя себе места от нетерпения. Ему казалось, что его часы остановились. А еще ему казалось, что на Зверя смотрят тысячи глаз. Не самое незаметное транспортное средство. Да еще на двери эмблема компании Фил и номер мобильного телефона. Стресс, печаль и недостаток сна делали свое дело – Ник с трудом соображал.
Но было что-то еще.
Он почувствовал это прошлой ночью, однако решил не обращать внимания. Поутру, при солнечном свете, он понял, что трудно будет скрывать свою симпатию к Фил. А это лишь усложняло все. Ник не хотел, чтобы она заходила в дом, не хотел подвергать ее тому ужасу, через который прошел сам, не хотел втягивать ее в свои проблемы.
Он хотел свозить ее в Бутан. Он сходил с ума.
Ему так легко было представить Фил там. Он рисовал в воображении ее искреннее удивление открытием, что в свое время толкало его на новые и новые путешествия. Кухня Фил послужила ключом к тайнам ее души. Там царил тот же праздник цветов, та же несочетаемость одного с другим, что и в любимых им культурах.
Ник всегда путешествовал один из принципа и даже в группе держался в стороне. Путешествия были его частной жизнью, и он никогда не рассматривал возможность ездить с кем-то.
Не говоря уж о женщине. Тем более любовнице.
Фил. Женщина, которая была без ума от его брата, а возможно, и до сих пор его любит.
Не стоит об этом забывать.
Ник помнил ее неуклюжим подростком, а потому она не вызывала в нем похоти. После Люсии она была единственным человеком, кому он доверял, и ей он мог доверить гораздо больше, чем бабушке. Фил хранила его тайну, какой бы ни была причина. Она заслужила уважение, а не похотливые взгляды.
Но Филиппа стала настоящей женщиной. Когда это произошло?
Глупо было думать о ней как о женщине, ведь столько пережито вместе. Тем более что из головы не шла та, старая Фил, в рваных джинсах и мешковатых свитерах.
Она всегда была полной, прыщавой девчонкой, у которой все чувства написаны на лице. Ник знал, что она и с ним-то подружилась, только чтобы быть ближе к брату. Но она была таким хорошим другом, что Ник не обижался. Она обожала Шона на расстоянии, никогда не бегала за ним.
Таких девчонок парни и зовут «Фил».
Раньше Николас и не задумывался, что Фил противоположного пола. Как мужчина, он не мог не заметить ее длинных ног и узких щиколоток под юбкой. Он не мог отвести взгляда от этих ног, когда она давила на педаль газа. И только страх за собственную жизнь, когда Фил принялась обгонять всех подряд, заставил его посмотреть на дорогу.
Глядя на нее с заднего сиденья, он думал о том, что это уже не та Фил, которую он знал. Прежняя Фил не красилась вовсе, а эта, новая, носила приятный макияж. Она пользовалась помадой, от которой ее губы призывно блестели. Чуть рыжеватые темные волосы – раньше она забирала их в хвост на затылке – спускались волнами до скул, открывая напоказ изящную линию шеи.
Не сказать, чтобы Фил сильно похудела. Фигура у нее была не для модельного бизнеса – и слава Богу. Но она вытянулась и приобрела формы. Фил носила одежду тех же живых оттенков, что он видел в ее доме. Ей было так же комфортно в своем теле, как и раньше, только она перестала быть неуклюжим подростком. И еще, она стала очень женственной. А в результате она выглядела очень сексуально.
Если бы Ник не знал Фил так хорошо, то решил бы, что встретился с ее старшей сестрой или даже с родственницей. Но это была Фил, невзирая на разительные перемены во внешности. Веселая и прямолинейная, резкая и умная, честная и заботливая. Та же Фил, только в самом расцвете. Она всегда была милой, правда, не следила за собой, Нужно было приглядываться, чтобы рассмотреть в ней симпатичную девушку. Самым привлекательным в ней в то время была улыбка.
Если задуматься, то и ему эта улыбка была удивительно приятна.
Нику всегда хотелось поцеловать ее в губы, когда она улыбалась. Но они были подростками, и он не сомневался, что Фил влепит ему пощечину, если он осмелится. Даже тогда он понимал, что один поцелуй изменит все.
Что ж, он был наполовину прав.
Судя по всему, Фил думала точно так же. И его это пугало. Пугало и беспокоило. Сильно беспокоило. Ведь даже если Фил не перепутала его с братом – а суд присяжных до сих пор не знает, что перепутал, – то она играет по другим правилам. Он достаточно хорошо знал ее, чтобы видеть это. Фил ждет от него банальных вещей: поход к алтарю, домик в пригороде, две машины в гараже, пара ребятишек и золотистый ретривер.
Но Нику Салливану такой жизненный уклад был не по душе. Он был мобилен, свободен от обязательств, жил по принципу: «Все свое ношу с собой». Он не заводил долгих романов. И не желал.
Что-то не меняется никогда.
Сейчас его инстинкты кричали ему: «Беги со всех ног». Однако он застрял в пикапе Фил, точно последний трус, и ждет, когда она доделает за него грязную работу. Как человек, живущий моментом, Ник понимал, что за этот момент ему придется расплачиваться.
Кроме того, он здорово наследил на месте преступления, впрочем, ему не привыкать выкручиваться. Николас поморщился и стал сверлить взглядом тяжелую дубовую дверь в надежде, что та откроется.
Надо было предупредить Фил о доме. Нужно было сказать ей о нарядах, декорациях – о коллекции, одним словом. Чучело рыси напугало не одного случайного гостя дома. Психоаналитик мог на Люсии карьеру сделать.
Фил без него никогда не переступала порога этого дома. Люсия пускала в дом только родственников по крови и очень немногих знакомых. Ник чуть не сорвался с места, невзирая на страх раскрыть свое присутствие.
Но Фил не кричала.
С другой стороны, это еще хуже.
Дом напряженно молчал, как и всегда, храня свои тайны. Николас так привык к нему, что не обращал внимания на его странности. На самом деле Ник долгое время считал, что все живут, как его бабушка, среди странных вещей и призраков прошлого.
Ну что она там возится? Николасу хотелось походить из угла в угол, однако пикап был не настолько велик. Он принялся барабанить пальцами по обивке сиденья.
Фил наверняка добралась до кухни. Ник посмотрел на часы и отметил, что прошло ровно две минуты с того момента, как она переступила порог. Что, если ей стало плохо от того, что она обнаружила?
Не стоило ее отпускать.
Ник сжал зубы и решил дать ей еще одну минуту.
Только одну. Секундная стрелка на часах ползла издевательски медленно. Николас выждал тридцать секунд, затем начал перелезать на переднее сиденье.
Но тут из дома показалась Фил. К его удивлению, она выглядела совершенно спокойной. Она пожала плечами и нашла нужный ключ. Он не мог не заметить ее разочарования.
Ник снова уселся на заднее сиденье. Единственное, что пришло ему в голову, это что Фил по-прежнему играет на публику. Он уже и думать забыл об их прикрытии, но Фил сделана из другого теста. Да, она сильно изменилась за эти годы.
Она спокойно села за руль, завела двигатель и подала назад, выезжая на дорогу. Ее дурное настроение выдал лишь визг покрышек, когда они тронулись.
Фил не произнесла ни слова. Как будто он стал невидим.
– Ну и?
Она бросила на него взгляд через зеркало заднего вида. Если бы не зеркало, его бы приморозило к месту. Когда она перевела взгляд на пустынную дорогу, ее губы были плотно сжаты. Она выехала на магистраль и с такой силой вдавила педаль в пол, что Ника отбросило назад.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52

загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

Рубрики

Рубрики