ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Я снова взглянула на фото. В глазах мальчика застыла такая уязвимость, что защемило сердце. Я не помню, чтобы видела Ника с таким выражением лица. То ли с памятью моей что-то стало, то ли фотограф поймал его в момент, когда он не контролировал свои чувства. Видимо, Люсия тоже увидела это, раз поместила фотографию на самое видное место.
– Какой это год?
– А ты не помнишь?
– Нет. Ты ведь старше.
– Это был год одна тысяча девятьсот семьдесят третий. – Я снова посмотрела на фотографию со зданием театра.
– Люсия продала его после вашего приезда.
Ник кивнул и вернулся в кресло. Он был в тени, и я могла разглядеть только его сияющие глаза.
Впрочем, скорее всего он смотрел не на меня, а на фотографии, которые так много могли рассказать.
– Как умерли твои родители? – Ник пожал плечами и отвел взгляд.
– Авария на дороге.
Запись закончилась. Проигрыватель отключился, поднимая иглу, и между нами повисла тишина, нарушаемая лишь дыханием дома. Я ждала, не в силах разрушить колдовство. Но Ник встал и убрал пластинку в пакет.
– Это уже история, Фил. Прости, что не придерживался плана. – Он взял меня под локоть, чтобы выпроводить из святилища Люсии.
И подальше от своих драгоценных секретов. Я уперлась каблуками в пол.
– А что, если история как-то связана с ее смертью?
– Нет, не связана. Идем.
– Но ты ведь не знаешь наверняка!
– Знаю.
У Ника талант завершать разговор. Такое впечатление, что он захлопывает перед твоим носом дверь и выбрасывает ключ, а ты стоишь и смотришь на деревянную преграду, о существовании которой секунду назад еще и не подозревала.
От этого хотелось плеваться.
Когда-то эта черта Ника казалась мне ужасно романтичной. Не мужчина, а настоящая загадка. И нужна лишь правильная женщина, чтобы разгадать все его тайны.
Ха. Времена изменились. Сейчас я не собиралась терпеть такое отношение.
– Как ты можешь быть уверен? Ты что, всезнайка? – спросила я, вырывая руку. – Откуда ты знаешь, что предусмотрел все?
– Мы оба знаем, что Шон виновен, – сказал Ник без тени сомнений. – Так что прошлое здесь ни при чем.
– А просто ответить на вопрос тебе сложно? Или ты считаешь, что я должна бегать за тобой хвостиком и слепо верить тебе? Мне любопытно, в конце концов. И если ничего важного в этой информации нет, то разве сложно рассказать мне? – Дыхание сперло, в глазах помутилось, и то, что я сказала дальше, сорвалось с языка совершенно случайно: – Почему ты не доверяешь мне, Ник? – Я схватила его за грудки и встряхнула. – Что я тебе сделала, чтобы ты не доверял мне?
Он долго смотрел на меня, а я никак не могла понять, о чем он думает.
– Я доверяю тебе.
– Чушь! Ты не отвечаешь ни на один из моих вопросов, даже когда я спрашиваю о совершенно безобидных вещах. – К моему стыду, я почувствовала, что на глаза навернулись слезы. Я лишь надеялась, что Ник не заметит их из-за плохого освещения. – Ты самый вредный из всех известных мне мужчин, а у меня три брата, так что конкуренция о-го-го.
Я решила не дожидаться беседы по душам, тем более не верила, что он на такое способен. Я повернулась и вышла из комнаты. Ник ничего не стал говорить, что в данной ситуации было, пожалуй, самым умным решением.
Я вышла в коридор, кипя от гнева. Я понимала, что сказанное мной ничего не изменит. Ник не изменится.
С этими мыслями я дошла до кухни, посмотрела на дверь в оранжерею. И… увидела Люсию.
Точнее, я увидела ее призрак. Он был одет в белое одеяние, волосы распущены, а в руке конфета. Казалось, ноги Люсии не касались пола, она словно летела. На шее ее виднелся красный рубец, а кожа была совершенно белой.
Мне показалось, что Люсия чем-то недовольна.
Призрак подплыл ближе и поднял руку, как будто хотел ударить меня. Или проклясть. Я открыла рот, но не смогла выдавить ни звука. Меня парализовал страх.
Я вышла из ступора и пустилась бежать со всех ног. Кажется, я ударилась лодыжкой, но это не остановило меня.
* * *
Фил права.
Как бы он ни оправдывал себя, но в ее словах была доля истины. Она не сделала ничего, что могло подорвать его доверие.
Просто он такой, какой есть. Или, быть может, таким его воспитали.
Ник выскользнул из дома и обогнул его, держась в тени. Он видел, как впереди бежит Фил. Бежит от него. Но он не тешил себя иллюзией, что она остановится, если он окликнет ее.
Ник дошел до берега. Фотоальбом Люсии он зажал под мышкой. Он нашел дорогу и пошел по направлению к городу.
Воздух был свеж, хотя и сюда доносились запахи ресторанчиков быстрого питания. Ник ускорил шаг. В кармане шуршал рецепт от Чандры, под мышкой лежали альбом и пластинка с единственной записью Люсии.
Ник обнаружил, что забыл рюкзак с вещами в машине Фил. Впрочем, ничего жизненно-необходимого там не было. Паспорт и деньги он всегда держал при себе. А все прочее – дело наживное, главное, чтобы голова работала.
Впервые он задумался о своей жизни. До сих пор он считал, что никто ему не нужен, старался не привязываться ни к кому. Но Люсию убили, и он по-настоящему скучал по ней.
Несмотря на все его усилия, Ник чувствовал себя таким же одиноким, как после смерти родителей. Он вынужден был признать, что его стратегия выживания дала серьезную трещину. Да и Фил настаивала на том, что он оставил заметный след в ее жизни. Конечно, он не жалел об этом. Он хотел извиниться перед ней, чтобы она не держала на него зла, но получилось все наоборот. Он хотел замести следы своего пребывания в ее жизни, а вместо этого только натоптал. Интересно, возможно ли еще исправить ситуацию? Было что-то в Филиппе Коксуэлл, что притягивало его, словно магнитом. И всегда он чувствовал это притяжение. Она была такой веселой, такой решительной. Она была бунтаркой. Вот и сегодня она продемонстрировала это. Она готова была сражаться за свои убеждения, отстаивать свою свободу. А какую волю она проявила, чтобы изменить себя, просто уму непостижимо! Наверное, поэтому он хотел помочь ей. Ну да, рыцарь в сияющих доспехах.
Наверное, все дело в ее родителях. Они всегда говорили, что Салливаны не пара Фил. Вот он и решил сделать что-нибудь хорошее ради разнообразия. Они, ее родители, толкали Фил на проторенную дорожку, не задумываясь, хочет ли того сама Фил. Ее вообще никогда не спрашивали, чего же она хочет, в то время как она хотела самых простых вещей. Она хотела быть собой и принимать самостоятельные решения.
Ник только сейчас начинал понимать, как много дала ему Люсия, научив быть собой, научив жить своим умом, научив следовать за мечтой. Она никогда не давала никаких советов, зато поощряла самостоятельность.
В их доме было гораздо больше необычного, чем представляли себе жители Розмаунта.
С другой стороны, Фил, похоже, не нужна была ничья помощь. Она многого достигла без его вмешательства, с легкостью проживет без него и дальше. Ник подумал вдруг о лососе, который всегда плывет против течения, не признавая поражений. Может быть, именно поэтому так сложно уйти от Фил. Потому что он всегда стремился заполучить сложные трофеи, а Фил, несомненно, была одним из таких трофеев. Его всегда тянуло к тем, кто находил в себе силы сопротивляться среде. Что ж, если он хочет стать причиной перемен в ее жизни, то перемены эти должны быть продолжительными и непременно к лучшему.
Или его тянет к Фил из-за того, что она сказала о его роли в своей судьбе? Из-за того, что дала ему понять, насколько он значим для нее? Из-за того, что она принимает его таким, какой он есть. И это несмотря на то что он временами раздражает ее?
Ник улыбнулся. Только теперь он понял, что надлежит сделать.
Сначала о главном. Он снова добрался до дома, где жил его брат. Снова дождался скандала. Снова сделал звонок. На этот раз Шон всматривался в темноту вокруг, когда полиция увозила его. Ник помахал, выйдя из тени. Не в его стиле, конечно, но Фил бы это понравилось.
К рассвету Ник добрался до рынка. Он прислонился спиной к стене здания и смотрел, потягивая кофе, как усиливается движение. Ему нравился рынок: цвета, запахи, торг с продавцами. С течением времени менялись здания, правила, подход, но суть рынка всегда оставалась неизменной.
Ник видел в рынках что-то торжественное, практичное и обнадеживающее. Совсем как в Фил.
Сначала появились торговцы в перчатках с обрезанными напальчниками и в тяжелых плащах. Они раскладывали апельсины, радиччо, свежую зелень. Они покрикивали на помощников, которыми зачастую были их дети, – слышны были несколько языков одновременно. Подъезжали грузовики, их разгружали, и они снова отъезжали, освобождая место следующим. Ник чувствовал запах свежей рыбы и слышал, как сбрызгивают зелень, чтобы она блестела на солнце. Ему захотелось приготовить что-нибудь.
У него никогда не было времени исследовать кухни народов мира, хотя и очень хотелось. Дело, возможно, было в том, что для того, чтобы готовить, нужно много всевозможного скарба, который не унесешь с собой. Но сегодня ему и не хотелось никуда уходить.
Затем пришли шеф-повара. Они принюхивались, приглядывались и отбирали лучшее для своих ресторанов.
Ник крепче сжал кружку с кофе, чтобы удержаться от соблазна купить что-нибудь.
Затем появились зеленщики с тележками на колесиках, закупая свежую зелень на продажу. И только после них потянулись первые туристы в кроссовках и с фотоаппаратами. К половине десятого на рынке воцарился хаос.
Ник решил, что он должен еще раз поговорить с Фил, потому что между ними не все было высказано. Не было ясности, и это не давало ему покоя. Инстинкт подсказывал ему, что нужно встретиться. А он доверял своим инстинктам, инстинкты не раз спасали его.
Он ни минуты не сомневался, что Макалистер будет виться вокруг Фил, пытаясь устроить ее, а заодно и свою юридическую карьеру. Так что имело смысл присмотреть за Фил, чтобы адвокаты во главе с ее родителями не испортили ей жизнь. Прежде чем уезжать, нужно убедиться, что у Фил все будет хорошо.
Нику вспомнилось предложение Фил остаться на ее диванчике. Может, им удастся договориться? Он будет готовить, а она разрешит поселиться у нее в гостиной.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52

загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

Рубрики

Рубрики