ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Беверли кивнула и отошла в сторону, чтобы уступить место супругу.
Роберт Коксуэлл был таким же импозантным, каким Ник его помнил. А вблизи это было еще заметнее. Он был высок, седовлас и роскошно одет. Костюм сидел безупречно, а рубашка была нереально белой.
Он не удостоил Фил даже взглядом, зато Ника осмотрел с ног до головы.
– И ты еще набрался наглости явиться сюда после того, что сделал? – спросил он, не скрывая враждебности. – Если бы на месте судьи тогда оказался я, то ты бы все еще отбывал срок. В колонии строго режима. Вождение в нетрезвом виде – это очень серьезное правонарушение, молодой человек.
Фил кашлянула, но ее голос звучал до непривычного неуверенно:
– Обвинения сняли за недостаточностью улик. – Отец бросил на нее сердитый взгляд:
– Не встревай. Обвинения сняли потому, что О'Нилл некомпетентный болван, а Тапер слишком сентиментален, чтобы быть хорошим судьей. Улики всегда можно найти, главное, знать, где искать.
Ник негодовал, но умело скрывал свое состояние. Он ответил совершенно спокойно:
– А мне казалось, что в этой стране человек невиновен, пока не доказано обратное.
– Не надо цитировать передо мной закон. – Роберт прищурился. – Тебе повезло, только и всего. Я слышал, в машине нашли марихуану.
От Ника не ускользнула ироничность данного обвинения. Особенно если учесть, что вся семья уже собралась в холле и слушала.
Зак Коксуэлл вытворял и не такое, но всегда оставался недосягаем для закона. В результате именно к Заку проще всего было обратиться за косячком или чем-нибудь посерьезнее. Он никогда не задавал глупых вопросов – деньги на бочку, и получи, что просишь. Из царственных отпрысков семейства Зак был самым юным, но, как ни странно, самым уважаемым в Розмаунте. Однако ни у кого даже мысли не возникло привлечь его к ответственности.
– Вас неправильно информировали. – Ник улыбнулся. – В отличие от некоторых я не пью и не курю.
Зак покраснел, но его отец ничего не заметил.
– С трудом верится.
– В любом случае я здесь не для того, чтобы держать ответ за то, что случилось пятнадцать лет назад. – Ник обнял Фил за талию и почувствовал, как она дрожит. – Насколько я понимаю, сегодня у вас приятное событие? С днем рождения, мистер Коксуэлл.
Фил, похоже, расстроилась из-за случившегося больше всех. А это о многом говорило.
От внимания отца не ускользнул жест Ника, а главное – то, как он был воспринят его дочерью.
Роберт Коксуэлл повернулся к Фил и заговорил грубо:
– Ты пожалеешь об этом мятеже, Филиппа Элизабет Коксуэлл. Попомни мои слова. И если ты надеешься, что я прощу тебе это оскорбление, когда ты придешь за помощью, то ты глубоко заблуждаешься.
Он развернулся и пошел в комнату, а Ник и Фил так и остались стоять в дверях.
Добро пожаловать домой. Только сейчас Ник понял, насколько права была Фил в своих страхах. Даже Беверли, казалось, была удивлена поведением мужа, однако она быстро нашлась.
– Проходите, что же вы стоите в прихожей! – воскликнула она и потеснилась, как будто раньше мешала им пройти.
– А действительно, почему бы и нет? – пробормотал Ник чуть слышно.
Фил улыбнулась, как бы извиняясь за случившееся. Ник недоумевал, как она выжила в таком окружении, как эта атмосфера не отравила ее чистую душу. Он едва порог переступил, а уже готов был скальпы снимать.
Фил не заслуживала такого обращения. Но, судя по всему, ее регулярно встречали именно так, ведь она даже не удивилась.
Ник разозлился, а такого с ним давненько не было.
– Я же предупреждала, что теплого приема не будет, – прошептала Фил, а Ник все еще держал ее за талию.
– Да, надо было верить тебе на слово, – сказал он и погладил Фил по спине, чувствуя, как напряжение уходит из ее мышц.
Он уведет ее пораньше.
Внутри атмосфера была не лучше, хотя Роберта поблизости не было. Фил представила собравшихся, а напряжение так и висело в воздухе. Ник, разумеется, помнил ее братьев, потому что в Розмаунте их знали все. Впрочем, он ни с кем из них не общался, даже с Заком, хотя по возрасту они были ближе всего.
Похоже, родные Фил не знали, как реагировать на его появление, но склонялись к позиции отца. Старшего из братьев звали Джеймс – точная копия отца. Та же уверенная манера держаться и тот же безупречный вкус в одежде. Волосы такие же каштановые, как у матери, но с сединой на висках. Он производил впечатление красивого, однако резкого, нетерпеливого и амбициозного человека.
Ник догадывался, что его вожделенной мечтой было положение главы семьи. Очевидно, Джеймс был старшим партнером отца по семейному бизнесу и не без основания претендовал на львиную долю наследства в будущем.
– Держись, Филиппа, – только и сказал Джеймс, слова с трудом просачивались сквозь плотно сжатые губы. Он пожал руку Ника так, словно мог подхватить какую-нибудь заразу.
Но если Джеймс был точной копией отца, то его жена Марша не выдерживала никакой критики рядом с Беверли. Ее даже можно было бы назвать красивой, если бы не губы, которые застыли в недовольной гримасе. Это сильно портило общий вид. Она походила на мегеру, да и говорила так же.
На ней было дорогое платье, однако сидело оно неважно. Помада местами смазалась, а драгоценности не мешало почистить. Но ей, видимо, было все равно.
– И чего это ты решила все испортить, Филиппа? – заныла Марша. – Обычно этим занимается Зак. У него хотя бы смешно получается.
– Я еще не сказал свое последнее слово, – вставил Зак в надежде отшутиться. – Но на этот раз Филиппа, пожалуй, перещеголяла меня.
Никто не рассмеялся.
Джеймс и Марша гарантировали продолжение династии, родив двоих сыновей. Джеймс-младший и Джон были симпатичными мальчуганами с озорными глазами и одинаково прилизанными волосами. Им было лет восемь-девять, и, похоже, они были погодками. Они вежливо пожали руку, не задумываясь ни о каком подтексте, и по их поведению было понятно, что они терпеть не могут костюмы, которые родители заставили их надеть по случаю праздника. Джон дергал узел галстука с таким видом, будто его душат, за что и получил от отца, да так сильно, что мог и шрам остаться.
Второй сын, Мэтт, был не так удачлив по части генетики и не унаследовал ни материнской красоты, ни отцовской импозантности. Он держался в сторонке, словно напряженная обстановка в семье была ему не по душе. Он не сказал ни слова, лишь кивнул, когда Фил представила его, и тут же бросил взгляд на Джеймса, чтобы проверить, так ли он все сделал.
Ему было около сорока. Ник считал, что в таком возрасте глупо оглядываться на других. Мэтт тоже был адвокатом, но в отличие от братьев занимался земельным правом. Он даже себя в суде защитить не мог.
Жена Мэтта, Лесли, была ученого вида брюнеткой и, судя по всему, вертела мужем как хотела. Ей определенно не нравилось, что Мэтт держался в тени.
– Очаровательно. – Она улыбнулась, правда, несколько наигранно, и подтолкнула вперед девочку. – А это Аннет. Аннет, поздоровайся.
Девочка и не подумала здороваться. Одета она была очень нарядно, но разговаривать явно не хотела. Должно быть, она унаследовала манеру поведения от отца.
Или была восприимчива к царящей в доме атмосфере. Ник улыбнулся ей, а она посмотрела на него застенчиво и спряталась за маму.
Зак был самым веселым из всех, душой компании. Красивый от природы, он был наделен даром очаровывать. Зак всегда держал наготове шутку или умную реплику. Впрочем, он был слишком надменным.
– Давненько не виделись, – сказал Зак дружелюбно, хотя друзьями они никогда не были. – Знаешь, что говорят, когда видят двадцать пять адвокатов, застрявших по горло в цементе?
– Слишком мало цемента.
Сыновья Джеймса расхохотались и принялись пересказывать анекдот друг другу. Зак подмигнул Нику:
– Неплохо, неплохо. – Затем он произнес театральным шепотом: – Но, скажу тебе по секрету, здесь зона, законом освобожденная от анекдотов. – Он бросил на Ника многозначительный взгляд.
Ник не сдавался:
– Может, просто нужно сменить тему анекдотов? Или подкопить свежих, а то этот будет постарше нас с тобой, вместе взятых.
Зак помрачнел и отошел, открывая взгляду еще одного мужчину, которого Ник раньше не замечал.
– С моим приятелем, Джеффри Макалистером, ты, похоже, уже знаком.
Ник знал, что чего-то подобного стоило ожидать, но все-таки удивился. Фил негодующе выдохнула. Стоило ли винить ее в этом? Она ясно высказала свое мнение, но никто к нему не прислушался.
Джеффри выглядел щеголевато, он знал не хуже остальных, что вписывается в компанию куда лучше Ника.
Ник улыбнулся, он твердо вознамерился раздавить конкурента благородством. Он протянул ему руку.
– Было дело.
– Вот и повстречались снова, – сказал Джеффри и перевел взгляд на Филиппу: – Позволь мне первому сказать, что ты сегодня бесподобно выглядишь, Филиппа.
Она взяла Ника под руку и впервые за вечер игриво улыбнулась:
– Ты уже не первый. Тебя обошли. – Она благодарно посмотрела на Ника. – Но все равно спасибо.
Губы Джеффри сложились в тонкую линию, а Зак присвистнул, но затем пожал плечами:
– Не обижайся, Ник, но нам нужен был запасной вариант. Если что, тебя подстрахуют. Видишь ли, никто не верил, что Филиппа действительно приведет тебя на ужин.
Ник подавил ухмылку.
– С чего вдруг такое недоверие? – Тишина, последовавшая за этим, оглушала. Джеффри кашлянул и сказал, снимая напряжение:
– Что ж, Зак, похоже, ты не справился с заданием.
– А почему ты не пригласил Санди? – спросила Лесли, переходя на нейтральную тему.
Но Зак оборвал ее довольно грубо.
– Прошлой ночью мы расстались, – сказал он и как-то сразу осунулся.
Ник предположил, что инициатором разрыва был вовсе не Зак.
Никто не знал, о чем еще говорить. Они торчали в холле, погрязшие в молчании, пока именинник развлекал сам себя где-то в глубинах дома. Да, вечер, по-видимому, будет долгим.
– Полагаю, – сказала наконец Беверли неестественно весело, – пора нам всем выпить.
Глава 17
Это был ад кромешный. Я краснела за поведение отца весь вечер. Было ужасно неудобно перед Ником. Нет, конечно, я ожидала, что отец не станет держать язык за зубами, но что он наговорит такого!
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52

загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

Рубрики

Рубрики