ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Он обращался со мной как с королевой, открыл дверцу, держал за руку, пока я усаживалась на пассажирское кресло – никто и не предполагал, что я сяду за руль. Мир казался большим и пугающим, будущее было неясным.
Ник не отпускал мою руку всю дорогу до дома; когда он переключал передачи, было неудобно, но оно того стоило. Определенно стоило. Мы не перемолвились и словом, но сердце мое билось, как будто я пробежала марафонскую дистанцию.
Несмотря на то что меня переполняли эмоции, все было предельно просто. Я боялась спрашивать, боялась даже сказать что-нибудь, я не хотела испортить волшебство мгновения. Я не хотела разрушить очарование ожидания.
Мы вошли в прихожую моей квартиры, Ник закрыл дверь на ключ, и мы посмотрели друг другу в глаза. Его изумрудные глаза выдавали нетерпение, но он ждал моего решения. Даже без совета матери я бы догадалась, чего он ждет. Я и сама хотела отдаться его вулканической страсти. И не важно, будет это последний раз или это навсегда. Я готова была отдать ему все.
Он прижал меня к себе и поцеловал, вложив в поцелуи всю страсть. Он едва контролировал себя, но его поцелуй был нежным. И тут я поняла, что на самом деле не любила его все эти годы. Я не могла любить его, потому что не знала его. Не знала, какой он на самом деле.
Наша одежда валялась по всей квартире. Мы занимались любовью ночь напролет, так, словно утро не придет никогда, А когда утро пришло, я сказал Нику Салливану, что люблю его. Он ничего не ответил, впрочем, я ничего и не ожидала. Он лишь снова занялся со мной любовью.
И этого было достаточно.
Когда я проснулась, моему взору предстало великолепное зрелище: Ник Салливан натягивал джинсы.
– Только не говори мне, что уже утро.
Ник бросил на меня взгляд через плечо и ухмыльнулся. Значит, он слышал, что я сказала, и ответ будет неутешительным.
– Прошлой ночью о сне ты беспокоилась меньше всего. – Я снова легла, осторожно подбирая стратегию поведения.
Прошлой ночью он занимался со мной любовью так, словно ему было не все равно. Впрочем, не сказать, что я большой знаток по этой части. Может быть, он, напротив, занимался со мной любовью, как в последний раз? Эта мысль отрезвила меня.
– Я планировала поваляться немного после тюремного заключения, насладиться, так сказать, благами вольной жизни.
Ник склонился надо мной, все еще в одних джинсах, и поцеловал. Так целуют разве что свою маму. Он поднялся и надел рубашку, оставив меня в сомнениях.
– Некогда отдыхать, Фил. Надо навестить Люсию.
Я села и испуганно заморгала. Неужели я что-то пропустила?
– Тебе звонили? Как она?
– Пока ни слова. – Ник насупился. – Но ее накачали лекарствами. – Он повернулся ко мне спиной и застегнул рубашку. Он заметно старался говорить нейтральным тоном: – О'Нилл хочет задать ей пару вопросов, когда она придет в себя. Я хочу присутствовать при этом.
То, что он говорил мне об этом, вселяло некую надежду, но мне нужно было что-нибудь более весомое.
– Тогда иди. Бери пикап, если хочешь. – Он посмотрел на меня:
– Фил, ты же знаешь, что дело не в этом.
Мы долго смотрел друг на друга. Я завернулась в одеяло, не в силах выбросить из головы сцены любви.
– Ты хочешь, чтобы я поехала с тобой?
– Я тебе об этом и толкую. – Я всплеснула руками:
– Так чего же ты прямо не скажешь?
С минуту он смотрел в пол, затем в два шага пересек комнату, а затем сел на край кровати.
– Фил, ты поедешь со мной в больницу, чтобы навестить Люсию? Надеюсь, что сегодня утром все разрешится. – Он постучал по деревянной спинке кровати. – И я действительно думаю, что тебе стоит быть там вместе со мной.
– Предложи лучше что-нибудь, от чего я не смогу отказаться. – пробормотала я.
Я выбралась из-под одеяла, и мне было все равно, как я выгляжу. Вечеринка закончилась.
Ник пытался сказать что-то резонное, но я не стала даже слушать.
– Фил…
– Не надо. – Я протестующе подняла руку. – Не говори ничего. Не начинай. И так все плохо.
Я пошла в ванную, чувствуя на себе его взгляд. Сердце разрывалось на части с каждым шагом. Что ж, сейчас все могут говорить, что меня предупреждали. Сейчас я по крайней мере знаю, как целуется Ник Салливан, не говоря уж обо всем остальном. Я даже знаю все его секреты. Что, впрочем, слабо утешаю. Я не лукавила, когда говорила Джеффри, что не жалею ни о чем и что готова заплатить за эту неделю любую цену. Я просто не хотела, чтобы все заканчивалось. Как ребенок на ярмарке, я не хотела слезать с карусели и возвращаться к скучной обыденной жизни.
Своему отражению в зеркале я сказана, что должна быть благодарна Нику за то, что он не скрывает от меня правду. Он мог опуститься передо мной на колено и поклясться в вечной любви, а потом навсегда исчезнуть из моей жизни. Что в конечном счете было бы гораздо хуже. Нет, он не обе шал того, чего не мог дать. Он сказал, что вернулся, чтобы сделать все правильно. Как только Шон окажется за решеткой и баланс сил будет восстановлен, Ник исчезнет. На этот раз навсегда. Иного он никогда и не обещал.
Впрочем, благодарности к нему я все равно не питала, зато было о чем пожаловаться шампуню на полке.
И все равно глупо будет пропускать феерический финал.
Она ушла и изменила правила. Фигурально выражаясь, она выдернула из-под него коврик и оставила в полном недоумении.
Называется: исправил все.
Вот и делай сейчас вид, что Фил не наговорила того, что наговорила.
Тишина, повисшая между ними, не имела ничего общего с дружеским молчанием, равно как и с сексуальным напряжением прошлой ночи. Фил с наслаждением переключала передачи и не тратила времени на разговоры.
Ее признание эхом отдавалось в голове, сбивая его с толку, пугая, побуждая одну часть его существа бежать куда подальше. Но другая часть хотела услышать, как три волшебных слова снова сорвутся с ее губ. Эта часть прокручивала снова и снова момент, когда Фил сказала заветные слова.
Эта часть его существа хотела остаться.
Впрочем, Ник не собирался ничего обещать, во всяком случае не раньше, чем он будет уверен, что сдержит обещание. Он не бросит Фил, причинив ей страдания. Но все по порядку. Сначала нужно решить более насущные проблемы.
О'Нилл ждал его, как они и договаривались. От его проницательного взгляда не укрылось то, как Фил отошла от Ника, словно поскорее хотела оказаться на дистанции. Она взяла со столика в приемном покое журнал и закрылась им, не удостоив Ника и взглядом.
О'Нилл посмотрел на него, и Ник почувствовал, что начинает злиться.
– Вот уж не думал, что можно испортить такое дело, – пробормотал шериф, но Ник предпочел оставить его комментарии без внимания. Не его это дело.
Люсия спала, как и в последний визит. На больничной койке она выглядела усталой и казалась бледной, словно ее жизненная сила разом ушла из нее. Или тому виной капельницы, что облепили ее со всех сторон? Кожа казалась тонкой, кости – хрупкими. Кислородная маска шипела в такт дыханию. Шериф стоял немного сзади, и лицо его было вовсе не таким бесстрастным, как ему самому того хотелось.
– Не удался твой фокус, Люсия, – пробормотал Ник голосом, который сам с трудом узнал.
Ее веки задрожали. Она открывала глаза целую вечность, или ему так казалось из-за того, что больше всего он хотел сейчас увидеть ее суровый взгляд.
Взор ее был затуманен, она смотрела на них не узнавая Затем она нахмурилась и легонько сжала его пальцы.
– Не шали, Николас. – Голос ее звучал еле слышным шепотом. – Дай-ка мне сигарету.
– Едва ли тебе разрешат курить здесь, – сказал он, откашлявшись. – Чтобы закурить, тебе придется поправиться и выписаться домой.
Она фыркнула и тут же слабо кашлянула.
– Может, ты и прав. – Она осмотрелась по сторонам и улыбнулась: – Здравствуй, Билл. Надо было тебе допить бренди.
– Ни за что. Нет ничего хуже, чем пить в одиночестве. – Она легкомысленно усмехнулась – слабая тень прежней Люсии.
– Хуже только есть твою оленину и ничем не запивать ее. – Она посмотрела на Ника, в глазах ее мелькнул озорной огонек: – Он уже кормил тебя своей стряпней?
– Нет. Еще не успел.
– Значит, тебе еще предстоит это удовольствие. – В голосе ее звучал вопрос. Ник улыбнулся:
– Пожалуй. Как же готовится оленина? – Люсия слабо поморщилась:
– Понятия не имею.
– Что ж, придется додумываться самому.
Люсия опустила голову на подушку и прикрыла глаза, словно разговор дался ей с трудом.
– Значит, ты усвоил урок.
– Значит, усвоил.
Комната снова наполнилась шипением кислородной маски. О'Нилл подошел ближе и взял ее за другую руку.
– Люсия, кто это сделал?
Ее дыхание стало реже, глаза закрывались.
– Люсия, – настаивал Ник. – Кто сделал это?
Она нахмурилась, как будто старалась остаться в сознании, но давалось ей это с трудом. Ее пальцы в руке Ника слабели.
– Филиппа Коксуэлл? – спросил О'Нилл.
Люсия улыбнулась.
– Девчонка Николаса… – прошептала она. Ник знал, что не он один ждет ее признания.
– Я так и думал, – пробормотал О' Нилл. Но Ник не обратил на него внимания.
– Я учила ее танцевать. – Улыбка Люсии стала шире, она поднесла руку Ника к щеке. – Она та самая.
О'Нилл удивленно нахмурился, но Ник знал, что бабушка говорит совсем о другом.
– Это была не Фил, Люсия, прошу, не засыпай. Скажи нам, кто сделал это с тобой?
– Ах нет, нет, – пробормотала она, язык заплетался, лекарство начинало действовать. – Не она. Другая.
– Другая? – рявкнул О'Нилл, но Люсия уже отправилась в страну грез.
Другая.
Кто же? Люсия еще не скоро сможет сказать им, кто именно.
Они вынуждены были уйти из палаты, потому что пришла медсестра и зашикала на них. Хорошо хоть Фил теперь официально оправдана.
– Может, это партнер Филиппы по «Коксуэлл и Поуп»? – О'Нилл листал записную книгу. – Возможно, эта Элайн влезла в долги, может быть, ей нужен был новый контракт?
– Никакого контракта не было, в том-то все и дело.
Они вышли в приемный покой и увидели, что Шон зажал в углу Фил, а у него за спиной стоит Джози. Девушка явно была чем-то недовольна.
Другая.
Ник так резко остановился, что О'Нилл налетел на него.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52

загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

Рубрики

Рубрики