ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


– А продукты тяжелые. По рукам? – Ник хотел уже пройти, но я протянула руку, останавливая его. Кожаная куртка оказалась холодной, а под ней я почувствована крепкие мышцы.
– Еще одно. Откуда у тебя столько наличных денег, Ник? – Я ошарашила его своим вопросом.
– Какие деньги? У меня с собой только мелочь.
– Не ври. Я видела твой бумажник у Чандры. Не любишь пользоваться банкоматами?
Мы посмотрели друг другу в глаза, и Ник, похоже, понял, что меня беспокоит.
– Я никогда не пользуюсь банкоматами, Фил. Это настоящая обдираловка. У меня с собой лишь пара тысяч. Я всегда беру с собой в путешествие наличные с запасом, чтобы не остаться без денег в случае непредвиденных обстоятельств.
Ник снова поддернул сумки, словно напоминая о договоре.
– Пара тысяч? Да никто не носит с собой такие деньжищи. – Ник тяжело вздохнул и посмотрел на меня устало:
– Фил, в бизнесе, которым я занимаюсь, принято расплачиваться наличными. Во многих странах американские доллары – это способ облегчить себе путь. Например, когда я ездил в Юго-Восточную Азию, я брал с собой тысяч тридцать.
У меня помутилось в голове.
– Ты наркотиками торгуешь или маленькими детьми?
– Ни то ни другое. – По глазам я поняла, что он не врет, но не отошла. – Я заказываю туры, проводников, бронирую места в лучших отелях, чтобы люди запомнили мою компанию. Я вношу аванс, где это возможно, чтобы предвосхитить возможные проблемы до того, как прибудет группа с туристами. Ведь, в конце концов, люди едут отдыхать, и все должно пройти как по маслу.
– Но неужели тебя ни разу не грабили?
– Нужно просто выглядеть так, как я выглядел сегодня утром. – Он улыбнулся. – Именно так я и поступаю обычно. – Ник стал разглядывать сумки, избегая встречаться со мной взглядом.
– А чего сейчас разоделся? – спросила я. Он повел бровями.
– Поссорился со старым другом.
Я смотрела на него, не в силах понять, шутит он или нет. Но правила есть правила, я еще не все выяснила.
– Почему ты продал свой бизнес?
Ник снова посмотрел мне в глаза чистым ясным взглядом. Невыносимо ясным. Для него это было важно, а значит, ничего он мне не скажет.
– Захотелось перемен.
– Лгун.
Он пожал плечами. Я почувствовала, как невидимая дверь между нами снова захлопнулась. Так всегда случалось, когда я задавала слишком много вопросов. Его тон стал совершенно нейтральным:
– Так мы договорились?
– Нет!
– Но, Фил…
– Нет, нет и еще раз нет. Ты можешь сколько угодно играть в свою загадочность, но, Ник, я ведь не государственную тайну выпытываю. Ты не умрешь, если ответишь на несколько вопросов.
Он казался невозмутимым.
– Твои условия?
– Три ответа на три вопроса. Сейчас. Или можешь катиться на все четыре стороны вместе со своими покупками.
Ник заговорил, взвешивая каждое слово:
– Мне казалось, я нужен тебе для субботнего вечера. – Я решила пойти ва-банк.
– Я что-нибудь придумаю. – Я улыбнулась и уперла руки в бока. – Понимаешь, если ты войдешь сейчас, то все кончится тем, что мы станем близки, а тогда мне придется убить тебя во сне. Нежелательный расклад для нас обоих, не так ли? Да и Шон не получит по заслугам.
Ник ухмыльнулся:
– Ладно, Фил. Думаю, три вопроса я осилю. – Он снова подтянул сумки. – Но прояви милосердие.
Я взяла у него сумки и пропустила в дом. Я никак не ожидала, что он согласится.
С другой стороны, куда бы он делся со своим барахлом? Я знала: Ник – человек практичный. Видно, согласиться на мои условия было самым разумным выходом.
Он вошел в темную прихожую, и я почему-то подумала о первобытной женщине, которая помогает своему добытчику-неандертальцу затащить в пещеру тушу убитого зверя. Много он всякого накупил. Действительно много. Не знаю, как Ник вообще донес все это.
Он захватил кухню, не подумав даже спросить, не возражаю ли я. Я поставила на стол тяжелую сумку.
– Посуда у меня, между прочим, имеется.
– Я решил не рисковать.
Было даже немного обидно, что он принес все, от овощей до орехов, от стаканов до вилок. Впрочем, он был недалек от истины. В шкафах у меня шаром покати. Ник же забил продуктами все полки. На моей кухне еще никогда не было такого изобилия.
– Фредди так много ест? – проворчала я. – У меня только один холодильник.
Во всей этой суматохе я совсем забыла про Зака. Я взяла трубку, а Нику сказала:
– Это мой брат Зак. Поговори с ним.
– Новые условия?
– Считай это дополнением к прежним. Да, и учти, он настроен скептически.
Ник взял трубку со стола, зажал ее между щекой и плечом и стал помогать мне сортировать продукты.
– Привет, Зак, как жизнь?
Я ждала, что скажет в ответ брат, но так ничего и не дождалась.
Ник пожал плечами и повесил трубку.
– Там никого не было, Фил. С ума сойти.
Глава 12
Когда мужчина готовит для тебя, то есть в этом что-то соблазнительное.
Особенно если он не дает тебе помогать. Меня отправили со стаканом минералки к обеденному столу и разрешили наблюдать издали.
Чем я и занималась. Сомнений не было – Ник знал, что он делает: он двигался с легкостью, его действия напоминали симфонию, он продумал все до мельчайшей детали. Он был так сосредоточен, что я и не думала отвлекать его. Он не спешил. Впрочем, он никогда не спешит. Движения его были четкими и эффективными. Я на кухне чувствовала себя полной неумехой, а ножа, который он купил, попросту боялась. Вскоре запахло так, что у меня закружилась голова.
– Сколько человек ты собираешься накормить?
– Двоих. – Ник достал из пакета бутылку белого вина и штопор.
– Я не пью.
Он внимательно посмотрел на меня, затем продолжил разбирать сумки. Вино стояло на барной стойке.
– Я раньше тоже не пил.
Я приготовилась к тому, что Ник снова на время забудет о моем существовании, но он неожиданно поднял голову и заговорил:
– Знаешь, Фил, после того как я уехал отсюда, мне пришлось научиться идти на компромиссы. Ведь Люсия жила по другим принципам: все или ничего. Никаких полумер, никаких компромиссов. Все было выкрашено в черно-белые цвета.
Одно то, что он связал так много слов в предложение, удивило меня. На сердце стало теплее. Он пытался открыться мне. И для него это было ох как непросто.
Лучшее, что я могла сделать, – это не перебивать его. Хотя рано или поздно мне придется рассказать ему о странном звонке с того света. Но это подождет. Я молча смотрела, как Ник открывает бутылку.
– Люсия не терпела алкоголя в доме. Таков был ее внутренний договор с источником дохода семейства Салливанов. Ведь дедушка баловался спиртным. Он умер довольно молодым. Печень отказала. Наверное, Люсия не смогла простить ему, что он оставил ее одну. – Ник нахмурился. – Но ее правила были неверными. Слишком суровыми. Мы с тобой оба видели, к чему это привело. Алкоголь стал запретным плодом, а запретный плод сладок. Выпить означало пойти против воли Люсии. Наверное, из-за этого Шон стал выпивать.
Пробка с хлопком вылетела из горлышка.
– Беда в том, что маятник раскачивается слишком сильно, когда в дело вмешиваются эмоции. – Он поднял вверх бутылку. – Бойкот алкоголю привел к тому, что лишь разжигал аппетит. Очень скоро Шон стал надираться в стельку, потому что иначе уже не мог. Все или ничего.
Я прекрасно понимала, о чем он говорит. Ведь у меня те же проблемы были с едой. Моя диета требовала многое принести в жертву. Хорошо еще, что у меня в жизни было мало потрясений. Ведь еда всегда служила мне утешением. Помню, когда последний раз рассталась с очередным парнем, то съела сразу две коробки карамельного пломбира. Съела и даже не заметила. Со стороны все это выглядело, должно быть, ужасно. От одного воспоминания об этом обжорстве я долго не могла думать о серьезных отношениях с противоположным полом.
Ник навел меня на мысль, что возможен и другой путь. Он налил немного вина в бокал, поболтал его, принюхался, поднес к свету. Вино искрилось.
– Вино лишь напиток, – продолжал он. – Прокисший сок. Никакого протеста. Только жидкость в стакане. Наши тела сконструированы так, чтобы сжигать то, что попадает в них, перерабатывая на топливо. Что-то сгорает лучше, что-то хуже. В этой бутылке нет ни любви, ни свободы, ни иллюзий. – Он подмигнул мне и наполнил второй бокал. – И когда ты понимаешь это, то начинаешь чувствовать истинный вкус вина и приходишь к выводу, что оно великолепно сочетается с едой.
Он протянул мне бокал, и наши пальцы соприкоснулись.
– Главное – во всем соблюдать умеренность, Фил. Умеренность предотвращает маятник от чрезмерного раскачивания. Считай это точкой баланса.
Пожалуй, так и получилось с моей порцией шоколада в месяц. Благодаря сдержанности мне удавалось и эмоции свои держать под контролем.
У дураков мысли сходятся. Пока я думала обо всем этом, Ник опять занялся готовкой.
На кухне повисла тишина, но не напряженная, а уютная и спокойная, от которой как будто сразу стало теплее. Мы решили не касаться ни темы Салливанов, ни Коксуэллов за ужином.
Наверное, именно поэтому вечер получился особенным. Я привыкла к напряженной тишине, от которой оборачиваешься, чтобы посмотреть, нет ли кого за спиной. Здесь все было по-другому. Я наблюдала за тем, как работает Ник, и потягивала вино. И напряжение дня мало-помалу отступало.
Временами мне перепадали кое-какие кусочки. Я с благодарностью отметила, что Ник потрудился купить швейцарский сыр с низким содержанием жира. Он тоненькими пластинками нарезал его и уложил на ломтики зернового хлеба, дополнив каждый бутерброд тонким кольцом сладкого перца. Вскоре Ник выложил на большую тарелку красиво нарезанные маринованные овощи.
– Такты не злишься на меня? – спросил он с улыбкой и поставил тарелку на стол. Я воспользовалась моментом и стащила дольку маринованного чесночка.
– Где ты научился готовить?
– Да так, везде помаленьку.
Типичный для Ника ответ. Он нахмурился, оглядывая набор продуктов, и я поняла, что выбрала не лучшее время для разговора. Но на удивление, я восприняла это спокойно.
Ник мастерски очистил люциана – сразу было понятно, что ему не раз доводилось это делать.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52

загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

Рубрики

Рубрики