науч. статьи:   демократия как оружие политической и экономической победы в условиях перемен --- конфликты в Сирии и на Украине по теории гражданских войн
ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

науч. статьи:   пассионарно-этническое описание русских и др. важнейших народов мира --- принципы для улучшения брака: 1 и 3 - женщинам, а 4 и 6 - мужчинам
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Перед его глазами вспыхивали три сферы - розовая, голубая, красная.
Иногда он крепко засыпал. Часто ему снился один и тот же сон: футбольное поле. Он стоит в воротах. Мальчишки гонят мяч. Мяч летит прямо на него. Он хватает твердую покрышку, но мяч вырывается из рук.
И голос матери:
- Такая твоя судьба, Женя.
Ага, значит его зовут Женя.
- Мама, - шептал Женя, - спаси меня.
- Терпи, сынок, - слышал он в ответ.
Однажды вместо купюр и бумаг ему чья-то рука сунула маленький плоский ящичек. Из ящичка слышалось негромкое тикание часов.
Самих часов не было видно.
Без приключений добрался до работы.
- Hi!
- Hi!
Все было как всегда. Но когда вошел в виртуальное пространство, то почувствовал, что в руке у него дипломат.
Он прошел несколько улиц незнакомого города и остановился около голубого особняка. Рядом с дверью на медной дощечке надпись:
"Silvestro".
В ушах - четкая команда: 21 - 37 - Н - У - 15.
Дверь открылась. Он уверенно поднялся по высокой лестнице.
Второй этаж. Стеклянная дверь. А там, внутри, еще три двери. За столом - секретарша.
- Вам кого? - секретарша с удивлением подняла на него глаза.
- Мне сюда, - уверенно ткнул пальцем человек с дипломатом. Наклонился к секретарше. - Меня зовут Женя. Так мама меня назвала.
Человек с дипломатом решительно оттолкнул секретаршу, прикрывавшую собой дверь в кабинет. Вошел. За большим столом сидел полный лысый человек в черных очках.
- Что вам нужно?
- Сейчас поймешь, - твердо сказал человек с дипломатом в руке. Оттуда все громче слышалось тиканье. Раздался взрыв.
На мгновение все исчезло. Потом возникло пенное море, в котором барахтались человек в черных очках, секретарша, загорелые парни и девушки.
Человек из дипломата не выпускал ручки. Собственно от дипломата осталась только ручка. Он плыл к песчаному берегу. Захлебывался в пене. Голова его кружилась. Выбрался. И, весь мокрый, побрел, не разбирая дороги.
Он подошел к дому, где когда-то жил. На лифте поднялся на третий этаж. Дверь ему сразу открыла жена. Он оказался в голубой сфере.
- Женя! - вскрикнула жена и заплакала.
- Ты знаешь обо мне?
- Конечно. Теперь все это знают.
Она поставила видеокассету. Прокрутила... Человек из дипломата увидел себя, барахтающегося в пене моря. По экрану телевизора побежали буквы:
"То бурное море из лучшего пива "Silvestro".
Оно действует сильнее, чем взрывчатка. От него кружится голова.
"Silvestro" сшибает с ног. Но если у вас есть такое же терпение,
как у Жени, вы всегда достигнете берега.
Семья Жени получает новую квартиру и сто тысяч долларов.
Передача организована совместной
российско-американской компанией
"Silvestro"
при участии Партии любителей пива".
Спасибо, Женя. Sorry!
Перед его глазами вспыхнули две сферы - розовая и голубая.
- Мы разбогатели, - смеялась жена.- Понимаешь, Женя? Ты герой.
- Ерунда. Мама мне сказала: "Терпи". Прощай, я ухожу в розовое, к маме.
- Женя, опомнись! Твоя мама давно умерла.
- Может быть, но я ухожу туда, - и он неопределенно махнул рукой.
- Ты не хочешь посмотреть на детей?
- Прости, мне трудно говорить.
Голубая сфера исчезла.
Не оглядываясь, он подошел к двери, хлопнул. Щелкнул замок.
И он понял, что щелкнул замок на дипломате. Чья-то рука подняла его и понесла.
В красной сфере он быстро растворился, исчезнув в бесконечности.
ДИССЕРТАЦИЯ
Бугайкин женился поздно. И лет ему было поздновато, за пятьдесят. Правда, он осилил кандидатскую и работал научным сотрудником во ВНИИ Потустороннего Излучения Счастья.
У самого Бугайкина счастье вытеснялось стыдливостью. Он стыдливо глядел на всякое движение в нашей стране, и даже на президента и уборщицу в институте.
При такой стыдливости ему было трудно присоединить себя к иным, не мужским формам существования. Стыдливая улыбка на его лице отпугивала женщин, и они сворачивали с его жизненного пути в сторону.
И вдруг Нина Шульженко из Ближнего Зарубежья напихнулась на него в метро силой давления толпы. Была она в теле. И это тело у нее было все впереди. Она несколько придавила Бугайкина и спросила:
- Я вас не придавила?
Бугайкин хотел засуетиться, стыдливо отодвинуться, но давление толпы усиливалось. И Нина сходу поняла, что тут как раз проходит граница между Ближним Зарубежьем и квартирой в Москве.
- Ой, как хочется в кино, - будто случайно вырвалось у нее.
А Бугайкин стыдливо подумал: "Ведь мне придется на ней жениться". Этих слов он не произнес, да Нине и ни к чему. Через два дня она устроилась подавальщицей в кафе "Махаон". А через три - уже привела в однокомнатную квартиру Бугайкина чиловика, как она называла и самого Бугайкина.
- Он хоть и в годах, а ученый, - говорила Нина пришельцу о своем даже еще не расписанном муже.
Потом Нина с Бугайкиным расписались.
Звали Бугайкина несуразно - Семен Иннокентьевич. Для простоты Нина называла его - дядя Витя, или просто дедуля. Бугайкину она стелила раскладушку в кухне. А какие стыдливые мучения терпел он ночью: ему казалось, что он попал в сферу притяжения луны и она сильно скрипит, его будили птичьи стоны и звериные шепоты.
Потом - утро. Чего делать? Нужно выйти из кухни, помыться, привести себя в порядок. А вдруг он столкнется с гостем? Стыдно. Мало ли что гость подумает... И Бугайкин терпел до института. В портфеле он носил бритву, мыло, зубную щетку, пасту и газету.
Когда вечером гость врубал телевизор, Бугайкин горел стыдом и стеснялся своего стыда.
Как-то утром он сказал Нине:
- Мне неудобно жить. И я хочу умереть.
- Умри, дядя Витя, - охотно согласилась Нина... и просчиталась.
Получив справку о смерти мужа, Бугайкина Семена Иннокентьевича, Нина успокоилась. Она не пожалела денег на хорошие похороны с поминками, блинами, кутьей... Поминки кончились веселой пьянкой.
Попав в иную сферу, Бугайкин сразу принялся писать докторскую. Отказавшись от рая, он поместился опять в своей прежней квартире. Теперь уже совершенно невидимым для других.
Характер Бугайкина изменился. Потеряв стеснительность, он невзлюбил молодых людей, приходящих к Нине. И стал сбрасывать с полок посуду. Тарелки, чашки, рюмки летали по всей квартире и шумно разбивались. Теперь ему нравилось включать телевизор на полную мощность. Соседи негодовали.
Нина не понимала, что происходит. Пригласить кого-нибудь приличного из кафе стало невозможно.
Между тем докторская диссертация Бугайкина двигалась нелегко, но не безуспешно. Он особенно пристрастился бить редких теперь пришельцев сковородкой.
Входит молодой человек, а его сковородкой по башке - блям!
- Дядя Витя! - кричала Нина в темные пустоты бесконечности. - Прекрати! Раз умер, то веди себя тихо.
Однажды она взяла справку о смерти Бугайкина и подняла над головой. В ту же секунду справка вырвалась из рук, превратилась в комок бумаги, вылетела в форточку.
Нина села на пол и от безнадежности зарыдала. Кто-то мягко стал гладить ей голову, вытирать слезы.
- Семен Иннокентьевич, прости меня.
Но кругом была мертвая тишина.
В этой тишине было удобно работать.
"Через несчастье к счастью в потусторонних сферах" - это была тема диссертации Бугайкина.
К весне Семен надеялся защититься. Где? И как? Он не знал. Но верил, что с первыми, еще стеснительными листочками тополя он представит выстраданный труд всей своей прежней и будущей жизни.
СПИСАННЫЙ
Витя Кошелев поглядел в небо. Увидел себя в ползущем облаке. Упал на землю. Упал среди бурелома в Жилинском лесу. Рядом - осина с вывернутыми корнями и ольха. А там, внизу - речка. Сыро. Осень. Сыро. Осень в крови. Уже осень.
И вспомнил комнату номер семь. Его вызвали в компьютерный центр. В комнате девушка с летними голубыми глазами. Там он подумал про небо, очищенное от облаков. Девушка разговаривала по телефону. Обрывки разговора...
В Париж ... когда... в Эмираты...
- Одну минутку, - сказала она в трубку. И к Вите. - Вы ко мне? Как фамилия?
- Тихонов.
- Имя-отчество?
- Виктор Сергеевич. Меня вызывали, - сказал Виктор.
- Виктор Сергеевич Тихонов, Сиреневый бульвар 23, год рождения 1971.
- Совершенно верно, - Виктор улыбнулся. Он еще подумал, что неплохо бы ее куда-нибудь пригласить.
- Вы списаны, - услышал Кошелев.
- Как это понять?
- Сняты с компьютерного учета, - и еще раз повторила. - Списаны.
- Ну я же вот, вы же видите.
- Конечно. Так что из этого?
- Слушай, а ты слышала каскад в стиле ретро? - это она уже говорила по телефону.
- Я же вот, живой, - перебил Виктор.
- Прости, тут списанный пришел, - опять по телефону. И к нему. - Чего вам непонятно, я же русским языком. Могу и по-английски. О вас уже передали по Интернету. Будете всюду в одном качестве, в любой стране. Для таких, как вы, создан фонд помощи списанным.
- Я не понимаю.
Она включила компьютер. Виктор увидел:
Виктор Сергеевич Тихонов, 1971 года рождения, Россия, Москва, Сиреневый бульвар 23. Списан. Убедились?
- Но я же вот.
- Раз вас нет в компьютере, то вами будет заниматься только фонд помощи. Получите там пособие, талоны на пропитание и другие услуги. Компьютерный центр закрыт для вас навсегда.
- Девушка, но ведь это...
- Извините, вы мешаете мне работать.
- Но я же не болен, не умер. Посмотрите на меня.
Виктор услышал механический голос в комнате:
- Уходите, не мешайте работать. Уходите, списанный.
Голос выбил Кошелева из комнаты.
Осенний дождик смыл остатки раздраженной памяти Кошелева.
ПОВЕЗЛО
- Григорий Чернобой?
- Я.
- Если сначала будет сложно, не смущайтесь.
- А в чем дело? Где я?
- Сейчас я вам все объясню.
Тот, кто говорил, был невидим для Чернобоя. Гриша почему-то стал нервничать. Вытащил сигарету. И сразу же появились слова. Сначала на русском: "У нас не курят". Потом на английском: "No smoking".
Гриша увидел старомодную черную карету. Впереди на скамейке сидел человек в черном цилиндре.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38
науч. статьи:   политический прогноз для России --- праздники в России на основе ключевых дат в истории --- законы пассионарности и завоевания этноса
загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

    науч. статьи:   циклы национализма и патриотизма --- идеологии России, Украины, ЕС и США

Рубрики

Рубрики