науч. статьи:   демократия как оружие политической и экономической победы в условиях перемен --- конфликты в Сирии и на Украине по теории гражданских войн
ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

науч. статьи:   пассионарно-этническое описание русских и др. важнейших народов мира --- принципы для улучшения брака: 1 и 3 - женщинам, а 4 и 6 - мужчинам
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Народ весь подался на гулянья.
Она хотела уйти, но я снова задержал.
- А что мне делать с лодкой?
- Пять машин за цементом в Нюксиницы побежали, дак, поди, надо им возвращаться. Они в Тарногу едут.
Она сорвалась с места. Потом остановилась, крикнула:
- Дожидайся, может, возьмут.
Женщину стерло белесым небом.
Ничего, подумал, как-нибудь, и повторил:
- Как-нибудь. - И поплелся к дороге, ближе к мосту.
Тяжело идти. Будто недавно уполз отсюда ледник. На какую-то минуту я даже представил, как этот ледяной панцирь, покрывавший землю миллионы лет, отползал. Выплевывал огромные камни-валуны. Ледник их успел обсосать и выплюнул вместе с коричневой грязью.
Дорога была в густой глине. Две колеи обозначились в ней, пробитые так глубоко, что можно стать на колею ребенку шести-семи лет - и грязь скроет его, - разве что только макушку видно будет.
- А машина? - спросил я себя. Не видно ли машины моего друга шофера Мишки Силинского, прозванного Соснова Голова? Не идет ли за мной машина?
- Какой?! Только прошли пять за цементом в Нюксиницы, - прокричал я себе, как глухому.
Да я и был глухой от усталости, ноги едва держали меня. Я забыл о Николаеве, не до него мне сейчас.
Я поглядел с моста на реку. Там под берегом лежала моя лодка, белая и живая. И я вспомнил Ивана Руфыча и Селение. Сил не было. Я плыл и плыл думал, скоро конец пути, и вот - грязь, и опять по грязи, по грязи, да еще лодка... Куда ж я с лодкой денусь?
По колее, между грязей из деревни шла женщина в зеленом пальто, торопилась, спешила в клуб на гулянье.
Я не решился сесть - и как лошадь стоял, почти засыпая. И когда закрывал глаза, видел рябь на воде - вроде еще плыл.
Холодный ветер. Я весь продрог. Услышал, с угора, с той стороны, от леса, шум машин. Подался к середине моста. Замахал рукой. Медленно шли машины - они как бы соскальзывали по грязи.
Первая машина гуднула. Я отступил. Замахал рукой, закричал:
- Стойте! Стойте!
И вторая, за ней третья машины прошли мимо. Я остался у перил. Мост еще вздрагивал, а машины уходили.
От леса двигались две отставшие. Я встал посреди колеи.
- Врешь, остановишь, - закричал я. Злоба заволокла мою душу. Меня стошнило. Машины подвигались ужасно медленно.
Первая машина, слепя меня фарами, остановилась.
- Сволочи! - кричал я шоферу, который вылез из машины и глядел на меня. Я заметил, что он был сильно пьян.
- Сволочи! Не хотите брать. Ведь я от Селения перегонял лодку, слышите, гады? - Я задыхался.
Господи, сделай так, чтобы они взяли мою лодку. И опять вспомнил Николаева.
- Доктор Холин, - повысил голос следователь.
Из-за сиреневой занавеси, закрывавшей часть комнаты, вышел бывший политзаключенный, известный в городе доктор.
- Скажите, доктор Холин, подсудимый помогал политическим заключенным?
- Да. Ничего дурного мы от него не видели.
- Вы подтверждаете, что он способствовал освобождению заключенных? Были открыты двери камер, ворота тюрьмы?
- Подтверждаю.
- Спасибо, идите.
Когда Холин ушел, допрос продолжался.
- Я знал мнение доктора Холина. И вот для объективности вызвал его. Но теперь, когда вы понимаете, что я с вами предельно честен, ответьте, где ваш тайник? - следователь говорил серым, тихим голосом. - Почему вы молчите, Николаев? Вам придется отвечать, поручик Николаев.
- Какой тайник?
- Ведь из тюрьмы бежали не только политзаключенные? Какую взятку вам дали уголовники?
- Хорошо. Я вам отвечу так: я никогда не брал взяток и никому не продавал свою совесть.
- Тогда объясните, почему вы открыли двери тюрьмы? Как это вам удалось?
- Я уже рассказывал. В основном в тюрьме держали политических, жизнь которых была в опасности. И это я вам говорил.
- Благородно. Но вас волнует не только жизнь людей, но и судьба вещей. Будучи помощником Матвеевой, вы возглавили Отдел брошенных имуществ. Где же золото, бриллианты, дорогие украшения? Кстати, Матвеевой по некоторым обстоятельствам уже нет в городе, и она теперь не сможет вас взять под защиту. На что вы рассчитываете, Николаев?
- На разум.
- Прекрасно. Так где ваш тайник?
Помню, не выдержал, рванул рубашку, застучал себя по груди:
- Вот... здесь. Можете взять, только скорее.
Я начинал задыхаться. Я не мог говорить. Он дал мне стакан воды, вода расплескивалась по полу... Руки дрожали... Я тонул в желтом песке. Это видение, что меня засыпает песком, мучило меня на допросах. Мне казалось, что я должен куда-то бежать, а песок бушевал - закрывал мне рот, глаза, нестерпимо жег... И я поворачивался на спину. Надо мной летали огромные черные птицы - я понимал: они ждут, когда я перестану шевелиться... И когда сознание возвращалось ко мне ... я видел, что он подставлял мне лампу к самому лицу, стекло от керосиновой лампы едва не обжигало мне лицо...
Из подвала меня вызывали так:
- Помощник Матвеевой, с вещами наверх.
Не по фамилии. А именно так. С вещами - значит, расстрел. Ставили к стенке в саду, где пышно росли виноградные лозы... Я оказывался то третьим, то пятым... Стреляли над моей головой. Потом уж я перестал понимать, молил Бога, чтоб не упасть на колени. В подвале не спал. Задыхался... ужасно хотелось курить... Когда гремел замок на двери, я ждал выкрика: "Помощник Матвеевой, наверх... С вещами".
Это становилось моей жизнью. В подвале перестало для нас существовать время, а возникало лишь, когда открывалась дверь... и конвойные выводили в сад.
- Чего ты орешь, чума? Давай лодку де? - И шофер запел. - Эх, в тальянку сы-ы-ы-грал Проня...
Мы спустились к реке. И вместе потащили лодку: я, этот шофер Вася и приятель его с другой машины, худой, лицо его плохо разглядел, - оба пьяные вдребодан. Лодка качалась.
В доме над рекой заголосили. Надрывный, тягучий этот крик пронесся над рекой:
- Ой-ей-ей!
- Чего это они? - спросил Вася.
- Тот человек, - сказал я, - умер.
- Помер? - переспросил Вася и опять затянул: - Э-эх, в тальянку сыграл Проня!
Мы положили лодку на мешки с цементом в первую машину. Шоферы накрепко закрепили ее канатами. Я сунул рюкзак в кабину Васи, сел рядом с ним.
- А чего вы не вместе, не одной колонной едете? - спросил я. - Товарищи твои не хотели меня взять.
- Ты, поди, на мосту стоял? На мосту нам не положено останавливаться... Да ну их, козлы муровые! - ругался Вася. - Скалымили вместе, так не понравилось, что побольше взяли.
Машины медленно шли среди грязей, ползли на подъем, где опять виднелись дома деревни.
Но только недолго мы ехали.
- Вот что, парень, - сказал Вася, когда наши машины въехали в деревню. - Ты поставь нам бутылку, а то лодку-то как же... - И он остановил машину.
- Хорошо, - я покорно открыл дверцу и прыгнул на дорогу.
И эта задержка была неприятна мне. Мы проехали не больше полутора километров, а их охватила жажда. Так когда же мы доедем? Но я сдержался и ничего не сказал.
Мы подошли к зданию клуба. Около него стояло много народа, большинство молодые парни, лица разгорячены вином - и все точно готовы были начать веселье или ожидали кого-то - потому что повернулись к нам. И глядели на нас.
А Вася спросил, где нам достать водки, потому что человек желает угостить их.
- Ребята, - сказал второй шофер. - Мы хотим выпить...
И все засмеялись.
- Цыгана надо побудить, - сказал кто-то из мужиков. - Он Катьку-продавщицу позовет. Она тогда откроет магазин.
- А где Цыган?
- Вона.
Чуть в стороне от крыльца лежал человек ногами в луже, в фуражке железнодорожника - и спал.
- Спит?
- Мертвый.
- Мертвый? - Я подошел и наклонился над ним. Снял фуражку, стискивающую его голову, - и черные волосы точно вздохнули свободно.
- Эй, очнись! Эй!
- Мертвый, вот что.
Я дотронулся рукой до его лба - и он тотчас поднялся, дико посмотрел на меня.
- Сейчас. Цыган один минут. Я ее приведу... - И засмеялся. - Цыган все может. Цыган из земли... - Он поднял фуражку и полез на крыльцо, расталкивая мужиков.
- Пошли вы... - кричала женщина, - и рожи ваши постылые, и твоя-то морда - повернулась она к Цыгану. - Сколько раз будете гонять меня? Дайте хоть ночью покой... Концерт мне послушать когда?!
- Слышь, - подошел ко мне Вася. - Ты вот что... Я тебе говорил: купи поллитра и закуску. Так шут с ней с консервой, - давай две поллитры.
И я тоже почувствовал радостный подъем во всем теле и протянул женщине деньги. Она внимательно поглядела на меня.
- Не наш какой-то! - закричала она, повернувшись, стала опять рваться из рук Цыгана.
- Уйди, черт! Пусти! Пусти-и-и....
- Отпусти ее, - сказал я Цыгану. И, близко подойдя к женщине, произнес: - Я устал умирать. Я приплыл на лодке. И хочу угостить шоферов.
Моя разумная речь подействовала на нее, она пошла к магазину. Подмигнув нам, за ней двинулся Цыган.
- Ну и ловок! - засмеялся вслед ему Вася.
Мы ждали его за магазином, и он вскоре появился, довольный, с двумя стаканами и двумя поллитрами водки. Мы сели тут же на доски, кем-то положенные, наверно, для той же цели.
Вася хотел налить мне, но рука его дрожала, и водка расплескивалась.
- Не надо, я не хочу, - покачал я головой. - Спасибо.
- Пей так. - И Вася протянул мне бутылку.
- Нет! Нет, я не могу, - и тут увидел истязателя. Он стоял недалеко от магазина и даже не смотрел не меня.
- Эй, послушай! - крикнул я ему. - Я хочу забыть тебя, и тот Южный город. - И быстро опрокинул стакан. - Ребята, давайте это оставим, попросил я.
Вася засмеялся...
- Ты шутник, Проня! Ой ты, Проня. Во, паря! Эх, в тальянку сыграл Проня. - И он стал пить прямо из бутылки.
- А Цыгану? Эй! Дайте Цыгану, - потянулся Цыган.
Мы выпили две бутылки и пошли к машинам.
Снова загудели моторы. Слава Тебе, Господи, загудели моторы! И мы поехали.
Мотор натужно ревел, и скобы с цепями наматывали грязь, выдирались из грязи.
- Э-э-э... - И вся машина сотрясалась - напряженная; и головой вперед, как живая, - по глубоким колеям. Стекла дребезжали, нас мотало, и я тоже напрягался, помогал машине.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38
науч. статьи:   политический прогноз для России --- праздники в России на основе ключевых дат в истории --- законы пассионарности и завоевания этноса
загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

    науч. статьи:   циклы национализма и патриотизма --- идеологии России, Украины, ЕС и США

Рубрики

Рубрики