науч. статьи:   демократия как оружие политической и экономической победы в условиях перемен --- конфликты в Сирии и на Украине по теории гражданских войн
ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

науч. статьи:   пассионарно-этническое описание русских и др. важнейших народов мира --- принципы для улучшения брака: 1 и 3 - женщинам, а 4 и 6 - мужчинам
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Он и сам себе с трудом признавался в такой слабости. Долгое время ему удавалось бороться со своими чувствами, но в конце концов Адам не мог не признать, что никогда в жизни не получал большего удовольствия, чем от общения с этой яркой, сильной девушкой, чей разум был развит так же, как и тело. Она радовалась, словно открывала для себя новые миры, таким простым вещам, как скачка верхом в солнечный день, полет коршуна, крик козодоя, ломоть черного хлеба с медовухой, утоляющие голод и жажду, благословенный сон после целого дня, проведенного на свежем воздухе. Она не обращала внимания на неудобства. Не далее как вчера она проспала всю ночь на столе, завернувшись в свою накидку, спасаясь от насекомых, которыми кишела убогая лачуга, где они остановились на ночлег 67Она только смеялась над его заботливым беспокойством, поигрывая черными искрящимися глазами, и улыбалась своей насмешливой, чуть неправильной улыбкой, от которой он был без ума, когда вгрызалась в прогорклый сыр и черствый хлеб с таким аппетитом, будто это были изысканные яства императорской кухни.
Софи чувствовала на себе его взгляд, но, как всегда, подчиняясь врожденному чувству осторожности, тщательно избегала встречаться с ним глазами. Она не понимала, почему он так загадочно смотрит на нее, только ощущала легкую приятную дрожь. Повторения того поцелуя не будет. Она смирилась с этим, равно как смирилась с неизбежностью настоящего путешествия. Они оба вели себя так, словно того божественного мгновения не было вовсе, поскольку, разумеется, ничего подобного и не могло иметь места между молодой девушкой, едущей к будущему мужу, и мужчиной, которому оказано доверие сопровождать ее. Свобода и легкость, испытываемые ею в его обществе, были, безусловно, приятны; это было настоящее удовольствие, возникающее в дружбе и постоянном общении родственных душ. Единственной запретной темой разговора был генерал князь Павел Дмитриев. Что на самом деле довольно странно, как не могла не заметить Софи. Почему ей не хочется расспрашивать Адама о его генерале, человеке, которому отводится главенствующая роль в ее собственной жизни? И почему он сам никогда не изъявляет желания рассказать что-нибудь о Дмитриеве?
Путь их пролегал по новгородской равнине, простирающейся во все стороны насколько хватало глаз. Однообразие пейзажа скрашивали лишь случайные отблески солнца на водной глади речушек и небольших озер, которых здесь было видимо-невидимо. Хан вскинул голову и с шумом втянул воздух.
— Адам!
— М-м-м? — с улыбкой откликнулся он; лучики морщинок собрались в уголках глаз и рта.
— Не перейти ли нам на галоп?
— Полагаю, вам доставляет удовольствие заставлять меня глотать пыль?
— Разумеется, — весело согласилась она. — Какие еще у меня могут быть причины?
— Вот создание! — В том же духе ответил Адам. — Не может и минуты провести в покое. С вами не соскучишься, Софи.
Она рассмеялась, расценив последние слова как разрешение, и цокнула языком. Хан немедленно всхрапнул и понесся вскачь. Она свернула с дороги, направляясь на покрытую зеленью равнину. Она вернется, когда вытряхнет из головы тревожные мысли.
Граф вгляделся в светлую ленту дороги. Вдали появилось облако пыли, что говорило о приближении группы всадников, может, и из Петербурга. Они уже были в половине дня пути от столицы, даже если учитывать небольшую скорость кареты, в которой в одиночестве катила Татьяна Федорова.
Пыльное облако приближалось. Адам напрягся от внезапно осенившей его мысли. Дмитриев мог счесть вполне естественным и вполне объяснимым для заждавшегося жениха отправиться им навстречу. Его гонец встретил их позавчера вечером и умчался обратно, лишь переменив коня, чтобы быстрее донести весть об их местонахождении в Петербург.
Наконец Адам различил знакомые ливреи на передних всадниках, а затем и высокую, статно держащуюся в седле фигуру генерала в военном мундире; серебряные пуговицы и шашка сверкали на солнце. Он торопится встретить свою невесту. Но где ее черти носят?
Адам еще раз окинул взором равнину, хотя знал, что Софи давно скрылась из виду за полосой кустарника, оставив провожатых в неловком положении перед неизбежным объяснением. Высокое начальство и обеспокоенный жених в одном лице им не уйти от вопроса, куда могла умчаться без сопровождения княжна рода Голицыных на этих бескрайних просторах.
Пару недель назад Адам вернул ей ее пистолет, поэтому мог не беспокоиться за ее безопасность, но как он сумеет объяснить это Дмитриеву? Генерал должен увидеть Софью Алексеевну и сам все решить. Адаму Данилевскому настало время откланяться. Его губы скривились в горькой усмешке. В ближайшее время он навсегда расстанется с Софьей, но, как ни странно, это не принесло ему ожидаемого чувства облегчения. Хлопотное поручение, на которое он согласился не без колебаний, теперь выглядело совсем в ином свете. Получая Удовольствие от ее общества, он постоянно терзался мыслью о том, что привлекающие его черты характера Софьи Алексеевны придутся совсем не по вкусу ее будущему супругу.
Две команды встретились. Генерал подчеркнуто официально ответил на приветствие своего адъютанта. Его придирчивый взгляд цепко осмотрел выправку и внешний вид гвардейцев, которые замерли в положении «смирно» в своих седлах. Тусклые пуговицы, измятые костюмы, грязное белье — ничто не осталось незамеченным.
— Дорога от Киева весьма долгая и трудная, генерал, — спокойно пояснил Адам. — На многих постоялых дворах, где мы останавливались на ночлег, невозможно найти ни ваксы для сапог, ни воды в достаточном количестве.
Генерал молча кивнул. Глаза его остановились на карете.
— Княжна Софья, надеюсь, не испытывала слишком больших неудобств?
Данилевский сглотнул комок в горле:
— Она на удивление жизнерадостна, господин генерал. Дмитриев в замешательстве уставился на него, размышляя, в честь чего он употребил столь необычное слово. Потом послал свою лошадь вперед, и Адам торопливо проговорил ему вслед:
— Софьи Алексеевны нет в карете, господин генерал. Она очень плохо переносит дорожную тряску.
Генерал резко остановился. Он окинул взором шеренгу из двенадцати солдат, кучера на козлах, Бориса Михайлова, который сидел в седле своей горной лошадки, и после этого в упор взглянул на Данилевского, даже не потрудившись задать вопрос вслух.
Адам пристально смотрел вдаль; внезапно из-за кустарников появилась фигура всадницы, и он с облегчением перевел дух.
— Вот она, генерал. Мы можем отправиться ей навстречу.
И, не глядя, какое впечатление произвели его слова, пустил коня вскачь.
Софи увидела, что к ней направляются два всадника, оба в темно-зеленых с красной отделкой мундирах Преображенского полка. И тут же обратила внимание, что вместе с Адамом скачет не солдат из его команды; когда расстояние сократилось, она могла разглядеть, что второй гораздо старше Адама, с седыми волосами и исключительно прямой посадкой в седле, выдающей профессионального военного. Затем; с внезапным спазмом под ложечкой, она сообразила, кто это.
Она остановила коня, бросила поводья и стала ждать их приближения.
— Княжна, — голос Адама прозвучал отстранение, — позвольте представить вам генерала князя Павла Дмитриева.
Генерал был ошеломлен. В первую очередь он обратил внимание, что она сидит на коне по-мужски, потом — на саму посадку. Теперь он мог рассмотреть, что на ней специальная раздвоенная юбка. Костюм для верховой езды запылился, спутанные от ветра волосы завязаны в узел на затылке. Темные глаза встретили его взгляд с бесстрашным вызовом. Он почувствовал буквально исходившую от нее энергию, неуемную силу дикого создания вольных степей, отметил здоровый цвет ее загорелого лица, крепкую мускулистую фигурку. И все это привело его в состояние ярости. Она совсем не была похожа на Софью Ивановну с ее изящной, тонкой красотой; она не была похожа и на хрупкую дочь наивного, доверчивого, мягкосердечного Алексея. Это была женщина, с которой придется считаться, и ее совсем не легко будет сломить, чтобы подчинить своей воле.
— Я с огромным нетерпением ждал этого момента, Софья Алексеевна, — произнес он с поклоном.
— Весьма польщена, князь, — кротко ответила она. Оценив его щеголеватый, с иголочки мундир, Софья послала ему свою открытую, чуть асимметричную улыбку. — Надеюсь, вы простите мне некоторую неопрятность. Мы слишком долго были в дороге.
— Она вскоре закончится, — заверил ее Дмитриев, снова кланяясь. Очарование улыбки не подействовало на него. — Мы всего в четырех часах езды от ворот Петербурга. Ее императорское величество жаждет лично приветствовать вас.
Софи почувствовала внутреннюю дрожь. Непроизвольно она бросила взгляд на Адама, словно ища у него поддержку. Однако ничего подобного не получила. Он явно показывал, что не имеет никакого отношения к этой сцене. Выражение глаз было холодным, бесстрастным.
— Пожалуй, мы теперь объединим наши команды, княжна.
Стало быть, она больше для него не Софи. Эта догадка кольнула ее острой болью. Его задача как сопровождающего выполнена, он отступает в сторону и передает ее с рук на руки будущему супругу. Неужели они не смогут остаться друзьями? Мгновенный приступ отчаяния отозвался ледяными иголками в спине. Она останется совсем без друзей в этом новом мире? Софья расправила плечи и вздернула подбородок.
— Да, конечно, граф. Я вполне сыта утомительным путешествием.
— Вижу, у вас пистолет, Софья Алексеевна, — ровным голосом заметил князь, стараясь скрыть свое потрясение и возмущение этой сорвиголовой, которую он собирался сделать своей женой.
— Я давно уже к нему привыкла, князь, — пожала она плечами. — Мой дед научил меня хорошо стрелять, так что вы можете не бояться случайных нападений.
— У вас нет необходимости ходить вооруженной при императорском дворе, — заявил он, вспомнив об элегантных безделушках, изысканных черепаховых гребнях, вышитых платочках, кружевных перчатках, которые он наготовил в качестве подарков простодушной юной невесте от ее пылкого, внимательного жениха.
— Разумеется, — согласилась Софья, пряча, в свою очередь, нервную дрожь при мысли, что ее стрелковая доблесть, пожалуй, оценена и воспринята не в лучшем смысле.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70
науч. статьи:   политический прогноз для России --- праздники в России на основе ключевых дат в истории --- законы пассионарности и завоевания этноса
Загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

    науч. статьи:   циклы национализма и патриотизма --- идеологии России, Украины, ЕС и США
загрузка...

Рубрики

Рубрики