науч. статьи:   демократия как оружие политической и экономической победы в условиях перемен --- конфликты в Сирии и на Украине по теории гражданских войн
ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

науч. статьи:   пассионарно-этническое описание русских и др. важнейших народов мира --- принципы для улучшения брака: 1 и 3 - женщинам, а 4 и 6 - мужчинам
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


— Ваше ревностное отношение к исполнению долга мне хорошо известно, Павел, — откликнулась Софья.
Адам сжал кулаки. Софья решительно недооценивает собственного мужа, хотя могла бы и поостеречься, помня о том, что он над ней учинял и собирается сделать. Она же просто бесит его своей дерзостью. Сам он уже хорошо усвоил, что дерзость — неотъемлемая черта характера Софьи. Но полным безумием было оттачивать свой острый язычок на таком человеке, как Павел Дмитриев.
— Я всегда выполняю свой долг, моя дорогая жена, — тонко усмехнулся генерал. — Чего бы мне это ни стоило.
Напоминание о той угрозе, которую он, безусловно, собирался привести в исполнение, когда жизнь вернется на круги своя, вызвало дрожь в коленках; однако пока она в полной безопасности. В потемкинской сказочной стране голубое небо и яркое солнце, Адам с ней рядом, послы любезно улыбаются, не замечая ничего необычного в разговоре супругов. Она в полной безопасности… здесь… и сейчас. Рука непроизвольно легла на живот.
Глава 16

— Ты не заметил ничего необычного в нашей Софье Алексеевне, Григорий? — сидя однажды поздно вечером в своей каюте с огромной двухспальной кроватью, проговорила Екатерина, откидываясь на спинку кресла. Фаворит в это время в библиотеке играл со своими приятелями — гвардейскими офицерами в карты; императрица благосклонно относилась к этому невинному занятию. Пользуясь его отсутствием, старшие могли спокойно побеседовать о том о сем наедине.
— Она влюблена, — без экивоков заявил князь Потемкин. — Ничем другим не могу объяснить это очаровательное сияние, исходящее от княгини.
— Но в кого? — забарабанила пальцами по подлокотнику Екатерина. — Чаще всего ее видят в обществе герцога де Лилля и графа де Сегюра, но, полагаю, она не настолько глупа, чтобы нацеливать на них свои чары.
— По знатности они равны с княгиней, — мягко заметил Потемкин.
— Разумеется, я не об этом. — В обычно спокойном тоне императрицы проскользнула нетерпеливая нотка. Екатерина взяла со столика стакан и сделала большой глоток горячей воды, что заменяло ей вечернюю рюмку. — Однако князь Дмитриев не относится к породе людей, которые сквозь пальцы смотрят на невинные шалости своих женушек. Мы не можем допустить скандала с участием иностранных послов.
— В таком случае я предложил бы дать генералу какое-нибудь ответственное поручение, — ухмыльнулся Потемкин. — И чтобы он занимался им до тех пор, пока мы не выясним, кто же сей счастливчик.
— Уж не ревнуешь ли ты, часом, Гриша? — улыбнулась императрица.
— Боюсь, что да, — тяжко вздохнул князь, но глаз его при этом весело сверкнул. — К счастью, у нас здесь нет недостатка в юных прелестницах, чтобы человек, чьи надежды рухнули, не мог найти себе утешения.
— Ну, хорошо. Значит, ты должен держать генерала как можно дальше от его жены. Я с ней поговорю… А-а, Саша! Ты выиграл? — Вся просияв, императрица повернулась в сторону открывшейся двери, где появился Александр Мамонов, явно навеселе, в своем красном мундире с расстегнутым воротником.
— Увы нет, матушка, — икнув, откликнулся он, наткнувшись на жесткий взгляд Потемкина. Князь привел месье Краснокафтанника в царскую спальню, он же мог с легкостью вышвырнуть его обратно. Вино придает бодрости, а ее императорское величество требовала от своего юного любимчика бодрости незаурядной. Потемкин не простил бы и малейшей промашки в этом деле.
— Позвольте покинуть вас, государыня. — Князь встал и подошел к ручке Екатерины, целуя пальцы. Ах, как они целовались когда-то, какие бушевали любовные страсти… Ничего этого не понять молодому человеку, который делал усилие над собой, чтобы приготовиться к предстоящим ночным бдениям.
На следующее утро Софья покинула императорскую каюту немало озадаченной. Она была подвергнута мягкому, но весьма умелому допросу, причины которого уловить не могла. Императрица интересовалась ее самочувствием, ее привычками, расспрашивала о знакомствах, которые она свела на корабле, о том, сколько времени она проводит с мужем. Ей было интересно узнать мнение Софьи обо всех знатных гостях. Софи искренне отвечала на все вопросы, при этом лучащаяся доброжелательностью Екатерина старалась не пропустить мельчайших оттенков в выражении ее лица. Да, она находит общество французского и прусского посланников наиболее приятным, но ее величество того же мнения, разве не так? Трудно остаться равнодушной к столь благородным, неординарно мыслящим, остроумным господам. Царица не могла не признать неопровержимую рассудительность своей фрейлины.
Спустя час после начала беседы Софья была отпущена. Она ушла, не имея ни малейшего представления о том, удовлетворена ли государыня беседой. И это ее очень тревожило вкупе с тайной, которую приходилось скрывать. Могла ли царица заподозрить, что у Софи есть любовник или, того хуже, что она беременна? Нет, последнее пока еще никак не отразилось ни на лице, ни на фигуре; они с Адамом вели себя предельно осторожно, чтобы не вызвать подозрений.
Тем не менее у нее на горизонте появилось другое облачко.
На следующее утро они должны прибыть в Кайдак, где к грандиозному турне присоединится принц Прусский. Основное задание Павла будет выполнено. Вполне вероятно, что у него появится больше времени на светские развлечения, которыми заполнена корабельная жизнь с утра до вечера. И он сможет проводить в обществе собственной жены столько времени, сколько пожелает.
Холодок страха вновь пробежал по спине. Он никогда не упускал случая напомнить о кратковременности ее нынешнего независимого существования. В обществе он не раз открыто говорил о желании уединиться в своем имении, как только завершится путешествие. При этом его голубые глаза с издевательской насмешкой сверлили Софи. Он словно хотел разглядеть за ее внешней невозмутимостью глубоко скрытый страх. Одна, в сельской глуши, она окажется полностью беззащитной перед его безграничной жестокостью, безмолвной свидетельницей которой будет только запуганная им до смерти прислуга. А если он еще и узнает о беременности… Боже милостивый, об этом лучше не думать. А если не удастся упросить императрицу отпустить ее в Берхольское? Высочайшее разрешение способно перекрыть любые возражения мужа, но что, если Екатерина не пожелает подарить ей несколько месяцев в деревне, необходимых для того, чтобы втайне родить ребенка, которого она носит под сердцем?
В эту ночь Софи не откликнулась на стук в переборку. Одолеваемая ужасающими картинами, которые подбрасывало обостренное беременностью услужливое воображение, она поняла, что не в состоянии сейчас встречаться с Адамом так, словно ничего не произошло. Уже ничто не могло заставить ее забыться в призрачном мире иллюзий. От того, что она поделится с Адамом своими страхами, легче не станет, только усугубит его страдания, которые он так мужественно пытается скрыть от нее.
Адам, лежа в своей каюте, озадаченно хмурился. Тонкая деревяшка хранила глубокое молчание. Весь день он был занят с Потемкиным приготовлениями к завтрашнему прибытию в Кайдак. С Софьей удалось лишь мельком увидеться за обедом. И легче от этого не стало. Она выглядела погасшей, потерянной, утратившей все свое былое сияние. Может, она заснула? Адам вперился в переборку, словно хотел пронзить ее взглядом. Этого не удалось, но зато он почувствовал, что Софи не спит. Лицо его приобрело жесткое выражение.
Узкий коридор в это время был пуст, Адам тихо как тень выскользнул из своей каюты. Смутно виднеющаяся на постели фигура слегка пошевелилась, когда он прикрыл за собой дверь.
— Ты не спишь, — негромко заявил он, подходя ближе. — Не надо играть со мной, Софи. У меня нет на это сил.
Софи открыла глаза, недоумевая, почему голос его звучит столь тревожно.
— У меня нет настроения сегодня заниматься любовью.
— Ну и не будем, — миролюбиво откликнулся он. — Только поэтому ты не отвечала, когда я стучал? — Он присел на кровать и взял ее двумя пальцами за подбородок. — Мне кажется, дело не в этом, Софья Алексеевна. Я же не клиент публичного дома.
Краска залила ее щеки. В полумраке сердито сверкнули темные глаза.
— Как ты можешь такое говорить?
— Но ведь дело в другом?
— Конечно, — вздохнула она. — Что тебя так растревожило?
— Не что, а кто. Я же вижу твое состояние. Ты и днем была сама не своя. Я теряюсь в догадках, а ты меня избегаешь. Так что садись и выкладывай все, что тебя тревожит, пока я не вышел из себя окончательно.
— Интересно, что будет дальше, — пробормотала Софи.
— Еще немного, и ты узнаешь, — произнес он с шутливой угрозой, но Софи почувствовала, что Адам настроен серьезно. Она приподнялась на подушках и откинула с лица прядь волос,
— Мне кажется, дело в том, что завтра мы прибываем в Кайдак. Волшебное путешествие заканчивается. Это меня и расстраивает, — сказала она весьма уклончиво.
— Но от Кайдака мы поедем по твоим любимым степям, — возразил Адам. — Мы будем спать в шатрах под звездами. Милая моя, ты всегда любила природу!
— Карсты, — подавленно напомнила она. — Кареты и Павел. Он не будет так занят, когда принц Иосиф присоединится к нам.
Адам нахмурился, пытаясь понять, какая из двух причин более весома.
— Уверен, ты сможешь большую часть пути провести в седле. Надо только объяснить твою слабость императрице. А там, где этого не случится, можно ехать в открытой повозке. Так тебе будет легче. — Увидев, что она немного повеселела, Адам продолжил: — Про твоего мужа мне пока ничего не известно. Я еще не видел распоряжений на продолжение путешествия. Но ты все равно остаешься в свите императрицы, а он — под началом Потемкина. Так было положено еще в Киеве. Ничего не изменится.
— Хотелось бы верить, — снова вздохнула Софья, кладя голову к нему на плечо. — Обними меня, милый. Я чувствую себя так, будто с меня содрали кожу.
— Возьми мою, — предложил Адам, опуская ее на подушку и устраиваясь рядом. Прижавшись всем телом, он добавил: — Все, что у меня есть, любовь моя, принадлежит тебе. И кожа, и кости, и жилы.
Через двое суток блестящее общество вместе с присоединившимся Иосифом Прусским покинуло корабли и двинулось в степь.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70
науч. статьи:   политический прогноз для России --- праздники в России на основе ключевых дат в истории --- законы пассионарности и завоевания этноса
Загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

    науч. статьи:   циклы национализма и патриотизма --- идеологии России, Украины, ЕС и США
загрузка...

Рубрики

Рубрики