науч. статьи:   демократия как оружие политической и экономической победы в условиях перемен --- конфликты в Сирии и на Украине по теории гражданских войн --- циклы национализма и патриотизма
ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

науч. статьи:   идеологии России, Украины, ЕС и США --- пассионарно-этническое описание русских и др. важнейших народов мира --- принципы для улучшения брака: 1 и 3 - женщинам, а 4 и 6 - мужчинам
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


— Босиком, Софи? — усмехнулся Адам, глядя на ее голые ножки.
— Люблю гулять по росе, — заметила она, проведя ногой по траве. — Совершенно естественное желание для человека, который вырос в степи.
— Не уверен, что меня это убедило бы, — откликнулся он. — Но нас все равно не должны видеть вместе.
Держась за руки, они пошли по траве к небольшой рощице. Постояв там минутку и поцеловав на прощание, он подтолкнул ее вперед, решив подойти к палаточному городу с другой стороны.
Но все предосторожности оказались напрасны, хотя оба об этом не подозревали. Князь Потемкин, чей неутомимый мозг, постоянно занятый разработкой всяческих планов и перспектив, не давал ему долго спать, тоже покинул свою постель до рассвета. В предутренней тишине его острый слух отчетливо уловил шепот и негромкий смех, причиной которого, безусловно, являлось чувственное наслаждение. Он не мог не полюбопытствовать, кто же это столь явно предается любовным утехам, которых и сам был весьма не чужд. Князь осторожно пошел на звук. Небольшое возвышение давало неплохое укрытие, которым он и воспользовался, чтобы различить голоса княгини Дмитриевой и графа Данилевского.
Удостоверившись, он деликатно ушел прочь. Подглядывать за любовниками было не в его характере. Князь направился в покои императрицы, имея самый исчерпывающий ответ на загадку Софьи Алексеевны.
Глава 17

«Да, это самый исчерпывающий ответ, — думала на следующий день Екатерина, откинувшись на спинку дивана в своей карете и прикрывая глаза от полуденного солнца. Ее спутники деликатно отвернулись от дремлющей грузной пожилой дамы, которая тяжело задышала приоткрытым ртом. — Самый исчерпывающий…»
Получающая удовольствие и счастливая со своим любовником, Софья Алексеевна теперь, должно быть, станет всех убеждать, что в ее супружеской жизни все обстоит вполне благополучно, и разговоры об аннулировании брака и пожелании уехать в деревню прекратятся. Адам Данилевский — отличный выбор. Сам не связанный узами брака, он тем самым сокращает обычно возникающий в таких случаях многоугольник на один угол. Конечно, Дмитриев должен оставаться в неведении. Он не относится к числу снисходительных мужей, а придворный скандал — вещь крайне неприятная. Григорий обеспечил его отсутствие на большую часть путешествия, по возвращении в Петербург… Впрочем, это еще нескоро и совсем в другом мире, так что и думать об этом пока не стоит. Лучше наслаждаться волшебством этого. Остается надеяться, что она не понесла, хотя… Как бы то ни было, если ей это не удалось со времени свадьбы… Голова царицы окончательно упала на грудь. Легкое похрапывание усилилось.
К своему удивлению, Софья обнаружила, что компаньонок на ночь к ней больше не присылают. Честно говоря, се шатер отличался от прочих менее изысканной обстановкой и украшениями. Он был невелик, но роскошь уединения с лихвой окупала все. Караван приближался к Крыму; она по-прежнему ездила верхом в обществе самых разных и весьма приятных спутников. Князь Потемкин нередко приглашал се присоединиться к голове каравана; тогда ей удавалось побыть и в обществе графа Данилевского. В остальных случаях она держалась неподалеку от царского экипажа, развлекая послов. Казалось, все словно создано для того, чтобы удовольствие длилось как можно дольше, включая легкость любовной связи. Когда она однажды заговорила об этом с Адамом, тот только таинственно улыбнулся краешком губ.
— Чему ты улыбаешься? — поинтересовалась она. Караван уже был на расстоянии менее одного дневного перехода от Бахчисарая, и Софи чувствовала, как на безоблачном в последние дни горизонте ее души начинали сгущаться тучи.
— Я думаю, — не сразу ответил Адам, — что с недавних пор нас опекают херувимы.
— Херувимы? Что ты хочешь сказать? — Несмотря на тягостные мысли, она не могла не рассмеяться столь необычному объяснению.
— А тебе и знать не надо, — еще более таинственно откликнулся он. — Я сам могу только догадываться. Поэтому давай будем просто им благодарны.
Софи начала было протестовать, но оборвала себя на полуслове. Они как раз поднялись на вершину холма. Навстречу галопом неслась армия татарских всадников в таких богатых одеяниях, что у нее перехватило дыхание. И все они были вооружены до зубов.
— Делегация для торжественной встречи или повстанческая армия? — пробормотал как бы про себя Адам. — Последнее меня бы не очень удивило. Мы навязали им христианство как официальную религию. От наших храмов падает тень на их минареты.
— Заполонили их улицы женщинами без чадры, — хмуро добавила Софья, наблюдая за приближением воинственной, сверкающей на солнце оружием армии. — Они презирают женщин, ненавидят христианство, почему они должны склонить головы перед женщиной-христианкой, пусть даже такой выдающейся, как Екатерина?
— Потому что она верит, что они поступят именно так, — веско заметил Адам. — Смотри!
Внушительная кавалькада бойцов окружила императорскую карету, в которой находились Екатерина и принц Прусский. Ни одного русского воина не было видно, за исключением старших офицеров при полных парадных регалиях.
— Они могут увезти их величества хоть в Константинополь, — охнула Софья. — Их никому не остановить! — Мысль одновременно и позабавила, и напугала ее. — Можешь себе представить, какое развлечение получит его высочество Абдул Хамид при виде таких пленников? Представляешь царицу в гареме Абдул Хамида! — Вообразив эту картину, Софи не удержалась от смеха.
— С трудом, — сухо откликнулся Адам. — Но не думаю, что может произойти нечто подобное. Ее императорскому величеству просто прислали сопровождение, подобающее первому появлению госпожи в своих новых владениях — Крымском ханстве.
Императорский кортеж и парадное сопровождение вошли в Бахчисарай. Это был небольшой городок с белыми каменными домами, дремлющий под благословенным южным солнцем; вдоль улиц росли оливковые деревья с серебристыми узкими листьями, благоухание цветущего жасмина и роз наполняло воздух. Софи смотрела во все глаза, в полном восхищении от гор, покрытых цветущей лавандой, и яркого нефрита морской глади.
— Какое чудо, Адам!
Он промолчал, лишь улыбнувшись в ответ. Где-то в этом городе должен находиться князь Дмитриев. Адам искоса взглянул на Софью.
— Пожалуй, тебе лучше держаться от меня подальше, — заметила она, точно угадав его мысли. — Я отстану и подыщу себе более невинное общество.
Местные жители проявили полное безразличие к втягивающейся в город процессии; они упрямо поворачивались спиной ко всему этому великолепию, как будто оно не имело к ним ни малейшего отношения. Это можно расценить и как самозащиту, подумала Софья. Когда гордую нацию подчиняют таким образом, явное пренебрежение как бы низвергает ослепительный блеск захватчика.
Они прибыли во дворец свергнутого хана, словно перенеслись в сказку из «Тысячи и одной ночи». Этот южный дворец ничем не напоминал екатерининские огромные дворцы северной столицы. Всюду росли апельсиновые и померанцевые деревья; в благоухающих внутренних двориках журчали фонтаны; стены были из мрамора, а полы — из камня. Диваны и оттоманки, обтянутые кашемировыми и шелковыми тканями; персидские и турецкие ковры, в изобилии небрежно разбросанные там и сям; узкие островерхие окна, вместительные балконы; мягкий морской бриз нес свежесть во внутренние покои.
Если таков был апофеоз задуманного Потемкиным сказочного путешествия, то лучшего он и придумать не мог. Софи с широко распахнутыми глазами бродила по комнатам и внутренним дворикам, слыша за спиной несмолкаемый восторженный щебет Александрины Олениной. Желание попросить ее придержать язык хотя бы на минутку, чтобы прийти в себя, все более усиливалось. Слова уже были готовы сорваться с языка, когда она услышала знакомый характерный цокающий звук шагов по каменному полу. Этот звук мигом вернул ее в столовую петербургского дома, где она сидела в кресле, ожидая, когда часы пробьют два удара и в гостиной раздадутся размеренные шаги мужа.
— А, дорогая моя жена! Надеюсь, путешествие было приятным? — Он поклонился, держа шляпу на отлете. В светло-голубых глазах застыла насмешка, будто он мог слышать бешено заколотившееся сердце — ответ скорее на кошмарное воспоминание, чем на его нынешнее появление, но от этого ей было не легче.
— Очень приятным, благодарю вас, Павел! — Софи сделала глубокий реверанс, подала ему руку и заставила себя изобразить улыбку. — Судя по отзывам, вы превосходно справились со своей миссией. Прием, устроенный царице, был грандиозен.
— Неужели вы думали, что я могу не справиться?
— Нет, — вполне искренне покачала она головой, — такое мне и в голову не могло прийти.
— Разрешите показать вам дворец. — Он подставил ей согнутую в локте руку и повернул голову к, стайке молодых дам, с которыми шла Софья. — Надеюсь, вы простите меня, милые дамы, если я отвлеку мою жену на несколько минут.
Софи взяла его под руку, не переставая повторять себе, что пока еще находится в безопасности. Он мог ее запугать, но не мог причинить зла — здесь… сейчас… пока. И вновь рука незаметно легла на живот, на невидимую под просторным, в бесконечных складках платьем для верховой езды округлость.
Проявляя любезность и предупредительность, князь Дмитриев водил супругу по ханскому дворцу, делясь с ней познаниями, которые приобрел за время пребывания здесь.
— Татары обладают достойным восхищения пониманием ценности женщин и их предназначения в мире, — заметил он небрежно, проходя по анфиладе пышно убранных комнат. — Здесь располагался гарем принца. Его женщины были полностью отделены от остального мира. У мусульманских женщин две задачи: доставлять удовольствие своему господину и приносить потомство. — Голубые глаза остановились на ней. — Если женщина оказывается несостоятельной в той или иной роли, она не заслуживает того, чтобы на нее тратиться… Недостойна защиты, крыши над головой, средств к существованию, которые может обеспечить ей ее господин.
— Стоит ли говорить об этом, Павел, — заметила Софья, полагая, что пора прекратить делать вид, что идет обыкновенная беседа.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70
науч. статьи:   политический прогноз для России --- праздники в России на основе ключевых дат в истории --- законы пассионарности и завоевания этноса
Загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

    науч. статьи:   три глобализации: по-британски, по-американски и по-китайски --- расчет пенсий для России --- основа дружбы - деньги --- три суперцивилизации мира
загрузка...

Рубрики

Рубрики