науч. статьи:   демократия как оружие политической и экономической победы в условиях перемен --- конфликты в Сирии и на Украине по теории гражданских войн
ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

науч. статьи:   пассионарно-этническое описание русских и др. важнейших народов мира --- принципы для улучшения брака: 1 и 3 - женщинам, а 4 и 6 - мужчинам
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


— Я знаю, что у тебя есть кое-что принадлежащее княгине, Борис, — вкрадчивым тоном заметил Дмитриев. — Верни ей.
Между ладонями туго связанных рук Бориса торчал конверт. Преодолевая боль, он протянул их вперед. Как в тумане Софи шагнула к нему, боясь взглянуть в глаза, в которых стояла беззвучная мольба о прощении, словно вина за провал поручения была полностью на его совести. Софи взяла письмо. На мгновение их руки соприкоснулись.
— А не почитать ли вам его вслух, моя дорогая жена? — предложил князь. — Просто чтобы освежить вашу память.
Софи отстраненно подумала, что заставлять перечислять все перенесенные ею обиды и унижения перед их виновником является уже запредельной жестокостью.
— Разве вы не успели ознакомиться с ним? — услышала она свой голос. Удивительно, но голос звучал вполне твердо.
— Мне бы хотелось услышать его из ваших уст, дорогая, — возразил он с той же змеиной ухмылкой. Она невольно подумала, что ядовитые змеи, прежде чем нанести последний удар, сковывают свою жертву взглядом, словно наслаждаясь зрелищем дикого ужаса и полной беспомощности.
Она медленно достала письмо и негромко принялась читать. В помещении наступила гробовая тишина. Она читала как можно тише, надеясь, что хотя бы слуги, охраняющие Бориса, не все расслышат; тем не менее унижение было столь велико, что она не понимала, как ей удастся это вынести.
Адам Данилевский в это время стоял, незамеченный, в тени под лестницей. Приехав по просьбе генерала, он, как часто случалось, вошел через черный ход, оставив лошадь в конюшне. В первую же минуту своего появления в доме Данилевский по странной тишине и напряженной обстановке понял, что произошло нечто большее, чем обычная неприятность. Он отказался от сопровождения дрожащего от страха дворецкого и направился, почти никем не замеченный, в парадную часть дома. Теперь он стоял, укрывшись за перилами лестницы, и наблюдал отвратительную сцену, разворачивающуюся на его глазах. Он ничем не мог помочь ни Софье, ни Борису, обнаружив себя. Он мог только ждать и слушать.
Софи закончила чтение и сложила письмо. На его оборотной стороне виднелись пятна крови. Крови Бориса Михайлова, откуда-то издалека пришла ей мысль. Она стояла неподвижно перед мужем, ожидая дальнейшего развития этого кошмара.
— Посадите его на цепь в конюшне, — холодно и бесстрастно распорядился князь. — Пусть как следует осмыслит, что его ждет. За побег — пятьдесят ударов кнутом.
Сделав усилие, Софья сбросила охватившее ее оцепенение. Мужчина такой силы и роста, как Борис, в состоянии выдержать пятьдесят плетей, но ни один человек не выживет после пятидесяти ударов огромным кнутом. По существу, Борису только что вынесен приговор к жестокой смерти. Странным образом господин не имел права приговорить своего раба к «легкой» смерти, например повесить или приказать отрубить голову, но господин имел право подвергать его любым истязаниям, а смерть в таком случае истолковывалась как результат несчастного случая.
— Вы не посмеете это сделать! — вскрикнула она, заламывая руки. — Борис — мой слуга. Он служит мне, выполняет мои распоряжения и…
— И вам, Софья Алексеевна, и ему следовало бы запомнить, что в моем доме все выполняют только мои распоряжения. И все слуги, живущие в моем доме, принадлежат мне. — Дмитриев подошел вплотную, так что она ощутила на своей щеке его дыхание; яростное и жестокое выражение глаз буквально обожгло ее; Софья не могла не ощутить его ненависти, только до сих пор не понимала, за что он ее так ненавидит.
— Нет… нет, прошу вас! Не надо этого делать! — взмолилась она и, отринув прочь всякий стыд, упала перед ним на колени. — Это я виновата, а не Борис. Прикажите лучше меня выпороть…
— Дорогая моя, вы поступаете не очень разумно, — холодно заметил князь, глядя на нее сверху вниз, в эти умоляющие черные глаза на смертельно бледном, запрокинутом лице. — Вы думаете, я не понимаю, что вам гораздо легче вытерпеть свою боль, нежели знать, что другой страдает от наказания, предназначающегося для вас? — В голосе князя появилась презрительная нотка. — Может, это станет последним уроком, после которого вы наконец поймете, что значит быть моей женой. Однако уверяю вас, Софья Алексеевна, если потребуется, последуют и другие. Уберите его прочь! — махнул он рукой охране. Повернувшись спиной к коленопреклоненной фигуре, он направился к лестнице.
Только благодаря неимоверному усилию воли Адам смог сдержаться и не выдать своего присутствия. Как ему хотелось подбежать к ней, сидящей на холодном мраморном полу, низко опустившей голову в знак своего поражения! На мрачном сером фоне прихожей нелепым, неуместно ярким пятном смотрелись ее разметавшиеся широкие солнечно-желтого цвета юбки. Однако если бы присутствие Адама при этой душераздирающей сцене обнаружили, Борису Михайлову уже никто не смог бы помочь. Никто не должен узнать, что Адам оказался случайным свидетелем происшедшего. Сердце обливалось кровью, когда он покинул ее, полную горя и отчаяния, и незаметной тенью выскользнул из дома тем же путем, через черный ход.
Он объявился на конюшенном дворе минут через десять, решив, что этого времени вполне достаточно для того, чтобы Бориса успели приковать к какому-нибудь столбу и волнение по этому поводу чуть утихло.
— Вы ищете свою лошадь, барин? — подбежал конюх, завидев полковника.
— Нет, я кое-что оставил в седельной сумке, — небрежно пояснил Адам. — Я сам пойду поищу. — Слегка повышенный тон, насмешливо вздернутая бровь — этого оказалось вполне достаточно для того, чтобы показать, что он не собирается никому из Дмитриевской челяди доверять свою собственность. Мужик поклонился и исчез в соседнем помещении.
Адам шел вдоль длинного прохода между стойлами. Усилившийся дождь барабанил по крыше; через многочисленные дыры текли струи воды, со звоном бились в подставленные металлические тазы и растекались лужами вокруг. Под ногами валялась промокшая насквозь солома; обитатели конюшни безропотно стояли, смиренно опустив головы, словно покорившись своей участи. Бориса он обнаружил в самом последнем стойле. На нем был железный ошейник, от которого тянулась цепь к кольцу в стене; кандалы на руках и ногах просто застегнуты. Адам якобы в поисках своей лошади едва глянул в его сторону, но этого взгляда ему вполне хватило, чтобы обнаружить то, что он искал. Ключ от замка, которым была заперта цепь, висел на крюке, вбитом в деревянную перегородку стойла.
— Эй ты там! — повелительно крикнул Адам, обращаясь к единственному находившемуся в поле зрения молодому парню, подметавшему стойло напротив.
— Бегу, барин!
Парень бросил свою метлу и рысцой направился к нему, потирая лоб.
— Ну-ка посмотри сюда! — ткнул рукой в сторону своей лошади Адам. — Таким образом ты заботишься о животных, которые принадлежат гостям твоего хозяина? — Адам, казалось, был не на шутку рассержен. — Мне кажется, князь Дмитриев будет не очень доволен, узнав о таком разгильдяйстве!
Парень побледнел как полотно, его явственно затрясло от страха.
— Простите меня, ваше высокоблагородие, я не заметил, клянусь! Я не виноват, ваше сиятельство! Не я ставил его, не я!.. Я не виноват!
— Немедленно принести свежего корма! — рявкнул граф. — Вода в поилке грязная, в кормушке одна пыль, а не овес!
Парень умчался, полный страха и недоумения. На его взгляд, в стойле все было в порядке, но у барина есть право указывать на ошибки, а у слуги нет права настаивать на своем.
Адам подошел к Борису.
— В ближайшие несколько минут я тут устрою небольшой скандал, — быстро прошептал он, поворачивая ключ в замке, запирающем цепь. — Но не могу обещать, что смогу долго отвлекать их внимание. Если сумеешь, постарайся за это время выбраться отсюда. Иди к моему дому. Возьми вот это. — Он снял с пальца гравированный перстень с печаткой и вложил его в руку мужика, которая по-прежнему оставалась прижатой к стене. Борис ничего не ответил, только крепко сжал кольцо в ладони. — Покажешь это моему дворецкому. Он тебя впустит. — Больше разговаривать не было времени. Разомкнутые цепи оставались пока на своих местах и при поверхностном взгляде не могли вызвать никаких подозрений.
Когда дворовый вбежал в конюшню с охапкой свежей соломы и ведром воды, Адам усиленно рылся в седельной сумке.
— Что за черт!.. — взревел он так, что солома выпала из рук юного конюха. — Тут была пачка денег! — Он ухватил парнишку за шиворот. — Кто еще тут шлялся?
Тот жалобно заскулил. Самое страшное для слуги — быть обвиненным в воровстве. По мере того как громкий голос графа становился все более угрожающим, а вопли оправдывающегося дворового все более отчаянными, со всех сторон на шум начал сбегаться народ.
— Кто тут у вас старший? — Адам грозно оглядел грубые крестьянские лица столпившейся вокруг дворни. — Кто-то украл из моей сумки пачку денег!
— Нет… нет, барин, никто не мог сделать такого! — вышел вперед старший конюх, один из тех, кто охранял Бориса. Он старался, чтобы голос звучал ровно и уверенно, но все они были в страхе от побега и поимки Бориса, а также от предчувствия ужасного наказания, которое грозило в ближайшее время их товарищу.
— А ну пошли прочь все! — скомандовал Адам. — И так ни черта не видно! — Он выгнал их под проливной дождь и принялся ждать, пока они покорно выворачивали карманы, стуча зубами от холода и страха. В это время Борис освободился от железных оков. Шипя от боли в перебитых ребрах, он втиснул свое могучее тело в оконце, проделанное в задней стене конюшни, и растаял за пеленой дождя, держа путь к дому, куда он уже ходил навестить Хана.
Адам, весьма убедительно копируя приемы своего командира, сумел запугать дворовый люд до такой степени, что они белого света невзвидели. Серые пристальные глаза, казалось, пронизывали их насквозь, вопросы неслись бесконечным потоком, не оставляя времени на размышление, не говоря уж о том, чтобы кто-нибудь успел на них ответить. Несмотря на то что поиски не дали результатов, спустя пять минут они все уже были настолько подавлены, настолько убеждены, что этот страшный офицер доложит о воровстве их хозяину, что никто из них толком не смог бы связать двух слов о том, что же произошло за последние полчаса, когда они подвергнутся следующему допросу после обнаружения пропажи пленника.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70
науч. статьи:   политический прогноз для России --- праздники в России на основе ключевых дат в истории --- законы пассионарности и завоевания этноса
Загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

    науч. статьи:   циклы национализма и патриотизма --- идеологии России, Украины, ЕС и США
загрузка...

Рубрики

Рубрики