науч. статьи:   демократия как оружие политической и экономической победы в условиях перемен --- конфликты в Сирии и на Украине по теории гражданских войн
ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

науч. статьи:   пассионарно-этническое описание русских и др. важнейших народов мира --- принципы для улучшения брака: 1 и 3 - женщинам, а 4 и 6 - мужчинам
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


Спустя десять минут Софья Алексеевна уже торопливо шла по улочкам города, еще не остывшим от полуденной жары. Однако тени уже становились длиннее; у дверей домов стояли мужчины, лениво переговариваясь, дыша свежим воздухом. Все женщины, которые попадались ей по пути, были закутаны в плотную чадру; все несли какую-нибудь поклажу — кувшины с водой из источников, корзины с провизией с рынка. Нельзя было увидеть ни одного кружка просто стоящих и болтающих женщин, хотя на площади, где в каменной ванне журчал источник, несколько одетых в темное женщин стирали, расстелив белье на специальных камнях; их гортанные голоса, напоминающие вернувшихся в свои гнезда скворцов, далеко разносились в вечернем воздухе.
В небольшой, тускло освещенной лавчонке, отгороженной от улицы занавеской из бусин, Софи нашла то, что искала. Ни одного слова не было произнесено между ней и иссохшим стариком продавцом. Для общения хватило языка жестов.
Она вернулась во дворец через боковую дверь в высокой каменной стене и торопливо миновала площадку с лавровыми и апельсиновыми деревьями; покупки надежно скрывала просторная накидка. В комнате ее ждала бледная Мария.
— Их светлость, мадам… — начала она с запинкой, — искали вас. Я ничего не могла ответить…
— Разумеется. Откуда тебе знать про меня то, о чем я тебе не говорила, — резко оборвала ее Софья. — Он не сказал, зачем хотел меня видеть?
— Я поняла, что он уезжает. — За прямолинейным ответом Мария пыталась спрятать страх, подозревая, что неведение служанки относительно местонахождения госпожи должно быть определенно наказано. — Думаю, он приходил попрощаться.
— Можешь идти, — холодно бросила Софья.
Как только дверь за испуганной служанкой закрылась, она извлекла из-под накидки приобретение и спрятала сверток на дно сундука кедрового дерева, где обычно лежало ее нижнее белье. Теперь, как подобает верной жене, можно и поспешить попрощаться с отъезжающим мужем, даже всплакнуть на дорожку. Она язвительно усмехнулась, но тем не менее вышла из комнаты и направилась на главную площадь перед дворцом.
Кавалерийский отряд уже был в сборе; кони нетерпеливо цокали подковами по камням. Павел стоял у подножия лестницы, ведущей во дворец, и беседовал с князем Потемкиным.
— Как хорошо, что я успела пожелать вам счастливого пути, Павел, — с милой улыбкой воскликнула Софья, быстрым шагом подходя к лестнице. — Мария доложила, что вы искали меня. Я была в обществе герцога де Лилля по указанию императрицы. — И не очень даже солгала просто чуть переместила время, мелькнула у нее довольная мысль.
— Как неприятно, что вам снова приходится расставаться, — произнес Потемкин, глядя на Софью. — Но только ваш супруг, княгиня, способен выполнить столь деликатную миссию.
Ему все известно, внезапно почувствовала Софья. От этого ослепительного открытия она чуть не расхохоталась вслух. Неужели Потемкин — тот самый херувим, о котором говорил Адам? Никогда не думала, что херувимы могут так выглядеть! Смех дрожал на ее губах; в глазах плясали чертики. Да, князь Потемкин — добрый друг! Торопливо опустив глаза, она обернулась к мужу и произнесла все полагающиеся при расставании слова. Тот холодно склонил голову, затем взобрался в седло, и кавалькада, дробно цокая копытами по камням, покинула площадь.
— Позвольте один небольшой совет, Софья Алексеевна, — собираясь вернуться во дворец, на ходу негромко произнес Потемкин. — Лунатикам лучше возвращаться в обычное состояние задолго до рассвета.
— Как долго может продлиться отлучка моего мужа, князь? — шагая рядом с ним, в полный голос задала Софи совершенно естественный вопрос, догадавшись, что добрый совет ответа не требует.
— Не думаю, что князь Дмитриев сможет присоединиться к нашей небольшой экскурсии, — охотно откликнулся Потемкин. — Когда его миссия в Порту завершится, он направится прямо в Санкт-Петербург.
О, какое всемогущество! Софи охватила небывалая радость. Последние остатки неприятных воспоминаний словно ветром сдуло. Генерала не будет рядом, когда ей придется обратиться к Екатерине с просьбой на время уехать в Берхольское. Она спокойно родит ребенка, в полной безопасности, в своем родном доме, в доме, который станет родным ее малышу. Об этом позаботятся Татьяна Федорова и все остальные.
В первый раз она позволила себе подумать о новой жизни, таящейся внутри, как о существующей самостоятельно, вне ее. Она могла быть уверена, что ребенок будет расти здоровым, окруженным любовью, под надежной крышей родного дома, в котором выросла и его мать. Даже если ему не придется узнать о своем происхождении, она уверена, что у него будет счастливое детство. Но до этого еще далеко, до того момента, когда надо будет что-то решать, как-то действовать, еще много-много недель. Недель безграничной любви. А сегодня вечером… да, к сегодняшнему вечеру она готовит нечто особенное.
Огромная ярко-желтая луна тяжело зависла на фиолетовом небосводе. Четверо офицеров в мечтательном настроении прогуливались по парку бахчисарайского дворца; все находились под сильным впечатлением от окружающей романтической обстановки; казалось, в самом воздухе было разлито почти осязаемое ощущение любовных игр, в которых участвовали какие-то иные люди в иные времена. Теперь среди сладких ароматов жасмина и игривого журчания фонтанов на этом самом месте бродили они — незваные гости.
— Совершенно никакого желания идти в постель, — проговорил один из офицеров, поднимая голову к небу. — У меня какое-то странное томление на душе.
— Это от молочного поросенка, которого нам подали на ужин, Сергей! — рассмеялся Данилевский. — Свинина тяжела для желудка.
— В тебе ни капли романтики, Адам, — откликнулся майор, хлопая приятеля по плечу. — Здесь какой-то воздух особенный. Неужели ты не чувствуешь?
— У меня в комнате стоит водка, совершенно особенная, — парировал Адам. — Лучшее средство от переедания.
— Если это все, на что мы можем рассчитывать в такую ночь, — вздохнул Сергей, — полагаю, следует умерить притязания.
Со смехом все свернули под арку и вошли во дворец, по направлению к бывшему гарему, в одной из комнат которого и располагался сейчас граф Данилевский.
Адам открыл дверь. Ступив за порог, все замерли на некоторое время, впитывая атмосферу комнаты, залитой мягким золотистым светом масляных светильников, полной ароматов жасмина и роз, стоящих в высоких кувшинах по углам… Это была обстановка откровенной чувственности. На низенькой скамеечке рядом с диваном замерла женская фигурка, укутанная в тончайшую, прозрачную вуаль.
— Может, я сплю? — с ноткой благоговейного страха произнес один из офицеров. — Адам, она настоящая?
— Настоящая, — откликнулся Адам, у которого дух захватило. — Совсем настоящая. Прошу, господа, в мою собственную сказку из «Тысячи и одной ночи».
Фигурка в бело-розовой вуали плавно поднялась со скамеечки и поплыла им навстречу; лишь накрашенные ресницы и удлиненные миндалевидные глаза оставались не укрыты тончайшей тканью. При тусклом золотистом освещении от них исходил глубокий внутренний свет. Сделав рукой плавный приглашающий жест, она двинулась к дивану.
Завороженные, все четверо опустились на богато украшенные подушки, не отрывая глаз от молчаливой фигурки; сквозь полупрозрачную ткань туники и широкие шаровары, туго перехваченные у щиколоток, можно было различить смутные очертания тела цвета розового жемчуга.
— Где ты ее нашел? — прошептал Сергей, с трудом приходя в себя.
— Купил, — прищурился в ответ Адам. — У погонщика верблюдов.
Едва уловимая дрожь пронизала стройную фигурку, направляющуюся к ним с подносом, на котором стояли рюмки с водкой. Опустившись на колени, она по очереди поднесла каждому из мужчин поднос; глаза ее были скромно опущены.
— Нельзя ли нам взглянуть на ее личико? — протянул руку к склоненной головке полковник Оболенский.
— Нет, — быстро ответил Адам и деланно лениво потянулся. — Она моя, и только я имею право смотреть на нее.
— Ты просто собака, Данилевский! — воскликнул четвертый из их кружка. — Это надо же ухитриться всего за полдня создать себе собственный рай!
Адам самодовольно улыбнулся. Коленопреклоненная фигурка уже стянула с него сапоги и умелыми движениями массировала усталые ступни и пальцы. Потом вновь столь же плавно поднялась и, словно несомая ветерком, пересекла комнату, чтобы вернуться с парой шелковых шлепанцев. Домашняя обувь изящными движениями была водружена на ноги. Адам на мгновение прикрыл глаза, вдыхая смешанные ароматы жасмина и благовоний, источаемых закутанной в вуаль женщиной, которая в этот момент наклонилась над ним, чтобы расстегнуть пуговицы его отделанного тесьмой мундира.
Остальные мужчины как завороженные наблюдали за священнодействием, испытывая почти такое же волнение, словно это происходило с ними.
— Как ее зовут? — чуть дрогнувшим голосом спросил Сергей.
— Серафина, — наугад брякнул Адам. — Она очень дорогая. — Женские пальцы уже были заняты пуговицами рубашки. Он положил свою ладонь поверх ее руки. — Думаю, пока достаточно. — Головка моментально склонилась в знак повиновения; распрямившись, Серафина пошла и принесла его парчовый халат. Адам, не вставая с дивана и почти не шевеля руками, оказался облачен в богатое одеяние.
— Она умеет разговаривать? — спросил полковник Оболенский, расстегивая крючки на воротнике мундира.
— В мужском обществе она говорит только на языке любви, — сообщил Адам, вальяжно откидываясь на спинку дивана.
Нежные пальчики массировали его виски, слегка прикасались к опущенным векам. На мгновение открыв глаза, он совсем рядом в блестящих темных глазах увидел выражение страсти, сравнимой только с его собственной, и понял, что она вложила всю себя, всю свою душу, в сказку, созданную ею для них двоих. Это не были глаза Софи, это были глаза Серафины. Он позволил себе слегка приобнять, точнее, просто провести руками по изящно склонившейся над ним фигурке. Тепло ее тела под тончайшей тканью; готовность, с которой она подалась на проявленную ласку, показывая, что за пределами его рук для нее ничего не существует и существовать не может, окончательно лишили Адама последней связи с земным существованием.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70
науч. статьи:   политический прогноз для России --- праздники в России на основе ключевых дат в истории --- законы пассионарности и завоевания этноса
Загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

    науч. статьи:   циклы национализма и патриотизма --- идеологии России, Украины, ЕС и США
загрузка...

Рубрики

Рубрики