ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


– Нет, сейчас. А бабушка сказала, что на нее он пусть не рассчитывает.
Так. Значит, поручик Павровский прав. Деньги были, и их нет. Я выглянул в окно, на улице нескончаемый дождь омывал мою машину. Все лило и лило, словно начался потоп, а у меня было такое чувство, будто я погрузился в воду уже по самую шею.
* * *
Матрона в белом, застиранном до желтизны халате, высунув голову из окошечка, как наседка из гнезда, закудахтала:
– Переобуйтесь! В таком виде нельзя!
Я беспомощно посмотрел на свои забрызганные грязью ботинки. Из окошечка высунулась похожая на тюлений ласт рука и указала куда-то вниз. Я взглянул в ту сторону и увидел ящик, на дне которого валялась одна-единственная пластиковая бахила. Было воскресенье, вторая половина дня, и в хирургическом отделении крчской больницы двери для посетителей не закрывались. Я удрученно повертел в руках пластиковый клочок. Матрона недовольно запыхтела и исчезла в дежурке. Оттуда она вынырнула с парой новехоньких бахил.
Положив на пол букет жасмина, который наломал с куста возле своего домика, и балансируя поочередно то на правой, то на левой ноге, я зачехлил пластиком свои ботинки. Когда я поднял букет, с него облетело несколько цветочков. Матрона фыркнула так громко, что даже усики у нее под носом зашевелились. Мне тут же вспомнился поручик Павровский, и, вконец напуганный, я кинулся подбирать лепестки.
Через минуту я уже шел по выложенному зеленым кафелем коридору, неуклюже шаркая бахилами, с ненужным букетом в руках, и искал глазами, куда бы его засунуть. Что за дурацкая идея – пойти навещать больного товарища с этаким «болиголовом»!
От оконной ниши отделилось бело-голубое полосатое чучело и бодро двинулось мне навстречу.
– Не может быть! – бодро завопил тяжелобольной Йозеф Каминек. – Это мне?
– Ага, – сказал я. – Как себя чувствуешь?
– Сносно. – Щеки у него были пунцовые, а глаза блестящие и ясные. Йозеф выглядел отдохнувшим и улыбался мне радостно и смущенно. – Спасибо, что вспомнили про меня, – произнес он с укоризной. – Как там ребята? Доктор Иреш рад, что начальствует? Как идут дела?
– Сносно, – ответил я ему в тон. Похоже, Йозеф ждал от меня подробного доклада, как идет строительство в его отсутствие, хотя отсутствовал он всего один рабочий день.
– Что, так и будем тут стоять? Тебе, наверное, лежать надо? Не рано ли забегал после операции?
– А меня и не резали. Не дался. Это не язва открылась, просто какие-то острые боли. Знай я об этом раньше, ноги бы моей здесь не было! – мрачно буркнул он и двинулся к застекленной переборке в конце коридора. – Идем же! – Йозеф вдруг слегка покачнулся.
Я поспешно взял его под руку.
– Они колют мне прокаин, – пожаловался Йозеф. – Ходишь после него как оглушенный. Все не так уж плохо, но, говорят, придется побыть здесь хотя бы недели две. – Позвонив у двери в переборке, он взял у меня букет.
– Привет, Геленка! – заворковал он открывшей дверь молодой женщине в белом. – Позволь тебе представить моего незаменимого сослуживца. Петр Мартин – доктор Майерова. – И он всучил ей сильно пахнущий букет.
Докторша уткнула нос в жасмин и подняла на меня глаза, обведенные темными кругами.
– Ну что ж, входите, – вздохнула она.
Губы у нее были прелестные и упрямые, подбородок же только упрямый. Кроме того, у нее имелась славная полу затененная комнатка, с диванчиком и креслицами вокруг столика, украшенного бутылкой коньяка.
Мы сели. Докторша сунула букет в какую-то больничную склянку и вознамерилась заменить ею грузинский коньяк на столике.
– Оставь его на месте, – попросил Йозеф. – Ты выпьешь? – обратился он ко мне.
– Нет.
– Не стесняйся. У нее этого добра полный шкафчик, правда, Геленка?
Геленка подошла ко мне, двумя пальцами взяла меня за подбородок и повернула мою голову к окну.
– Надо было вам прийти пораньше, – озабоченно изрекла она. Тщательно обследовав мой подбородок, сказала: – Теперь уже ничего не поделаешь… Подождите. – Подойдя к умывальнику, она начала тщательно мыть руки.
– Что случилось? – удивился Йозеф, только сейчас заметив то, что не скрылось от профессионально натренированных глаз докторши.
Подойдя ко мне, она нежными пальцами слегка коснулась черной корки на моей брови.
– Больно?
– Нет.
– А здесь? – Так же легко она ощупала мне верхнюю губу.
– Почти нет. Даже не чувствую, когда вы прикасаетесь.
Она нахмурилась.
– Вероятно, задет нерв. Надо бы кое-где зашить. Шрамы у вас останутся. Как это случилось? Вы что, упали?
– Да.
– Чем это ты занимался, старик? – развеселясь, спросил Йозеф.
На белом шкафчике зазвонил телефон, Геленка сняла трубку.
– Да, – сказала она. – Сейчас буду. – Она положила трубку. – Меня вызывают в поликлинику. Зайдите потом туда. Я вам хоть мазью помажу.
Едва дверь за ней закрылась, Йозеф повторил свой вопрос.
– Ты что, свалился в бетономешалку или налетел на бульдозер? – выпытывал он с любопытством.
– Налетел на твоего друга, – ответил я. – На инженера Дрозда. А свалился на резиновый шланг в его руке.
– Да брось ты! – Йозеф расхохотался, но тут же посерьезнел. – Старик, я этого не ожидал. Извини, что я тебя тогда отфутболил Ганке… И надо же, все из-за какого-то идиотства, которое только женщине может прийти в голову! – негодовал он.
– Можешь ты наконец рассказать, ради чего ты отфутболил меня пани Дроздовой? – холодно спросил я. – Только не сочиняй больше всякой ерунды про то, что я поехал оценивать дом, принадлежащий инженеру-строителю. И про то, что мы должны были увлечься друг другом.
– А не увлеклись? – спросил Йозеф невинно.
– Иди ты знаешь куда…
– Утихни, – невозмутимо изрек Йозеф. – Капитана Риккардо ты послал туда же, когда он задал тебе этот вопрос?
– Кого?
– Да поручика Павровского! Он похож на капитана Риккардо, не находишь?
Здоровый или больной, Йозеф не терял своей привычки давать меткие прозвища.
– А ты его видел?
– Ну да. Он был здесь.
– Что ему нужно?
– Хотел знать, как это ты ухитрился в рабочее время отлучиться со своей перепелочкой?
– И что ты ему сказал?
– Старик, – успокаивающе протянул Йозеф, – что я мог ему сказать? Правду! Что Ганку ты вообще не знал, что тебя я послал с ней совершенно случайно. Если б у меня было время, я бы сам поехал. И тогда ему пришлось бы спрашивать у тебя обо мне.
Но камень с моего сердца не свалился.
– А зачем ты меня с ней послал? Об этом он тебя не спросил? Ты ему ответил на это?
– Само собой, – оскорбился Йозеф. – Теперь уже не до хохм.
– Ну а мне ты скажешь или я должен спросить у поручика Павровского? – прохрипел я.
Йозеф ухмыльнулся.
– Если ты так настаиваешь… Ты поехал туда сыграть комедию. Жаль, что не довелось. Теперь-то я вижу, какой в тебе талант пропал!
– Что-о-о! – Я вскочил, ударившись о стол. Цветы жасмина рассыпались по стеклянной столешнице. У меня вдруг разболелась голова, но не от запаха жасмина. – Какую комедию? Перед кем? Зачем? Понятия не имею, о чем ты говоришь!
– Да иди ты! – недоверчиво протянул Йозеф. – Тебе предстояло изобразить серьезного претендента на покупку дома. Чего ты притворяешься, будто не знал об этом? Вы что, с Ганкой так договорились? Но в сложившейся ситуации это не очень умно.
– А перед кем я должен был изображать? – завопил я.
– Ну, перед тем, другим, – снисходительно объяснил он мне. – Ганка хотела поднять цену, так делается. Может, скажешь, она не ознакомила тебя с ролью? Она собиралась по дороге сама все тебе объяснить, боялась, что ты откажешься…
– Ничего она мне не говорила, – глухо обронил я. Сам себе я казался мячом, послушно летающим туда-сюда, куда пошлют игроки. Но кто эти игроки? Я взглянул на осунувшееся честное лицо Йозефа, наблюдавшего за мной с насмешливой улыбкой.
– Почему ты делаешь вид, что не знал о возвращении старого Эзехиаша? – спросил я у него.
Теперь настал черед Йозефа удивляться.
– Что-что? Ну да… узнал, когда ты оттуда приехал… Честное слово, не знал. Откуда мне было знать? И почему?
– Потому что второй покупатель – дядя Луис. Этого она тебе не сказала?
– Нет. – Йозеф помрачнел. Потом потряс головой. – Черт! Странно. Тебе не кажется? Дед покупает у них виллу, чтобы через несколько лет им же ее и завещать.
Кроме них, у него ведь никого не было. Почему же они не сдали старику виллу, раз уж ему хотелось там жить? Сами они туда почти не ездили.
– Ты же говорил, что у него не было денег, – напомнил я.
– Говорил, – задумчиво кивнул Йозеф, – но почем я знаю…
– Дроздовы уверяют, что деньги у него были и исчезли. Поручик собирает доказательства, что их взял я.
– Ты?! – негодующе воскликнул Йозеф. – Почему не убийца? Или… – Он не договорил, оставшись сидеть с открытым ртом.
– Да – подтвердил я. – Именно так.
– О господи!.. Это же невозможно! – Быстро опомнившись, Йозеф возмущенно пожал плечами. – Отчего они сами еще не додумались? Это ведь и дураку ясно. Старый Эзехиаш тут никого не знал, у него не было ни друзей, ни врагов… Просто это случайное, жестокое убийство… совершил его какой-нибудь бандит, который грабит дачи… верно?
Я покачал головой.
– Возможно, знакомых у него здесь было немного, – согласился я. – Но есть родственники. Этот твой приятель Томаш Дрозд – человек вспыльчивый, к тому же коварный. – Й тут я рассказал Йозефу, что он сделал со мной, моей машиной и Дежо.
Йозеф, выслушав меня, недоверчиво покачал головой.
– Ну, хорошо. Но все это ты поручику рассказал. Тебе не кажется, что, если б в твоем подозрении что-то было, Томаш уже давно сидел бы в каталажке? Может, у него на тот день есть алиби? Он как-никак работает.
Против такого аргумента возразить было нечего.
– Но ведь имеется еще этот Ганкин брат, – не сдавался я. – Что он из себя представляет? Ты хорошо его знаешь?
Йозеф разулыбался.
– Еще бы! Этого можешь спокойно вычеркнуть! Ольда – этакий «домовой» в дамских спальнях. Он бы и игрушечный пистолет побоялся в руки взять, чтобы маникюр не испортить.
– Ну, раз ты так считаешь… – с сомнением согласился я.
– Не считаю – знаю!
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29

загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

Рубрики

Рубрики