ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

– Пушистая, пойдем подержишь мой фонарь.
Я спустилась с возвышения.
– Погодите, барышни, – сказал Нож. – Что нам в темноте бродить? Давайте-ка осветим этот склеп.
Оказывается, он углядел свечи, которые были закреплены в массивных напольных семисвечниках, стоявших на углах возвышения с ложем Молниеносного. Подсвечники на три свечи шли через равные промежутки по краю нижней ступени, где лежали его жены.
– Давайте рассуждать логически, – предложил Нож. Мы не отказались. Логически так логически.
– Раз его снабдили всем, чем возможно, значит, и запас свечей должен быть где-то рядышком аккуратно сложен, – рассуждал логически Нож.
– Логично, – подтвердила сестра.
– А зачем нам шастать по коридорам в темноте, если можно со светом?
– Логично, – подтвердила я.
– Значит, сейчас найдем свечи и зажжем на пути в Зал Колесниц. Логично? Логично! – завершил свое логическое выступление Нож.
– Безупречная логика! – не сговариваясь, хором воскликнули мы с сестрой.
– Смейтесь, смейтесь! – пробурчал Нож и отправился искать свечи.
Мы пошли разоружать глиняную армию.
В образцовом хозяйстве порядочной женщины, если верить нашим Магистрам, все разложено по полочкам или кучкам. Сестра велела делать все, как в образцовом хозяйстве.
Мечи ложились к мечам, копья к копьям, луки к лукам, арбалеты к арбалетам. Кинжалы в одну сторону, боевые секиры в другую.
Нож нашел свечи и начал устанавливать их по коридору.
Мы сносили в центр зала луки и стрелы, нагрудники кованые, кольчужные и пластинчатые, шлемы круглые и остроконечные, с назатыльниками и без. Кожаные щиты, украшенные металлическими бляхами.
Пот с меня тек градом.
Вернулся Нож, осмотрел собранный нами арсенал и довольно присвистнул:
– Ого! Неплохо, мышки-норушки! Пушистая Сестричка, продолжай, а мы со Светлой будем сортировать по надобности.
– Ничего себе продолжай! – возмутилась я. – Я есть хочу и пить. Это что же получается, мы со вчерашнего вечера не ели? Я так не могу!
– Ну давай поедим, раз настаиваешь, – согласился Нож. Сестра пошла в Зал Колесниц за мешком с провизией.
Сначала я удивилась, почему она сама отправилась, даже не предложив Ножу поработать ногами, потом догадалась: хочет еще сушеных яблок захватить. И точно, помимо мешка с припасами она принесла несколько горстей сушеных яблок в ведерке, что раньше висело на одной из колесниц, по-моему, на Буре.
Нож без особых церемоний расчистил место на нижней ступеньке возвышения, сдвинув в сторону мешающие сосуды, ларцы и треножники, расстелил какую-то тряпочку, изображающую скатерть. Достал хлеб, вареное мясо и сыр, флягу с водой, и мы принялись не то завтракать, не то обедать.
Присутствие Молниеносного с женами аппетита нам не испортило. Даже на маковое зернышко. К этому времени мы настолько освоились в подземелье, что воспринимали их без всяких эмоций, как неотъемлемую деталь внутреннего убранства.
Я еще вовсю жевала, когда сестра и Нож принялись за новую работу: из куч нанесенного оружия они выбирали лучшее. Тут я им была не помощник: только они, зная планы Сопротивления и его возможности, могли отобрать то, что им требовалось.
Но по тому, что они откладывали в сторону, даже мне было понятно, что комплектовать регулярную армию Сопротивление не будет. Скорее, это будут летучие отряды, оснащенные для вылазок в условиях города.
Покончив с едой, я принялась носить отобранное ими оружие в Зал Колесниц и складывать там неподалеку от пробитого нами отверстия в потолке.
Изредка, принося очередной тяжелый арбалет или нагрудник, я поглядывала вверх, на дыру в своде, и гадала, что сейчас там, на земле: день или уже вечер? Здесь время как-то остановилось, хотя мы и внесли своим присутствием некоторое оживление в это замершее место.
Скоро принесенного в Зал Колесниц оружия стало так много, что пришлось освобождать для него дополнительное место. Сдвигая колесницы, мы обнаружили в одном углу заботливо припасенные для них серпы, которые прикреплялись, как крылья, по бокам колесниц и в бою подрезали все, что попадалось на пути. Во всяком случае, теоретически. Как было на практике, не знаю – не видела.
Честно говоря, к тому моменту, когда мы доставили к дыре две трети набранного оружия, мне уже чертовски надоело находиться под землей. Я устала, очень устала. И по небу соскучилась.
– Не грусти, Пушистая Сестричка! – сказал веселый и довольный Нож. – Водички лучше попей, посиди в сторонке. Все не так плохо.
Я попила водички, забралась на колесницу Нежную и уселась там, наблюдая за сестрой и Ножом.
Они продолжали носить, и ни следа усталости у них не наблюдалось. Видимо, без оружия им приходилось очень туго и теперь они словно летали от счастья.
– А вы не боитесь мести Молниеносного? – спросила я. – Вот как очнется и будет призраком по ночам нас преследовать…
– Ты веришь во всю эту чушь? – возмутилась сестра.
– Я не верю, – обиделась я. – Я вас пугаю.
– А за что Молниеносному нас преследовать? – поинтересовался Нож. – Его имущество осталось при нем. Разве что Светлая ополовинила его запас сушеных яблок, и теперь кара Молниеносного не заставит себя ждать. Он покарает ее поносом.
– Да у меня бронзовый желудок! – похвасталась сестра.
– Тогда запором.
– Ты спер весь запас свечей, так что тебе тоже не избежать страшной кары, – сказала сестра.
– Не весь, там еще много, – не согласился Нож. – И, рассуждая логически, я его совершенно не, как ты выразилась, спер. Свечи подземелья не покидали, они выполняли прямую свою функцию – то есть горели. Как и было задумано теми, кто их сюда положил.
– Тогда и яблоки свою роль выполнили, – возмутилась сестра. – Подземелья они тоже пока не покинули. А если это так важно, я могу их и оставить, правда, немного в переработанном виде. Что, съел?
– Ну уж не надо. Унеси их с собой, – попросил Нож. – Я пошутил.
В это время раздался долгожданный звук: нет, не Молниеносный, гремя скелетом, восстал с ложа, а медленно поползла в сторону плита. Когда она уползла с дыры, вниз скользнула веревочная лестница и по ней спустился Утренний.
Осмотрев оружие, он присвистнул и сказал Ножу:
– План твой был логичен и великолепен, но в нем есть один страшный изъян!
– Какой изъян? – насторожился Нож.
– А как мы вынесем отсюда все это?
– Молча, – явно не понравился вопрос Утреннего Ножу. – Давайте сначала наверх поднимем, а там видно будет.
– Хорошо, – пожал плечами Утренний. – Я только спросил.
Даже по минимуму отобранное оружие выглядело солидно.
Когда мы подняли его на белый свет, точнее, на темную ночь, то вопрос, который задал Утренний, вертелся на языке у каждого. Вот уж действительно, много хорошо – тоже плохо.
– Для начала найдем на чем все это транспортировать, – сказал Нож. – Пойдем, Утренний, прогуляемся.
Они исчезли в проломе стены. Два Гвоздя сидел на корточках у оружия и самозабвенно в нем ковырялся.
Эта ночь была не такая ветреная, как предыдущая, и колокольчики звенели слабо.
В городе продолжался праздник Полнолуния, там выспавшиеся днем горожане опять вывалили на улицы и опять веселье бьет через край.
Сестра стояла, прислонившись к стене. Лицо у нее было напряженное, это было видно даже при лунном свете.
– Что случилось? – спросила я.
– Знаешь, ты будешь смеяться, но жутко хочу в туалет. Нож накаркал и у меня расстроился живот, – тихонько ответила она.
Уши у Два Гвоздя были как у совы, он расслышал все и невозмутимо посоветовал:
– Ну и сходи, чего мучаешься. Отойди за стену.
– Я не могу! – упрямо сказала сестра. – Я в туалет хочу.
– Нет проблем, – опять спокойно отозвался Два Гвоздя. – Если какие-то соображения не позволяют тебе сделать это здесь, то выбирайся в пролом, иди вдоль стены, потом до Борта Долины. Вдоль него вьется тропка, ты в нее упрешься, она ведет в специальное отхожее место. Иди направо и сиди там на здоровье.
Сестра поспешно ушла.
Скоро вернулись Нож и Утренний. Оказывается, они прошли до строящихся гробниц и позаимствовали там носилки.
Но носилки решали лишь часть проблемы. Подниматься с ними на крутой борт долины и переваливать гребень под яркой луной как-то не хотелось. Мы сидели в центре Пуповины, невидные и неслышные, но ведь привратник у входа в Долину Ушедших никуда не делся.
– А куда Светлая исчезла? – спросил Нож.
– Она пошла подумать о жизни и облегчить душу, – объяснил Два Гвоздя.
– Куда пошла?! – не понял Нож.
– В отхожее место.
– Ага, я говорил, – обрадовался Нож. – А где это?
– Ты хочешь присоединиться? – спросила я. – Сестра будет безумно рада. Особенно тебе, предсказателю.
– Нет, не хочу. Просто я тоже не против посетить его, разумеется, когда она вернется. Ну все-таки, где это? Осматривая долину, я этот важный объект как-то пропустил.
– А он не в Долине, – сказал Два Гвоздя. – Видите ли, как объяснил мне жрец, у Смелых считается, что какать и писать в долине неэтично. Поэтому они вынесли отхожее место за пределы Пуповины. Вдоль того Борта идет тропка, там есть одно место, где холмы не смыкаются вплотную, а образуют щель, ущельице. Этим ущельицем тропа и выходит на ту сторону холма, где можно расслабиться.
– Вот! – важно сказал Нож.
– Что вот? – уставились мы на него.
– Вот этим путем мы и вынесем носилки.
– Но ведь это прямо противоположное место тому, где ждут нас Половинка Луны и экипаж, – возразил Утренний.
– Ничего страшного. Пуповину и объехать можно. Грузим, – решительно распорядился Нож.
Мы погрузили на носилки столько, сколько смогли поднять, после чего Нож и Утренний взяли за ручку каждый спереди, мы с Два Гвоздя по ручке сзади, подняли носилки и тихонько понесли их в отхожее место.
Тропка была удобной, натоптанной и потаенной. Видимо, ее специально сделали с таким расчетом, чтобы не привлекать внимания к идущим по ней для свершения важных, но, увы, совсем не публичных дел.
Крутой выгнутый бок холма по левую руку подступал к вогнутому боку холма по правой руке. Тропа гусеницей проскользила между ними и вывела нас в соседнюю долину, не такую закрытую со всех сторон, как Пуповина.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45

загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

Рубрики

Рубрики