ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

– Что нужно твоему дракону?
– Смола и кожа для заплаты на крыло.
– Смола есть, – как и думал дракон, сказал Нож. – А вот кожа… Есть, конечно, но сразу не соображу. Мягкая же нужна?
– Да, прочная, но эластичная.
– Задала ты мне задачку, – почесал затылок Нож. – Посиди минутку, я в наш погреб наведаюсь. Кажется, есть идея. Если не сработает, вырежем в одеяле Светлой дыру.
Он взял плошку и направился к центру палатки. Плита там была сдвинута в сторону и в дыру спущена лестница.
Я села рядом с сестрой. Она потрепала меня по макушке.
– Все будет хорошо, – сказала я. – Мы обязательно выберемся. Если я уж из Пряжки выбралась, то отсюда – запросто.
– Конечно, – улыбнулась сестра. – Ты здесь, и это уже замечательно. А как ты так?
– Я ее разрушила.
– Не сомневаюсь, – заметила сестра. – У тебя дар к разрушению, достаточно вспомнить, как ты моешь посуду.
– Ты серьезно ранена? – спросила я.
– Не знаю, – пожала плечами сестра и подтянула одеяло повыше. – Но у меня, похоже, отбита нижняя часть туловища. Конец хвоста пришлось удалить. Я ходить не могу – очень больно. Видела бы ты мой синяк на правой ноге – он от бедра начинается и на ступне заканчивается. Так глупо: меня чуть не затоптали. Обидно… Нас просто смяли, а их щиты мы пробить стрелами не могли… Знаешь, как умеет ходить Легион? Укроется щитами со всех сторон, копьями ощетинится и прет, как чугунный утюг. И поет:
Рогом бык щенка придавит,
Белолобый бык,
Вот идут быки на битву,
И бегут щенки!
– А Половинка Луны, Утренний, Два Гвоздя, остальные? – спросила я с робкой надеждой.
– Они ушли к Сестре-Хозяйке, – скупо сказала сестра. – И не только они. Мы живы, пока, благодаря Ножу – тут в основном остатки его отряда. Он же и меня вытащил из-под сапог Легиона. А ты откуда узнала, что мы здесь?
– Тетя написала. Она думала, что ты погибла, раз не добралась до ее подвала с занавесочками. И я так думала, только самой распоследней надеждой надеялась.
– Я бы не смогла добраться до нее в любом случае – просто не доползла бы на руках. Нож, единственный из нас, позаботился об отступлении, и поэтому те, кто остался от его отряда, отошли сюда не на голое место. Мы заперлись здесь, а Легион окружил долину. Сначала они нас вообще не трогали – сунулись раз, получили отпор и решили не рисковать. Легион тоже сильно потрепан в борьбе с Левым Крылом, и они берегут каждого человека. Поэтому они просто заперли долину и сидят в ожидании, когда мы перемрем естественным путем от голода и ран. Правда, недавно они, видимо, заподозрили неладное, сообразив, что для стихийного отступления гробница слишком хорошо укреплена и вооружена, поэтому подтянули онагры и баллисту.
– Эта баллиста нас и подшибла! – зло сказала я. – Вон она сейчас горит синим пламенем!
– Маленькая сестричка, только не говори, что это ты ее подожгла, – повернула ко мне лицо сестра.
– Конечно, я. Я выросла. И даже из арбалета стрелять теперь умею.
– Дался тебе тот арбалет… – вздохнула сестра.
– А на чем вы лежите? – вспомнила я вопрос, который давно хотела задать.
– На мешках с мягкой рухлядью из сокровищницы Молниеносного. Не на плитах же нам лежать. И одеяла оттуда. Питаемся мы его запасами, воюем его оружием.
– И вообще разули и раздели старика! – подхватил вернувшийся из подземелья Нож.
Он приблизился к нам, неся какой-то странный флаг квадратной формы с темным непонятным узором, обшитый длинной жесткой белой бахромой.
– Это что? – удивились мы вместе.
– Как что? – возмутился Нож. – Ну тебе, Светлая, твое дремучее невежество еще можно простить, ты девица необразованная, все больше подпольной войной занятая, но ты-то, Пушистая Сестричка! Ты должна историю Молниеносного назубок знать, чему вас только в пансионате учат! Это же любимое знамя великого вождя!
– Понятно, – вспомнила я зазубренные сведения. – Когда Молниеносный смог победить своего первого крупного врага, потомка Тихого Грома по имени След Хвоста, он приказал живьем содрать с его спины кожу, выделать и превратил в свое знамя. А обшил волосом из хвоста и гривы коня поверженного врага, причем скроил и сшил это знамя сам, только кожу мастера-кожевники выделывали. И последний курган по правому Борту – кенотаф, в нем нет покойника.
– Да-да, все так, а кожу, к слову сказать, Молниеносный содрал тоже сам. Хотел украсить это знамя еще хвостом потомка Тихого Грома, но хвост скорбящие родственники выкрали и захоронили где-то на востоке, – подхватил Нож. – Ничего более мягкого я не нашел, хотя и долго поглядывал, какой прекрасно сохранившейся кожей покрыт скелет Молниеносного. Но эта мягче.
– Ты серьезно содрал бы с его трупа кожу? – переспросила сестра.
– Зачем она мне? – удивился Нож. – Над ней мастера-кожевники не работали, она высохла и скукожилась. Этот флаг лучше. Хотя в последнее время я так озверел, что, пожалуй, при надобности сделал бы и это. Логически рассуждая, чем его кожа отличается от его мечей, свечей и одеял?
– Иди проветрись, – посоветовала сестра. – Ты наглотался затхлого воздуха подземелья, насыщенного безумными идеями Молниеносного. А мы давно уже катимся самым нелогичным из нелогичных путей. Взять хотя бы появление Пушистой.
– Да, – потер устало лоб Нож. – Пора менять караулы. Смола, Пушистая Сестричка, вон там.
Когда он ушел, сестра сказала:
– Нож почти не спит. Он винит себя в том, что не смог привести отряд к городской пристани. Если бы мы захватили корабль, то, возможно, оторвались бы от преследования и смогли по реке добраться до устья. Но они как раз и думали, что мы будем пробиваться туда, поэтому там стояли отборные силы. А что мы запрем себя сами в Пуповине, никто и предположить не мог, на этом направлении было легче, и сюда пробились без особых потерь. Сестра-Хозяйка, какой мясорубкой был Хвост Коровы, ты и представить себе не можешь! Лицо сестры исказилось.
– Досюда добралось шестнадцать человек. Двое умерли уже здесь. Ребята отнесли их вниз, положили в одной из кладовых, даже если сюда ворвутся, осквернить их уже не смогут. Это все, что мы смогли для них сделать. А сколько наших валялись там под ногами и копытами Сильных…
У сестры покатилась слеза, медленно, останавливаясь и задерживаясь на пыльной щеке.
– Иди, Пушистая. Дракон тебя ждет.
Глава тридцать шестая
БАЛЛИСТА НА ХОЛМЕ ДОГОРЕЛА…
Баллиста на холме догорела, а может, ее оттащили вниз. Скоро должно было рассвести. Дракон лежал на надмогильной насыпи.
– Это что за стяг ты волочешь? – спросил он. По инерции я ответила вслух:
– Это не стяг, это твоя заплата.
– Твои друзья по-прежнему меня боятся? – поинтересовался дракон.
– Они тебя уважают, – со второго раза перестроилась я на мысленный разговор.
Время шло, а проблемы рождали одна другую. Подойдя вплотную к насыпи, я выяснила, что, в отличие от дракона, залезть на нее смогу с большим трудом. Размеры не те.
– Спустись, пожалуйста, – попросила я.
Недовольный дракон на брюхе съехал с насыпи. По всему было видно, что он раздражен и чувствует себя не в своей тарелке. Наверное, несмотря на все его отговорки, он тоже до сегодняшней ночи считал себя неуязвимым от пошлых стрел, а тут такой удар по самолюбию, да еще от несъедобных особей.
– Спасибо, утешила! – пробурчал он.
Медбрат меня побери, я опять забыла, что он читает любые мысли на много хвостов вокруг.
– А кстати, – спохватилась я. – Ты, наверное, все слышал? И как я с сестрой говорила, и с Ножом, и с тем парнем на башне?
– Конечно, – подтвердил дракон. – И не только это. Я знаю, что творится в каждой голове по эту и ту сторону холмов.
– Ну и что же творится по ту сторону?
– Ничего интересного! – отрезал дракон. – Скорбят о потере баллисты, отправили гонца в город с заказом на новую, на рассвете будут штурмовать, я их почему-то вывожу из себя. В массе вы страшно примитивны.
Ну вот опять…
Стараясь и не думать больше, я просто достала кинжал и принялась отпарывать знамя от древка и срезать с него бахрому.
Получившийся квадрат, действительно мягкий, несмотря на солидный возраст, я разложила на коленях.
То, что это фрагмент спины одного из бывших правителей этих мест, уже никаких эмоций не вызывало.
– Подойдет? – спросила я у дракона.
– Помни, – попросил он.
Я послушно помяла кожу в руках.
– Подойдет. А что за узоры?
– Это татуировка. Священные знаки, надо полагать.
– А поточнее?
– Поточнее тебе мог ответить только владелец этого куска кожи, с чьей спины он был снят, но, увы, он сейчас далеко, примерно там же, где и деятель, освежевавший вышеупомянутого владельца.
– Положи на плиту, – не отреагировав на мою витиеватую конструкцию, сказал дракон.
В полном недоумении я положила кожу на одну из плит двора. Зачем это надо?
Дракон поднял когтистую лапу, помедлил, а потом средним когтем молниеносно начертил на ней довольно замысловатую заплату.
– Здорово! – одобрила я. – А я ногой рисовать не умею.
– Не мешай! – отмахнулся дракон и одним махом нарисовал рядом точную копию первой фигуры.
– Ну и чем я тебе так вырежу? – ворчливо спросила я. – На эти загогулины маникюрные ножницы нужны.
– Зачем вырезать? – удивился дракон. – Бери и приклеивай.
Не веря глазам, я подошла поближе и подняла лоскут за край. Он поднялся, две одинаковые заплатки остались лежать на плите. Ничего себе у него когти…
– Плохого не держим, – хмыкнул польщенно дракон. Ну слава Сестре-Хозяйке, хоть немного развеселился! Распечатав горшочек со смолой, я присела на корточки у плиты и щепочкой принялась мазать на кожу тянучую смолу. Смола норовила пристать еще где-нибудь, где угодно, хоть пальчиком.
Дракон раскрыл поврежденное крыло, и я осторожно прилепила на дыру заплату.
Потом намазала вторую и прижала ее снизу.
Выкраивая заплаты, дракон эстетствовал и выбрал две наиболее ему понравившиеся картинки из той пестрой галереи, что некогда украшала спину потомка Тихого Грома.
– Нормально?
– Сойдет.
– И что теперь?
– Теперь… Четырнадцать человек и весят больше, чем ты…
Дракон раскрыл и вновь сложил крыло, склонив голову набок, прислушался к себе.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45

загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

Рубрики

Рубрики