ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


– День добрый! – поздоровалась я с аптекарем. – У меня брат попал под копыта, его сильно помяло, много синяков. И она… он ааааабсолютно э-э-э… бледный. Похоже, лихорадка. Чем его лечить?
Раньше мне и в голову не пришло бы сочинять байки, практики не было, поэтому получилось плохо.
Но аптекарь не стал ничего спрашивать, а молча выставлял на прилавок мази и настойки, обезболивающие, жаропонижающие, мочегонные и противовоспалительные. И от душевной тоски тоже.
– Стойте, стойте! – всполошилась я. – У меня денег на все это не хватит.
– А без этого, барышня, вы его не вылечите, – сухо сказал аптекарь.
Но (хвала Сестре-Хозяйке) хоть взял по-божески – одну коронованную кошку. И корзинку дал бесплатно, в счет заведения.
Странно, раньше в любой лавочке, будь то аптека или скобяные товары, покупателя не отпустили бы, не заставив выслушать кучу полезных советов, не обсудив все новости, не поспорив о чем-нибудь. А сейчас и я, и аптекарь держались настороженно, боясь сказать лишнее. Любопытство теперь не поощряется?
Когда я вышла из аптеки, то вдруг так перепугалась, что затаилась за углом и долго ждала. Мне казалось, что аптекарь должен сейчас выскочить вслед за мной и побежать в Службу Надзора за Порядком.
Не выбежал. Вера в родной город потихоньку возвращалась в мое сердце.
Идти с тремя мышками даже на Нетухлый Рынок было полнейшим безумием. На эти деньги продуктов к хорошему обеду на трех человек не наберешь, не то что на пятнадцать.
Обшарив свои карманы, я нашла еще только две мышки, пришлось рассчитывать на имеющийся капитал.
В результате я оттоптала пятки, мечась по рынку во всех направлениях, а вышла оттуда, вся в мыле, обладательницей мешочка с сухим горохом, кусочка копченого сала да крохотных порций соли, перца и первой зелени.
И рынок показал, что заговорщик из меня никудышный. Дернуло же спросить одну из торговок:
– Что-то бедненько у вас стало. Тухлый Рынок всех переманил?
Она уставилась на меня, как на привидение. А потом нехотя процедила:
– Ты откуда свалилась? Нет теперь Тухлого Рынка. Все, что на нем торговали, в столицу прямиком отправляют, сразу с кораблей. Да и где те корабли…
Понятно, нечего теперь предметы роскоши заштатной окраине потреблять. Не по чину.
– Да ты не Хранителя ли дочка? – прищурилась тетушка.
– Нет, вы ошиблись, – быстро отошла я от ее прилавка.
Я вообще Двадцать Вторая.
Во Вторую Гавань я пришла раньше всех.
Нож со Штилем задерживались. Неприятный холодок полз у меня по спине, я уже начала опасаться всех и каждого.
Наконец они появились.
– На тебе лица нет, – удивился Нож. – Да что с тобой?
– Не знаю. Мне тут неуютно.
– Это ты с непривычки переволновалась, – поставил диагноз Нож. – Опыта у тебя нет. Все идет нормально. Никто не убит, не задержан. Что может быть лучше?
– Да, а меня чуть на рынке не узнали!
– Ну не узнали же? – рассмеялся Нож. – Давай свои покупки, домой пора.
Мы покинули город через Вторую Гавань и снова короткой тропой ушли в бухту Ай-яй-яй.
Подъем на гору занял в три раза больше времени, чем спуск. Добрались до верха мы уже к вечеру.
– Ура! Пришли! – радостно встретили нас сопротивленцы. – А что у нас будет сегодня на ужин?
– Ваша любимая гороховая каша, – разочаровала я разом всех.
Ничего, благополучно переварили и новую порцию гороха. С салом он вообще пошел на ура. Нож приправил ужин парой своих обычных шуточек про экономное ведение хозяйства по науке, но потом признался, что на пять мышек и он бы ничего лучше купить не смог.
После ужина мы принялись разбирать лекарства.
– Так, Светлая, – строго сказал Нож, подступая к сестре с ложкой. – Медицина – штука серьезная. Выпьешь это и это, а если завтра будешь еще живой, то дадим и вон того. Пей.
Лекарства оказались хорошего качества, утром сестре было заметно лучше. Так что снадобья вполне стоили тех денег, что пришлось за них отдать. На душе стало полегче.
Нож и Штиль тоже рыскали по городу не зря. В углу пещеры появилась выложенная из камешков схема расположения военных на Окончательной Лысине.
– Хорошо поработали, – подвел итог глубокой ночью Нож. – Еще немного времени – и город наш.
Как собирался Нож с четырнадцатью человеками, из которых относительно здоровых было только десять, взять город – для меня оставалось тайной.
Зато выяснилось, что значит "немного времени" – день тек за днем, а мы сидели в пещере на Сопи-горе и с места не двигались.
Нож брал по очереди кого-нибудь из сопротивленцев и каждый день спускался в город. Меня он больше не брал – может, из-за того, что разревелась тогда на площади. Не знаю…
Каждую ночь – а днем Нож запретил, чтобы не выдать нас раньше времени, – мы с драконом летали и смотрели, где находится идущая по нашу душу армия.
Армия методично приближалась. Не спеша, но с хорошим, ровным темпом движения.
Каждую ночь дракон искушал меня подождать до утра и раз и навсегда остановить ее движение, потому что пепел не ходит.
А я не могла…
– Ты сама роешь и себе, и своему городу яму для захоронения, – несколько высокопарно сказал в очередную ночь старую пословицу дракон. – Ты не хочешь. Почему?
Почему, почему… Ужас весь в том, что я-то хочу… Но не могу, Медбрат побери!!!
– Моя бабушка в таких случаях говорила, "Хоча есть, а мочи нету", – безрадостно откликнулась я.
– Игру играют по правилам, – заметил в тысячный раз дракон. – В этой игре такие правила.
– Почему я? Почему ты сам не можешь все сделать?
– Я убиваю или для еды, или для защиты. Мне сейчас ничего не угрожает. Защищаешься ты, тебе и убивать.
Логика дракона была непробиваема, как его чешуя. А крылья он теперь не подставлял.
– Может, завтра получится? – умоляюще тянула я, веря, что завтра и правда найду в себе необходимые силы.
– Завтра так завтра, – гудел дракон. – Но завтра они будут еще ближе.
– Учись быть сильной, – увещевал меня дракон на следующий раз.
Я училась.
А толку…
Квадратики палаток так и стояли не тронутыми, не подозревая, что каждую ночь высоко в небе над ними кружит дракон.
Так прошла неделя.
Глава сорок вторая
НА ВОСЬМУЮ НОЧЬ…
На восьмую ночь мы кружили в небе почти до рассвета.
Войска переправились через Плеть по Насечному мосту. Еще немного – и они замаршируют по полуострову.
И Нож из города не пришел вечером, как обычно.
Черная тоска привычно заползла в душу. Дракон уже ничего мне не говорил.
И правильно делал.
Мы покружили, покружили и вернулись к Сопи-горе, благо теперь лететь было всего ничего.
Я не стала возвращаться в пещеру, забралась на отдельную скалу и сидела там, бездумно глазея на море, на берег, на огоньки ночной Пряжки.
Нож вернулся под утро, я первая увидела его, поднимающегося по тропе. В этот раз он ходил один.
Пришлось спуститься, чтобы узнать новости, да и свои рассказать.
Нож был краток:
– Сегодня, – сказал он, собрав всех вокруг костра. – Теперь пора.
Сопротивленцы засиделись в пещере на доставшем их до печенок горохе, поэтому радостно вопили:
– Наконец-то!
Напряженный, как парус, поймавший ветер, Нож их радости не разделял. Он отвел меня в сторону.
– А тебе, Пушистая Сестричка, особое задание. Я насторожилась.
– Что хочешь делай, но не пускай на полуостров Левое Крыло. Подкрепления гарнизон не должен получить, никак не должен. Отправляйся прямо сейчас.
Вот и все.
Хочешь не хочешь, а сделаешь. Ну что, Пушистая, не обошла ты правила? Я молча кивнула, затянула потуже пояс, уж не знаю зачем, и пошла к дракону.
– Так надо, – сказал мне в спину Нож.
– Знаю, что надо.
Дракон, разумеется, все слышал. Он уже сидел у входа и золотился весь на утреннем солнце.
– Поехали, – угрюмо сказала я, усаживаясь ему на шею.
– Поехали, – ровно отозвался он.
Наши вышли меня проводить. Даже сестра заставила Ножа себя поднять и, опираясь на него, как на костыль, тоже встала у входа.
Все это было совершенно излишним и очень напоминало похороны.
– Да не надо стоять шеренгой, меня провожая! – пробурчала я. – С ума сошли?
Распрощавшись таким идиотским образом, мы взлетели и снова, прячась от Ракушки, прикрываясь горой, пошли на север.
– Давай поднимемся и оглядимся, – предложил дракон, когда Ракушка осталась позади.
– Давай.
Дракон набрал высоту.
Полуостров стал зеленым ковриком, замоченным в синем море, главная дорога, вьющаяся по побережью – тесьмою. Левое Крыло на ней смотрелось бодрой гусеницей.
Дракон заложил широкий круг.
Мы облетали марширующую по дороге армию, и я, преодолевая головную боль, вспоминала задание Ножа: "Останови их. Как хочешь, но останови".
Останови…
И тут я поняла, что остановлю их.
К Медбрату эту игру с ее дурацкими правилами. Я не буду играть. Я буду просто жить. Как могу.
– Что задумала? – встревожился дракон.
– Спускайся! – в голос проорала я.
Составленная из отдельных кусочков гусеница уже подбиралась к перешейку, отделяющему полуостров от остального побережья.
И на нее из сияющего перламутром неба упал золотой дракон.
– Напугай их авангард, чтобы они остановились! Перед стеной пламени, устроенной драконом, передние части попятились, прикрылись щитами. Срочно готовили к бою метательные машины, разворачивая повозки и успокаивая встававших от испуга на дыбы лошадей и мулов.
Лучники вышли на передний край и начали стрельбу.
Даже не долетая до огненной завесы, древки стрел вспыхивали. Это было красиво.
Первая цель была достигнута – армия встала, приготовилась к обороне.
Ну вот, теперь пришло время раз и навсегда разрешить надоевшую до слез, раскалывающую мою голову проблему.
Ненависть уничтожила Пряжку, ненависть и стая драконов. Теперь посмотрим, сможет ли один дракон и немножко любви защитить Ракушку.
Собрав все свои силы, я вложила их в крик, как меч, направленный вниз, на землю. Дракон подхватил его, наполнил мощью, сделал осязаемым.
Воины бросали щиты, оружие, бросались сами в дорожную пыль, зажимая уши руками. Что творилось с лошадьми, передать словами трудно.
Ах, как славно!
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45

загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

Рубрики

Рубрики