ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


Спали после ночных полетов они сладко, и я вполне поняла желание моего собеседника просто подпитать меня энергией, а не нестись сломя крылья в такую рань за продовольствием для выкинутой из Пряжки девицы.
Продолжая исследования уступа, я поняла, почему именно сюда принес меня дракон: слева из горы бил источник, причем горячий. Наверное, все это было взаимосвязано, и отблески пламени из расщелины, и горячие источники в горе. Родник водопадиками скатывался с камня на камень, чем дальше от места выхода из горы, тем становясь холоднее. Наконец-то я с удовольствием умылась.
Вернулся дракон и принес убитого горного барана.
– Это твой желудок устроит? – поинтересовался он.
– Устроит.
Честно говоря, я слабо представляла, что мне с этой тушей делать. Привыкла готовить мясо уже в разделанном виде, да и вообще дома мы больше ели рыбу – море под рукой, как-никак. Но нужда заставит, вынула кинжал и подошла к барану.
– Странные у вас способы свежевания, – заметил дракон, глядя, как я мучаюсь. – Совершенно нелогичные.
– Это не у нас, это у меня, – не стала позорить я род людской в глазах дракона. – Я мясо не умею разделывать, к рыбе привыкла.
– Следовательно, ты провозишься изрядно, – Дракон примостился на скале чуть выше моей, положил голову на лапы, глядя сверху. – Расскажи мне тогда между делом, что там у вас происходит. Те, кто ест рыбу, должен жить у моря, а не здесь.
Я стала рассказывать ему обо всем, что произошло в последнее время. И о войне, и о победе Сильных, и о плане новой нации, и о его осуществлении в лице нашего пансионата.
Меня прервал странный звук: дракон не просто смеялся, он откровенно гоготал. Хорошо, что делал он это мысленно, иначе, наверное, поднял бы всех своих сородичей.
– У вас, прости меня, мышей, просто непомерное самомнение. Зачем вам новая порода людей? Вы и так Сильно-Умные и ничего нового не создадите.
– Мы разные!!! – возмутилась не на шутку я.
– Вы одинаковые! – возразил дракон. – И что печально, не меняетесь. Что тогда были, что сейчас; Но каждое поколение воображает, что сделало громадный скачок вперед и может презирать за отсталость своих предков.
Я не стала с ним спорить, мне стало не до этого: пока еды не было, я ее и не хотела, но когда появилось что-то съедобное, есть захотелось жутко.
Срезанным с ноги барана мясом я наполнила котелок, залила его водой и принялась собирать веточки для костра.
– Положи вон ту ветку отдельно на скалу, – попросил дракон.
– Зачем? – удивилась я.
– Увидишь.
Я положила ветку туда, куда он просил.
Дракон повернул голову и прицельно полыхнул на нее.
– Теперь поджигай остальные. У тебя ведь маленький костер, я боюсь его весь сразу спалить.
– Спасибо, не буду возиться с огнивом.
Костер затрещал, я закрепила над ним котелок и принялась мучительно ждать.
– А сырое вкуснее, – подначивал меня сверху дракон.
– Я не настолько голодна, – огрызалась я.
– Хорошо с тобой, – сделал мне неожиданно комплимент дракон. – Я давно так не веселился.
Хорошо, хоть кому-то со мной хорошо… Пусть и дракону.
Долго варить мясо сил не было, да и не мясо мне было нужно сейчас. Успокоив свою совесть тем, что варево немножко прокипело, я отлила в чашку бульон и осторожно, сдерживая себя, выпила.
Ничего, не скончалась, несмотря на уверения Серого Ректора, что дни мои сочтены. Более того, почувствовала, что желудок не совсем отмер и с ним вполне еще можно сосуществовать.
Глава тридцать первая
БЛИЖЕ К ОБЕДУ
Ближе к обеду начали просыпаться драконы. – Сейчас я представлю тебя нашим, – сказал золотой. – Только, ради крепких яиц, не выясняй у них, кто он, а кто она.
– Ради кого?!
– Ради крепких яиц. Так мы всегда говорим. Крепкие яйца – здоровые детеныши. Прости, я забыл, что у вас не так.
– Не извиняйся. Практически так же.
Пока дракон общался со своими, я лихорадочно причесывалась.
– Здравствуй!
– Здравствуй!
– Здравствуй!
Запели на разные голоса у меня в голове драконы.
– Здравствуйте… – выдавила я.
Общаться с одним драконом еще туда-сюда, но когда на тебя смотрят сразу много!
И так я чувствовала себя рядом с ними меньше последнего таракана, да еще столько внимания зараз… Уверенности это как-то не прибавило.
По счастью, в длительную дискуссию вступать со мной драконы не стали, оглядели, поздоровались, как и полагается воспитанным персонам, и занялись своими делами.
– Ты им понравилась, – сказал золотой дракон. – Тебе даже сделали комплимент.
– Какой? – обрадовалась я.
– Вполне съедобная.
– Ты издеваешься?!
– И не думаю, – удивился дракон.
– Вы что, людей едите?
– Ну уж нет! – оскорбился он. – С чего ты взяла? Вас невозможно есть, настолько вы противные на вкус. Чем вы только питаетесь, непонятно совершенно! Даже падальщики по сравнению с вами – новорожденные ягнята. Нужно утратить все иные источники энергии, чтобы опуститься до потребления вас, и то после этого живот пучит и летать тяжело. Так что тебя незаслуженно похвалили.
– Ладно, что я вполне съедобная, мы выяснили, а теперь ты расскажи, почему вы оказались заперты в скалах, – попросила я.
– Почему… – протянул дракон. – Потому что вы, люди, вдобавок к вышесказанному еще и отвратительные соседи. Вы сами себе лютые враги, а уж остальным, живущим рядом с вами, не позавидуешь. Такое чувство, как равновесие, вам не известно в принципе. Не успокоитесь, пока не изведете все вокруг, себя и кусок мира в придачу. Мы стали вам мешать.
– Чем?
– Ты меня спрашиваешь чем? – разозлился дракон. – Надо спросить тех умников, что все это сделали!
Он раздраженно полыхнул пламенем, поджег можжевеловый куст.
– Вы стали мешать и что дальше? – поторопилась я продолжить. – Почему вас просто не убили?
От насмешливых криков драконов содрогнулись окрестные скалы. Представляю, как затряслась в ужасе Пряжка…
Мой вопрос насмешил и золотого, от его раздражения не осталось и следа, кроме обуглившегося можжевельника.
– Не так-то просто убить дракона! – с удовольствием сообщил он. – Даже вам. Вы, люди, – наш дурной сон. У нас есть прекрасный способ переживать неприятности, в том числе и сварливых соседей – мы уходим в спячку, пока времена не меняются в лучшую сторону. Многое и многих мы так пережили. Но здесь нас погрузили в спячку насильно! А когда ты не по своей воле заснул, то и проснуться сам не можешь.
– Но ведь вы все равно вырвались? Зачем же тем, кто вас упек, оставлять какие-то книги, надписи, прочие подсказки, которые и привели, к чему привели?
– Таковы правила игры, – строго сказал дракон. – Если готовишь яд, обязан сделать противоядие. Они не смогли бы обойти эти правила, ничего бы не вышло. Да, нас заперли в скалах, построили Пряжку, чтобы закрыть ущелье, поставили охрану. Но вынуждены были и оговорить условия, которые могли привести к нашему освобождению. Одно без другого не работает. А память у вас куда короче, чем у нас. Все забылось, и зачем Пряжка, и почему Драконья Залежь, но Книга лежала в Корпусе, и Заклинание было написано на стене Перста, и штыри из его Кольца образовывали Предупреждение…
– Ты говоришь так, словно знал, что творилось в Пряжке, пока ты спал?
– Да. Я спал не так крепко, как остальные. Вырваться не мог, но проникать мыслью за стены Пряжки – вполне. Век за веком копилась наша энергия, с каждым выпавшим штырем все слабее становились стягивающие узы.
– Так поэтому никак не мог умереть начальник охраны?
– Разумеется, – подтвердил дракон. – Ему не повезло – через убивший его штырь он был связан с нами. Его можно было просто вынести из крепости, тогда бы он стал тем, чем и был, – мертвым телом, но в Пряжке его поднимала драконья сила. И это тоже было записано в Книге.
– Ну что же тогда все-таки произошло? – не удержалась я.
– Да ничего сверхъестественного. Почему загораживает Пряжка ущелье, давно забылось, но что с ней связана тайна, люди помнили всегда. И со временем почему-то решили, что эта тайна означает сокровища. Сколько таких искателей здесь перебывало! Книга была доступна, но формулу нашей свободы в ней тщательно зашифровали.
– Орден Символистов?
– Раньше, значительно раньше. Орден Символистов по сравнению с древними магами – скопище надменных глупцов. Они упивались внешним, складывая из пустых слов витиеватые предложения и воображая, что дергают за струны мира. За их словами не было силы – они не совершали дел, паря в облаках, созданных из холостых созвучий.
– Не поняла… – призналась я.
– Только слово, оплодотворенное делом, рождает силу, – объяснил дракон.
– Но почему это забылось?
– Потому, милая хвостатая букашка, что, к счастью для нас, вы обожаете войны, и каждый вооруженный дубиной воитель считает самым сладким проявлением своей власти наступить на горло человеку, который знает больше его, уничтожить непонятные инструменты и плоды трудов, записи сжечь только потому, что горят хорошо.
– Я и без тебя, милая хвостатая сколопендра, прекрасно знаю наши достоинства, – отозвалась я. – Продолжай про Книгу.
Дракон фыркнул.
– Про Книгу… С упорством, достойным более высоких дел, охотники до тайн все, как один, видели в Книге путь к сокровищам Пряжки. И штыри потихоньку перемещались из Кольца на Щит. Особенно в этом преуспел ваш Серый Ректор. Он был чуточку поразвитее тех вояк, что сидели в гарнизоне до него, поэтому и дела у него пошли значительно быстрее. Но и он воображал, что, когда штыри на Щите замкнутся в Магическую Букву, он станет самым богатым человеком в Чреве Мира. Начальник охраны заметил, что Ректор занимается не только тем, что ему положено по должности, и принялся шантажировать его. Тот платил. Но начальник охраны вошел во вкус, прикинул и решил, что за разоблачение тайного сторонника Ордена Символистов Служба Надзора его озолотит и переведет из Пряжки. Он настрочил донос и забрал из квартиры Ректора последний штырь. Ректор догнал его только на лестнице. И сгоряча убил этим самым штырем.
– Скучно… – протянула я. – Мои предположения были куда интереснее.
– Это претензии не ко мне, а к Серому Ректору.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45

загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

Рубрики

Рубрики