науч. статьи:   демократия как оружие политической и экономической победы в условиях перемен --- конфликты в Сирии и на Украине по теории гражданских войн
ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

науч. статьи:   пассионарно-этническое описание русских и др. важнейших народов мира --- принципы для улучшения брака: 1 и 3 - женщинам, а 4 и 6 - мужчинам
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

У де Графа вполне подходящий мотив для убийства. Сано нужны лишь улики, чтобы доказать его вину.
— Прошу прощения за доставленное неудобство, но я должен сейчас же обыскать вашу резиденцию, — сказал Сано.
— Он говорит, делайте что нужно; ему нечего скрывать, — перевел слова варвара Исино.
Осмотрев кабинет де Графа, Сано не обнаружил ничего, кроме бухгалтерских книг, письменных принадлежностей, трубки и кисета. Здесь не было ни сувениров из заморских стран, ни охотничьих трофеев, как у Спаена. Что, кроме жажды денег, связывало этих не похожих людей? Сано перешел в смежную с кабинетом спальню де Графа, такую же аскетичную. В шкафах и сундуках был минимум одежды.
— Это все, что у него есть, и все на месте, — сказал Исино. — Здесь нет также ничего, что не принадлежит ему.
От дверей за обыском наблюдали с каменными лицами заместитель директора де Граф и шеф Охира.
— Что это? — спросил Сано у Исино, держа в руке несколько бумаг, обнаруженных им в шкафу возле кровати. На всех были красные цензорские печати. Закон требовал, чтобы все документы, прежде чем попасть в Японию, были проверены.
Исино подлетел к нему и просмотрел бумаги.
— Письма от отца заместителя директора де Графа. Он умирает и умоляет сына приехать домой, стать священником и занять его место в сельской церкви.
Отсутствие улик и крови обескуражило Сано. Он заглянул под матрас, под кровать и под другие предметы мебели; он обследовал пол и стены на предмет тайников. Но не нашел ничего Сано выглянул в окно. Земля во дворе была твердой и гладкой трава — короткой: ее объела пасущаяся корова варваров. Почва на огороде казалась нетронутой. Сано понял, что поиски скрытых улик ни к чему не приведут.
Де Граф заговорил.
— Он спрашивает, убедились ли вы в том, что он не убивал директора Спаена?
Вовсе нет, подумал Сано, однако ему пришлось признать временное поражение. Выявить убийцу — и обвинить голландца — будет непросто. Сано горько сожалел о своей внутренней настойчивости: эта черта таила в себе угрозу его жизни. Какой жестокий бог наделил его фатальным любопытством и стремлением к истине?
Слуга вернулся с подносом еды, на которую варвар смотрел голодными глазами.
— Ну как, сёсакан-сама, — полюбопытствовал шеф Охира, — вы по-прежнему полагаете, что способны разгадать эту тайну?
Сано с трудом сохранил спокойствие.
— Пока все, — сказал он голландцу, после чего кивнул слуге, и тот поставил поднос перед де Графом.
— Посмотрите, как ест варвар, — хихикнул переводчик Исино.
Хотя Сано до смерти устал от Исино, он тем не менее не мог оторвать глаз от поглощавшего пищу голландца. Вместо того чтобы потягивать суп через край, он ел его деревянной ложкой. Вместо того чтобы воспользоваться палочками, он руками запихивал в рот клейкий рис, рыбу и овощи. Прожевывая пищу, де Граф с шумом запивал ее огромными глотками воды и саке. Такое грубое поведение за столом внушало Сано отвращение. К тому же интуиция подсказывала ему, что голландец знает о смерти директора Спаена больше, чем говорит.
В сопровождении Охиры и Исино Сано спустился по лестнице и пошел к резиденции доктора Николаса Хюйгенса — поверенного и друга доктора Ито. Он же был и последним голландцем-подозреваемым, на котором теперь сосредоточились все надежды Сано на скорый и успешный конец расследования.
Глава 8
Когда Сано, шеф Охира и переводчик Исино подошли к резиденции доктора Хюйгенса, дверь в дом была широко распахнута и никем не охранялась.
— Уверяю вас, такая халатность нетипична, и часовые получат за это взыскание, — мрачно обронил Охира, проходя в дверь перед Сано и Исино.
В кабинете доктора стояли на полках деревянные коробки с иностранными надписями; книги в кожаных переплетах; человеческий череп; ящички с морскими раковинами, камнями, бабочками и другими насекомыми; в стеклянных сосудах содержались заспиртованные существа, включая новорожденного двухголового котенка. На полу, в неглубоких корытцах, жили крабы, улитки и морские ежи. На подоконниках размещались горшки с растениями, и мальчик-самурай поливал их из сосуда с носиком. Двое стражников стояли по сторонам стола, наблюдая за голландцем.
Доктор Хюйгенс сидел спиной к двери, склонившись над чем-то; его окружали кипы книг и множество письменных принадлежностей.
— А что мы увидим сейчас? — спросил его один из стражников.
Юноша заговорил с доктором на голландском языке, а потом, не отрываясь от растений, перевел его ответ:
— Каплю воды из пруда.
Охира подошел к стражникам, и те испуганно вскинули глаза. — Любезничаете с варваром! — вскричал он. — Позор! Марш на свои посты. Сейчас же!
Солдаты поспешно удалились.
— Переводом займусь я, — сказал Исино юному переводчику, и тот выбежал из комнаты.
Доктор повернулся и встал. Коренастый и взъерошенный, он вовсе не походил на японский идеал изысканного элегантного ученого. У него была очень красная кожа и нос картошкой, а щеки горели, словно вишни. Должно быть, ему перевалило за сорок, поскольку в его длинных, с медным отливом, волнистых волосах, изрядно поредевших на макушке, виднелись седые пряди. На переносице у него были два прозрачных стеклянных кружка, соединенных кусочком золотой проволоки: знаменитые глазные стекла варваров, чудесным образом улучшающие зрение. Из-под них бледные глаза голландца смотрели на Сано с пронзительным любопытством. Толстые короткие пальцы доктора, казалось, не подходили для тонких медицинских процедур. В правой руке он держал маленький металлический предмет, вид которого насторожил Сано.
— Осторожнее! — крикнул он, выхватывая меч. — У него оружие!
Доктор съежился у стола, его крупное красное лицо выразило изумление, глаза испуганно смотрели из-под очков.
— Стража! — завопил Охира.
Солдаты вбежали в комнату. Доктор Хюйгенс упал на колени, что-то бормоча по-голландски.
— Он говорит, что это не оружие, — сказал Исино. — Это научный инструмент. Доктор просит разрешения показать, как он действует.
— Он говорит правду, — подтвердил один из стражников, нервно взглянув на Охиру. — Я видел это сам.
Сано спрятал в ножны меч, стыдясь своей ошибки и ужасаясь тому, что могло произойти. Слишком подозрительный после большого количества не вполне успешных встреч с варварами, он едва не зарубил невинного человека, что спровоцировало бы войну, которую ему так хотелось предотвратить. Поклявшись проявлять сдержанность, Сано кивнул доктору Хюйгенсу:
— Хорошо. Покажите.
Доктор неуклюже поднялся на ноги, осторожно держа в ладони свой странный инструмент. Он состоял из двух латунных прямоугольников, соединенных по углам заклепками. В хомуте на одном из концов был зажат длинный стержень с резьбой, параллельный продольной оси пластин. Стержень заканчивался плоским металлическим траверсом с крошечным винтом на одном конце и заостренным штырем, торчавшим из его середины. Винт еще меньшего диаметра выступал из этого штыря под прямым углом. Прямо против конца штыря располагался крошечный стеклянный кружок, вставленный в отверстие в пластинах. Сано почти позабыл о своих волнениях, наблюдая первую в его жизни демонстрацию заморской науки.
Доктор Хюйгенс сел за стол и склонился над расчищенным местом, окруженным листками с иностранными письменами и прекрасными чернильными рисунками морской живности. Он явно проводил время за изучением природы, когда не выполнял обязанности судового хирурга, и его товарищи не нуждались в лечении. В керамических чашечках лежали кусочки грунта и другие объекты, которые доставляли ему служащие Дэсимы. Доктор Хюйгенс привел научный инструмент в вертикальное положение, держа его за расширяющийся конец длинного стержня. Опустив зубочистку в блюдце с чистой водой, он перенес каплю на штырь инструмента. Затем повернулся к окну и приблизил инструмент к глазам. Глядя в стекло, доктор подкручивал винты на штыре и траверсе. Потом он снова повернулся к Сано и протянул ему инструмент.
Сано осторожно взял инструмент двумя пальцами. Стражники смотрели на него с выжидательными улыбками. Может, это шутка? Сано поднес инструмент к глазу, взглянул в стеклышко... и, пораженный, вскрикнул.
Прямо в центре его поля зрения сидело округлое зеленое чудовище, быстро вращая похожим на колесо придатком. Вокруг него плавали бугорчатые черви и шипастые сферы.
Уронив инструмент, Сано отпрянул назад. Доктор Хюйгенс с удивительным для столь тучного человека проворством поймал инструмент, прежде чем тот ударился об пол. Сано схватил блюдце с водой и посмотрел в него, но не увидел ни следа чудовища. Что это за вид варварской магии?
Стражники и доктор хором прыснули. Хмыкнул даже шеф Охира.
— Этот инструмент — увеличительное стекло, — с улыбкой превосходства пояснил Исино. — Он работает по тому же принципу, что и голландские подзорные трубы, благодаря ему маленькие существа в воде кажутся большими.
Сано вспыхнул от смущения.
— Выйдите вон, — сказал он стражникам. Сохраняя достоинство, он посмотрел на Исино и Охиру.
Стражники проскользнули в дверь, зажимая ладонями рты. Лица шефа и переводчика приняли уважительно-серьезное выражение, однако доктор Хюйгенс продолжал смеяться:
— Хо-хо, хи-хи, ха-ха! — Его живот колыхался; лицо стало багрово-красным.
— Замолчите! — приказал Сано.
Встретившись взглядом с варваром, он увидел в глазах того добродушное веселье и гордость за чудо науки, но никак не издевку. Да еще веселый заморский смех доктора Хюйгенса звучал очень комично. Сано улыбнулся, потом тоже расхохотался. Они оба от души веселились. Сано вдруг пожалел о том, что доктор Хюйгенс — подозреваемый в убийстве, которого он должен обвинить в преступлении. Голландский врач нравился ему.
Шеф Охира нахмурился; Исино осуждающе качал головой. Сано, перестав смеяться, печально вздохнул:
— Досточтимый доктор, у меня для вас плохие новости. Я должен задать вам несколько вопросов.
В ходе беседы выяснилось, что доктор Хюйгенс пришел в Ост-Индскую компанию двенадцать лет назад и с тех пор плавал вместе с Яном Спаеном в качестве корабельного хирурга. Хюйгенс провел вечер, когда исчез Спаен, за работой у себя в лаборатории, а когда наступила ночь, быстро заснул.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60
науч. статьи:   политический прогноз для России --- праздники в России на основе ключевых дат в истории --- законы пассионарности и завоевания этноса
Загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

    науч. статьи:   циклы национализма и патриотизма --- идеологии России, Украины, ЕС и США
загрузка...

Рубрики

Рубрики