науч. статьи:   демократия как оружие политической и экономической победы в условиях перемен --- конфликты в Сирии и на Украине по теории гражданских войн
ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

науч. статьи:   пассионарно-этническое описание русских и др. важнейших народов мира --- принципы для улучшения брака: 1 и 3 - женщинам, а 4 и 6 - мужчинам
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Умен Нагаи, если заранее сотворил козла отпущения!
— Я не знаю, кто эти контрабандисты и кто ими руководит, — вздохнул Охира.
— Но вы должны были связываться с ними. — Сано пытался ухватиться за малейшую зацепку.
— В мою канцелярию в городе приходили анонимные послания. Я никогда не пытался выяснить, кто адресат... я не хотел знать больше, чем нужно. И уничтожал каждое послание.
Таким образом, письменных улик против губернатора Нагаи, переводчика Исино, Урабэ и кого-либо еще, кроме Охиры, нет. Но Сано не желал сдаваться.
— О чем говорилось в посланиях?
— Сообщались дата и время переправки контрабанды. Место, где мои люди должны взять товары... — Лицо Охиры выразило отвращение.
— Что еще? — спросил Сано.
— Очередное послание пришло вчера. Мои люди должны завтра вывезти с острова оставшиеся незаконные товары.
— Куда? — спросил Сано. — Когда?
Если ему удастся предоставить эту информацию судьям трибунала, то они, вероятно, освободят его и обратят внимание на настоящих преступников. Сано впервые почувствовал вкус успеха. И быть может, когда контрабандистов схватят, он узнает, кто убил Спаена, Пеон и поджег его дом.
— В послании говорилось, что нужно подобрать новое место встречи, — сказал Охира, — так как бухта засвечена. Я должен ждать дальнейших указаний, которые скоро последуют.
Достаточно ли скоро, подумал Сано, чтобы спасти его и Хирату? Достаточно ли скоро, чтобы предоставить убийцу Спаена голландскому капитану и предотвратить войну?
Снаружи по ступеням кумирни застучали деревянные подошвы, возвещая о прибытии желающих помолиться. Вдали продолжали тревожно бить военные барабаны. Сано собрался уходить.
— Сообщите мне сразу же, как узнаете, — сказал он.
— Конечно. Как вас найти?
Дом Сано сгорел, полиция наверняка охотится за ним. Ему некуда идти.
— Не знаете ли вы какого-нибудь тихого, уединенного постоялого двора? — спросил Сано.
— "Двойное счастье". — Охира объяснил, как туда добраться. — Я пришлю вам весточку.
Прежде чем уйти, Сано поклонился в сторону внутренних покоев и бросил в ящик для подношений монетку на счастье. Охира стоял на коленях и молча, с закрытыми глазами молился. На него снизошло небывалое спокойствие и придало странную красоту изборожденному морщинами лицу.
— С вами все будет в порядке? — спросил Сано, тревожась за человека, гибель которого должна расчистить дорогу к истине и его собственному спасению.
Странно отрешенный голос старшего чиновника Охиры прозвучал словно издалека:
— Я еще немного побуду здесь.
Сано изнемогал от чувства вины и жалости; завершение миссии не принесло ему радости. Сано очень хотелось быть таким человеком, который отказался бы от расследования или по крайней мере закончил его прежде, чем оно убьет Пеон, Старого Сазана, Охиру и будет угрожать Хирате и государству. Правдоискательство казалось ему проклятием, служение личному кодексу справедливости — жестоким эгоизмом. Но что оставалось делать Сано, как не довести расследование до конца? И в глубине души он все же чувствовал, что это будет правильно. Он должен служить чести и мириться с судьбой — как это делал Охира.
— Мне очень жаль, — тихо сказал Сано, но старший чиновник ничем не показал, что расслышал его слова.
Сано покидал кумирню, намереваясь укрыться на постоялом дворе и ждать послания от Охиры. Но сразу за воротами его охватило предчувствие опасности — на мгновение раньше, чем он увидел ее источник.
Вниз по дороге мимо него двигалась длинная процессия, во главе которой шли пешие солдаты со знаменами, украшенными гербами Токугавы. Конные солдаты сопровождали три паланкина; в открытых окошках виднелись мрачные пожилые чиновники в черных церемониальных головных уборах и халатах. Дальше следовала целая армия слуг и носильщиков с сундуками и тюками. У Сано сжалось сердце; ужас сковал его.
Члены трибунала по делу о государственной измене прибыли на день раньше, чем их ожидали. Время вышло. И Сано лишился шанса выверить свои планы. Со стороны города появилась толпа разъяренных самураев: ёрики Ота в полном боевом облачении на жеребце в дорогой сбруе; досины, размахивавшие дзиттэ; полицейские помощники с палками, веревками и лестницами; конные и пешие солдаты; мокрый с головы до пят, взбешенный Нирин.
— Вот он! — крикнул Нирин, который, видимо, и привел отряд к кумирне. — Хватайте его!
Толпа кинулась к Сано. Полицейские вырвали у него меч, связали ему руки и соорудили вокруг него из лестниц подобие клетки.
— Суд над вами начнется завтра утром, — с торжествующей усмешкой сообщил Сано ёрики Ота. — А пока вы отведаете щедрого гостеприимства тюрьмы Нагасаки. — Он щелкнул поводьями и сделал подчиненным знак следовать за ним. — Пошли!
Посаженный, словно зверь, в клетку, подгоняемый палками и насмешками, готовый умереть от стыда и отчаяния, Сано двинулся в долгий путь к тюрьме Нагасаки.
Глава 32
Трибунал по делу о государственной измене собрался в приемном зале резиденции, где остановились трое судей. Блеклый свет раннего утра едва пробивался через зарешеченные окна. Фонари отбрасывали зловещие желтые блики на судей, одетых в черные церемониальные халаты и накидки с гербами Токугавы и черные головные уборы; даже рукояти их мечей были черными. Судьи расположились на возвышении. Судебные чиновники и секретари сидели на коленях за столиками. Солдаты охраняли двери. На стенной росписи, выполненной в мрачных тонах, была изображена сцена конной охоты на тигра в лесу.
Сано, обвиняемый, в грязном муслиновом кимоно стоял перед возвышением на коленях на соломенной циновке, постеленной на сирасу: часть пола, покрытую белым песком — символом правды.
— Проводится суд над сёсаканом Сано Исиро, — нараспев произнес судья, который сидел в центре возвышения за столиком, заваленным свитками.
Ему было лет шестьдесят, его лицо с выпяченным подбородком и острыми скулами напоминало вытянутый прямоугольник. Тело судьи было стройным и сильным, посадка прямой.
— Слушание ведут судьи Фумио Сэгава из Хаката и Мория Дазай из Курумэ. — Он отвесил поклоны мужчинам, разместившимся по обе стороны от него; секретари зафиксировали слова судьи. С гор, окружавших город, долетел бой военных барабанов, напоминавший биение сердца огромного чудовища. — И я сам, верховный судья: Кэнзан Такэда из Кумамото. Когда Сано услышал это имя, у него сжалось сердце. Такэда был известен жестокостью приговоров и тем, что выносил обвинительные приговоры в ста процентах случаев. О других судьях Сано не знал ничего. В них сосредоточилась надежда Сано на оправдание, однако их бесстрастные лица не выражали и намека на жалость.
— Подзащитный обвиняется в государственной измене по шести пунктам, — начал верховный судья Такэда. — Организация контрабандной цепочки, гонение на японских подданных, приобретение оружия у голландцев, привлечение их к заговору с целью свержения правительства, обращение к китайцам за военной помощью, отправление христианских обрядов.
Когда Сано готовился опротестовывать обвинения и убеждать судей позволить ему поймать настоящих преступников, его мысли путались от боли, усталости и тревоги. Он провел адскую ночь в грязной тюремной камере. Тюремщики не давали ему ни воды, ни пищи, а каждый самурай в городе, казалось, считал обязанностью прийти и поиздеваться над самым высокопоставленным заключенным, какого видела городская тюрьма Нагасаки. Путешествие из тюрьмы к месту суда отняло у Сано много сил и глубоко ранило его самолюбие. Стражники заставили Сано идти в загоне из лестниц через толпу, из которой в него летели камни и мусор. Болело раненое плечо; саднили ожоги; он прекрасно понимал, что его внешний вид восстановит судей против него не меньше, чем возведенная на него ложь. Хуже всего было то, что тюремщики изъяли украденные им на Дэсиме записи, лишив Сано улик, которые помогли бы ему защищаться.
— Дополнительные обвинения против подзащитного были предоставлены вчера досточтимым губернатором Нагаи, — сообщил верховный судья Такэда. — Незаконное проникновение на Дэсиму и нападение на служащих. Подкуп команды голландского корабля. — Такэда указал на разложенные на столе свитки. — Мы, судьи, изучили показания свидетелей и нашли их убедительными. Таким образом, мы сочли обвиняемого виновным во всех вышеуказанных преступлениях.
Потрясенный Сано не верил своим ушам.
— И это все? — Он изначально понимал, что его шансы на честный процесс крайне малы, но все же не ожидал столь формального подхода. — Разве не будут заслушаны показания свидетелей? И мне не предоставят возможность выступить в свою защиту? — Даже самый последний крестьянин обычно мог высказаться до оглашения приговора и имел возможность посмотреть в суде в глаза тем, кто его обвиняет. — Вы, видимо, шутите!
— Никто не давал вам разрешения говорить, — пробормотал судья Сэгава, крошечное морщинистое существо с чопорно поджатыми губами. Он повернулся к верховному судье Такэде: — Давайте объявим приговор и закончим это неприятное дело так, как хотел досточтимый канцлер Янагисава.
Тучный, с ласковыми манерами судья Дазай кивнул. Сано потерял надежду найти союзников в лице этих людей: ставленники Янагисавы, они хотели добиться похвалы канцлера, уничтожив его. Но он не сдастся без борьбы.
— Обвинения сфальсифицированы! — выкрикнул Сано. — Так называемые свидетели подставили меня, чтобы защитить себя. — Судьи нахмурились, молча выражая недовольство. Чиновники, секретари и стражники с презрением посмотрели на Сано. — Я требую, чтобы мне предоставили шанс доказать свою невиновность!
Когда затихло эхо его голоса, в зале воцарилась тишина, которая, казалось, длилась целую вечность. Затем заговорил судья Сэгава:
— Эта эмоциональная вспышка крайне оскорбительна. Такэда-сан, прошу вас прекратить заседание сейчас же.
Но внимание верховного судьи было полностью сосредоточено на Сано; он с интересом прищурил глаза.
— Ввиду суровости обвинений я разрешаю подзащитному выступить. — Он повернулся к Сано: — Говорите.
Быть может, Такэда было просто любопытно услышать, что скажет Сано.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60
науч. статьи:   политический прогноз для России --- праздники в России на основе ключевых дат в истории --- законы пассионарности и завоевания этноса
Загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

    науч. статьи:   циклы национализма и патриотизма --- идеологии России, Украины, ЕС и США
загрузка...

Рубрики

Рубрики