науч. статьи:   демократия как оружие политической и экономической победы в условиях перемен --- конфликты в Сирии и на Украине по теории гражданских войн
ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

науч. статьи:   пассионарно-этническое описание русских и др. важнейших народов мира --- принципы для улучшения брака: 1 и 3 - женщинам, а 4 и 6 - мужчинам
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

По другую сторону моста толпились зеваки, ожидая увидеть похоронную процессию варваров, и чиновники, обязанные участвовать во всех мероприятиях, связанных с дипломатическим протоколом. Ливень сменился моросящим дождем. Возбужденная атмосфера праздника нарушала торжественность момента.
Заместитель директора голландской Ост-Индской компании Мартен де Граф наблюдал за происходящим с крыши своей резиденции, куда выходил каждый раз, когда заключение в доме становилось невыносимым. Многие годы он жаждал смерти Яна Спаена, однако убийство партнера не принесло ему свободы, на которую де Граф так надеялся, но лишь прибавило проблем. Ему следовало знать, что от поселившегося в душе зла не убежишь, хотя он и стремился к этому с девятнадцати лет, с тех пор как стал работать на компанию.
Де Граф покинул Нидерланды, бросив родителей, учебу в университете и отказавшись от будущей церковной карьеры, не ради денег и приключений. Он убегал от своих грехов, ибо избавиться от позорной страсти не помогали молитвы. У него были омерзительные, грязные свидания с моряками в переулках Амстердама, а любовная связь с бывшим однокашником по университету завершилась тем, что молодой человек, терзаемый раскаянием, повесился в общежитии. Если его склонности станут общественным достоянием, лучше ему оказаться как можно дальше от дома, чтобы его семья не видела позора сына, казненного за грех извращенной любви.
Из горла де Графа вырвался горький смешок. Чего он добился, угодив в эту ссылку, к которой сам себя и приговорил? И на другом конце света он остался грешником, к тому же подозреваемым в убийстве.
Шум внизу прервал мрачные размышления де Графа. Кто-то поднимался по лестнице, ведущей с балкона на крышу. Затем над скатом крыши появилось встревоженное лицо доктора Хюйгенса.
— Можно присоединиться к вам? — спросил он.
Де Граф застонал про себя, когда тучный доктор разместился рядом с ним. После смерти Яна Спаена он избегал общества Хюйгенса. Но им следовало поговорить.
Доктор Хюйгенс, отдуваясь, достал из кармана носовой платок, вытер вспотевший лоб, а затем, тщательно сложив платок, сунул его в карман. Он то соединял, то разводил свои полные руки.
— Уже время начинать похороны, — наконец сказал он. — Вы идете?
Он держался неуверенно, как человек, собиравшийся сказать не это, но де Графу, занятому своими мыслями, было все равно.
— Николас, — обратился он к доктору, — прошу вас, умоляю, не говорите никому, что я сделал.
Видимо, де Граф понял, что невозможно сохранить тайну на этом крошечном острове. Сначала он пользовался услугами мужчин-проституток, переодетых женщинами, чтобы скрыть от коллег их настоящий пол. Потом по глупости вступил в сожительство с одним из младших переводчиков. Хюйгенс однажды случайно застал их вместе. Яна Спаена, который давно знал о его грехах, больше нет. Теперь судьба де Графа в руках доктора Хюйгенса. Обливаясь холодным потом, он ждал ответа доктора.
— Вы и Спаен долгое время были партнерами. — Хюйгенс словно не слышал мольбу де Графа. — Вероятно, он доверял вам.
— Что? — смущенно переспросил де Граф. — Николас...
Покраснев как рак, доктор Хюйгенс быстро заговорил; его глаза скользили по лицу де Графа.
— Он рассказывал вам что-нибудь об... об остальных, о нас?
Де Граф приободрился, догадавшись, в чем дело. Должно быть, Спаен располагал компроматом и на доктора. Де Граф не имел понятия, о чем идет речь. Спаен собирал информацию и пользовался той властью, какую она давала. Однако де Граф сообразил: его спасение в том, чтобы скрыть свое неведение от Хюйгенса.
— Да, Ян кое-что рассказывал. — Де Граф старался казаться беспечным, выигрывая время.
Из Хюйгенса словно выпустили воздух; он поник. Его голос звучал напряженно:
— Значит, вы знаете обо мне?
Де Граф лишь приподнял бровь. Теперь он имел преимущество и намеревался им воспользоваться.
— Если вы выдадите меня следователю Сано или голландским властям, я расскажу то, что знаю о вас. — Лихорадочно блестящие глаза Хюйгенса выражали отчаяние. — Еще я расскажу, что вы и Спаен ссорились накануне его смерти. Вы хотели покинуть компанию, вернуться домой и уйти в монастырь. Но Спаен не мог обойтись без вас и угрожал, что доложит о ваших грехах, если вы решите уйти. За это вас связали бы и бросили в море. Поэтому вы и желали Спаену смерти — не из-за его доли в заработанных вами совместно деньгах, а потому, что он мог уничтожить вас. Вы ненавидели Спаена и хотели избавиться от него.
О, как же Граф хотел этого! Спаен не только шантажом держал его на положении заложника, но и лишал надежды на очищение.
Поступив в Ост-Индскую компанию, де Граф намеревался покончить со своими грязными пороками и достичь очищения в работе, испытаниях и молитве. Сначала казалось, что это ему удается, хотя его работа была чрезвычайно опасна: долгие путешествия по океанам провоцировали извращенные связи в экипажах, состоявших сплошь из мужчин; иностранные порты, где язычники предлагали все виды сексуальных утех. Избегая отношений с другими мужчинами, де Граф устоял перед искушением. Цинга, тропическая лихорадка, от которых страдали все путешественники, ослабили его физические потребности. Пятнадцать лет он жил воздержанием, все более открывая в себе талант торговца. Начав с должности клерка, он стал секретарем и в конечном счете получил хорошую должность в Батавии — голландской базе на острове Ява. Де Граф решил поработать еще несколько лет, накопить денег и вернуться домой к занятиям теологией.
Его мечты рассыпались в прах в ту ночь, когда он отдал свою жизнь в руки Яна Спаена.
Воспоминания вернули де Графа к тому времени, когда прошло четыре года после его приезда в Батавию. Перед глазами возникла маленькая, скудно меблированная комната, появилось ощущение ужасной влажности, изматывавшей тело и душу. Спасаясь от бессонницы и беспредельного одиночества, он отправился прогуляться по улицам города.
Экзотическая красота Батавии очаровывала де Графа. На балконах домов вдоль каналов веселились компании, отсвет фонарей колыхался на воде. Голландцы и голландки прогуливались по аллеям и мостам; азиатские торговцы и моряки заполняли питейные заведения и игорные притоны. Разноязычный говор сливался со звуками голландских мандолин, китайских флейт, индонезийских барабанов и цимбал.
— Господин! Хотите получить удовольствие? Заходите, заходите! — Перед полуразрушенным домом, в той части города, где обитали местные жители, стоял улыбающийся молодой яванец, жестами приглашая де Графа в комнату, где перед толпой мужчин демонстрировали свои прелести обнаженные местные девушки. — Я продам вам красавицу, хорошая цена!
— Нет, спасибо. — Де Граф зашагал прочь. Но сводник не отставал.
— Не любить женщин, господин? Тогда идем со мной — я дам то, что вам нужно.
Все разумные, чистые инстинкты призывали де Графа отказаться. На карте стояла его душа. Он знал, что опасность разоблачения велика в этой маленькой колонии, где все у всех на виду. Однако потребность де Графа в физическом освобождении и в человеческом общении возобладала над стремлением к спасению. Застучавшая в висках кровь заглушила голос рассудка. Он пошел за сводником по темным, загаженным переулкам, вдоль смрадных каналов в сторону реки. Тропическую ночь наполняли стрекот цикад и ароматы цветов, доносившиеся из джунглей. Луна, похожая на громадный золотой флорин, освещала тропу, по которой сводник вел де Графа мимо качавшихся на якорях лодок с бамбуковыми крышами и порванными занавесками, прикрывавшими длинные корпуса. На иных лодках мерцали огоньки. У одной из них сводник остановился.
— Здесь, господин, — сказал он, раздвигая занавески.
Внутри на куче подушек сидел красивый местный юноша с блестящей темной кожей, с развитой мускулатурой и сверкающими глазами. Его естество скрывала набедренная повязка.
У де Графа перехватило дыхание. «Пусть Господь будет милосерден к моей душе...»
— Сколько? — хрипло выдавил он.
Через некоторое время де Граф сошел с лодки, испытывая скорее стыд, чем удовлетворение. Для его души не оставалось надежды: он проклят. Потом, стоя на тропе неподалеку, он увидел фигуру голландца; поля его широкополой шляпы ярко освещала луна. Табак в его трубке, вспыхивавший при затяжках, высветил правильные черты лица и золотые волосы Яна Спаена. Видимо, он был в борделе, услышал, что именно сводник предложил де Графу, и проследовал за ними сюда. Ужас парализовал де Графа. Он представил, как сильные руки запихивают его в волосяной мешок; услышал собственные вопли, когда море сомкнулось над ним. Спаен кивнул и неспешно пошел назад.
Следующие несколько дней де Граф провел в ожидании ареста. Потом явился Спаен.
— Говорят, вы один из лучших в бизнесе, — сказал он. — Мне нужен партнер. Я уже переговорил с вашим начальством, и оно согласилось назначить вас ко мне. У вас будет то же жалованье — и процент от всего, что мы сделаем на стороне. Я гарантирую, что вы не пожалеете.
Он ни словом не упомянул об увиденном, но его многозначительная улыбка не оставляла сомнений. Так де Граф начал сопровождать Спаена в путешествиях через джунгли в поисках новых поставщиков пряностей, в поездках в Индию и Китай, чтобы закупать шелк для Европы. Если храбрость и очарование Спаена открывали для них новые рынки и обеспечивали выгодные сделки, то финансовое мастерство де Графа выстраивало из их прибылей состояние. И все же для де Графа это партнерство было невыносимо. Ему внушали отвращение пьянство Спаена, его пристрастие к азартным играм, сексуальным излишествам, его драчливый характер. Во время рейда Спаена на Тайвань его чуть не убили. И еще Спаен потакал пороку де Графа, добывал для него мужчин, где бы они ни были.
— Я всегда вознаграждаю хорошую работу, — заявлял он.
Де Граф же, уступив однажды сексуальному желанию, не мог устоять перед постоянными соблазнами. Таким образом Спаен все сильнее привязывал его к себе, хотя де Граф все больше жаждал свободы. В Японии де Граф объявил Спаену, что с него довольно. Между ними произошла ссора, свидетелем которой стал доктор Хюйгенс.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60
науч. статьи:   политический прогноз для России --- праздники в России на основе ключевых дат в истории --- законы пассионарности и завоевания этноса
Загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

    науч. статьи:   циклы национализма и патриотизма --- идеологии России, Украины, ЕС и США
загрузка...

Рубрики

Рубрики