науч. статьи:   демократия как оружие политической и экономической победы в условиях перемен --- конфликты в Сирии и на Украине по теории гражданских войн
ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

науч. статьи:   пассионарно-этническое описание русских и др. важнейших народов мира --- принципы для улучшения брака: 1 и 3 - женщинам, а 4 и 6 - мужчинам
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


Когда же Сано поближе рассмотрел Охиру, в нем неожиданно пробудились жалость к нему и своего рода восхищение им. Пепельно-серая кожа так обтянула лицо Охиры, что на нем обозначалась каждая косточка. Под глазами залегли глубокие тени; он был так худ, что походил на скелет, задрапированный складками одежды. Охира, должно быть, мучительно переживает свалившееся на Киёси несчастье, но, как подобает настоящему самураю, продолжает исполнять свои обязанности. Сано заговорил более вежливо, чем намеревался:
— Мне хотелось бы узнать, почему вы сфабриковали против меня обвинение в измене.
Охира пристально посмотрел на него.
— Уверяю вас, я совершенно не понимаю, о чем вы говорите, — сквозь зубы выдавил он. — Ваше обвинение нелепо, хотя преступники часто пытаются свалить на кого-нибудь вину за свои деяния. Не понимаю одного: как вам удалось впутать в это дело такого достойного, благородного молодого человека, как мой сын? Когда вы приехали в Нагасаки, я сразу понял, что возникнут проблемы. Но я недооценил степень вашей злонамеренности.
В Сано внезапно зародились сомнения. Вдруг Охира не связан с контрабандой и не имеет никакого отношения к убийствам директора Спаена и Пеон? Возможно, искренне веря, что Сано — злодей, поломавший жизнь Киёси, он жаждет мести. А губернатор Нагаи использует его стремление, чтобы подкрепить свидетельства против Сано. И Сано решил сменить тактику:
— Не думаю, что Киёси виновен. Сказав правду, вы, может быть, спасли бы его.
Охира встал и сошел с возвышения. Когда он направлялся к окну, его дряблые мышцы дрожали от напряжения.
— Киёси, конечно же, виновен. — Охира повернулся спиной к Сано и выглянул на улицу.
Под проливным дождем стоял, понурив голову от стыда, прикованный к воротам слуга. Осыпаемый насмешками людей, он пытался уворачиваться от лошадиного помета, которым швыряли в него проходившие шутники.
— Киёси был пойман на месте преступления; он во всем признался, — обронил Охира. — Он должен понести наказание: таков закон. Его теперь никому не спасти.
Однако Сано заметил слабую надежду, прозвучавшую в его голосе.
— Губернатор Нагаи и переводчик Исино вовлечены в контрабанду? Или же вы с ними следуете предписанию канцлера Янагисавы уничтожить меня?
— Ваши обвинения против губернатора Нагаи и переводчика Исино беспочвенны. — Охира не отрываясь смотрел в окно. — И я не посвящен в приказы канцлера.
На улице группа хулиганов натравливала собаку на прикованного слугу, чьи мольбы о пощаде заглушал злобный лай. Охира молча наблюдал за последствиями своих действий.
— Кто из варваров помогал Спаену нелегально ввозить товары? — спросил Сано. — Де Граф? — «Или доктор Хюйгенс?» — прошептал его внутренний голос, на который он не обратил внимания. — Кто из ваших подчиненных помогал перевозить контрабандный товар с острова? Кто правил лодками с фонарями? Кто убил Яна Спаена?
Охира медленно повернулся. На его лице явно обозначилась борьба противоположных чувств — честности и страха. Сано говорил тихо, пытаясь обратить эту борьбу себе на пользу.
— Только правда может спасти Киёси.
При упоминании имени сына смятение в глазах Охиры быстро сменилось непроницаемой решимостью.
— Нарушив закон, вы утратили в Нагасаки всякую власть, — ледяным тоном ответил он, — и я не обязан отвечать на ваши вопросы. — Его психологическая броня стала почти видимой.
Сомнения Сано в том, что Охира виновен, усилились.
— Вы ослабили меры безопасности на Дэсиме, — настаивал он. — Вы приказали стражникам вынести товары со склада, открыть водяные ворота и позволили причалить лодке с фонарем. Полиция и портовый патруль — ваши сообщники. Горожане не вмешивались в происходящее; их напугали таинственные огни из-за россказней о призраках, которые вы распускали по городу. Вы позволяли варварам уезжать с Дэсимы, так как они настаивали, что должны сопровождать товары и получать деньги с покупателей.
Дерзость этой схемы вновь всколыхнула гнев в душе Сано. Он неожиданно вспомнил подслушанный в первый день в Нагасаки разговор между губернатором Нагаи и Охирой, когда старший чиновник сказал: «Такого никогда не случилось бы, если бы...» Имелось в виду: «Спаен никогда бы не исчез, не прикажи вы заниматься контрабандой»? Не преступная ли деятельность лежит в основе союза, который, как чувствовал Сано, связывает администрацию Нагасаки?
— И тогда вы все свалили на меня, чтобы спасти свои преступные шкуры, — с горечью закончил он.
— Вы уничтожили моего сына, а теперь осмеливаетесь пятнать мою честь? — Глаза Охиры, глубоко сидящие в воспаленных глазницах, пылали от ярости. — Я посвятил свою жизнь тому, чтобы охранять закон. Я никогда не нарушал его и скажу вам почему.
В то лето, когда мне исполнилось десять, у меня было три приятеля. Однажды мы разработали план, в соответствии с которым собирались нырять за жемчугом, а потом менять его у китайских торговцев на хлопушки. Хоть это и было незаконным делом, мы не слишком рисковали. Вокруг китайского поселения меры безопасности были из рук вон плохи, и сделки обычно осуществлялись прямо через стену.
Случилось так, что умерла моя бабушка. Мне не удалось уйти из дома, и приятели отправились без меня. — При этих воспоминаниях лицо Охиры потемнело. — Один из них утонул, когда нырял за жемчугом. Двое других, они были братьями, продали жемчуг китайцам. На следующую ночь они сгорели во время пожара в их доме. Один я, не принявший участия в операции, уцелел. Я воспринял это как знак богов и понял: мое предназначение в том, чтобы уважать закон и удерживать других от неверных поступков. И, уверяю вас, я выполняю свое предназначение. Кто скажет, что это не так, тот заплатит кровью!
Он схватился за меч. Сано перехватил руку старшего чиновника, прежде чем тот выхватил клинок из ножен. Прозвучавшая в голосе Охиры убежденность опять заставила Сано подумать о его невиновности. Охира был строг с подчиненными, гражданскими подопечными и голландцами. Сано прекрасно знал, что хитрые подчиненные частенько занимаются незаконными делами за спиной у ничего не подозревающего начальства. И все же ему не верилось, что Охира, который кажется способным и умным, не знает того, что творится на Дэсиме.
Сано крепче сжал руку Охиры. В этом человеке, с его костлявыми горячими пальцами, чувствовалась решимость, с лихвой возмещающая физическую немощность. Их сцепленные руки почти касались рукояти меча.
— Где вы были во время исчезновения Яна Спаена? — проговорил Сано.
Охира изо всех сил старался дотянуться до меча.
— Отпустите меня и деритесь как самурай!
Сано ухватил Охиру за другую руку, потянувшуюся к короткому мечу.
— Пеон что-то увидела и потому стала для вас опасной? — Он припер чиновника к стене, радуясь возможности дать выход своей ярости. Его бесило вероломство соотечественников. Они были ничуть не лучше презираемых ими варваров, вместе с которыми плели интриги. — Это вы убили ее?
— Пеон покончила жизнь самоубийством. — Охира тяжело дышал, из его рта тошнотворно пахло чем-то кислым. — Я и близко не подходил к этому отвратительному кварталу удовольствий.
— Это вы отдали приказ дэсимским стражникам напасть на меня? Где вы были прошлой ночью?
— Предатель! Трус! Вы боитесь сражаться без помощи ваших иностранных союзников?
Эти самые страшные для самурая оскорбления больно ударили по самолюбию, и Сано почувствовал, как его, подобно смерчу, охватила жажда боя. Он уже собирался выхватить меч и биться, но тут заметил, что в глазах Охиры мелькнуло болезненное торжество: старший чиновник был бы рад умереть на дуэли, покончив разом со всеми бедами. Однако убийство одного из обвинителей приведет Сано в тюрьму, лишив его шанса оправдать себя и Хирату, послужить истине и правосудию.
Вырвав мечи из-за пояса Охиры, Сано забросил их в другой конец комнаты и повалил чиновника на пол.
— Отвечайте! — крикнул он, гася в себе ярость. До истечения названного голландским капитаном срока оставался один день; и два дня свободы. Сможет ли он так долго сдерживаться, чтобы не позволить эмоциям перехлестнуть через край?
Охира упал с грохотом. Видно, падение причинило ему немалую боль, но, поднявшись на ноги, он сохранял все то же ледяное спокойствие. Охира не показал страдания, не признал поражения.
— В упомянутое вами время я был в своей канцелярии на Дэсиме в окружении моих подчиненных. И, будьте уверены, не отдавал приказов о нападении на вас.
Именно в этот момент занавеси раздвинулись. В комнату вошел командир второй караульной смены Дэсимы.
— Досточтимый шеф, — сказал Нирин, — нам нужно поговорить. Казалось, он не заметил, что Охира не один; комната была слабо освещена, а начальник стоял между Сано и дверью. — Случившееся прошлой ночью изменило все, и мне нужны новые приказы относительно...
— Вы не видите, что я занят? — злобно бросил Охира. — Убирайтесь!
Нирин посмотрел на Сано и пожал плечами:
— Простите, что прервал вас, но это не терпит отлагательства. Мы вынуждены усилить охрану Дэсимы в ночное время, чтобы не допустить дальнейшего воровства. Мне нужно ваше разрешение увеличить посты у складов. — Он дотронулся до рукояти меча. — Сёсакан-сама не тревожит вас?
— Я как раз собирался уходить, — отозвался Сано. Выходя, Сано ощутил прилив энергии: его предположения оправдывались. Командир второй смены быстро сориентировался, но Сано был уверен, что тот хотел спросить старшего чиновника Охиру о том, как действовать дальше, когда их контрабандные операции раскрыты.
Потом им вновь овладело отчаяние, затмив радость. Сано сел на коня и уехал.
Даже если Охира повинен в измене, в чем теперь Сано не сомневался — а возможно, и в убийстве, — он никогда не признается в этом, поскольку этим не спасет Киёси. По закону за столь серьезные преступления наказывают всю семью преступника. Признайся Охира, и на смерть будут обречены он сам, Киёси, его жена и пятеро других детей. Без неоспоримых доказательств Сано никогда не заставит Охиру заговорить.
Значит, он должен добиться признаний от других подозреваемых — японцев или голландцев.
Глава 22
Из дома на Дэсиме, где тело Яна Спаена лежало с того самого дня, как его извлекли из моря, стражники вынесли простой деревянный, обернутый черной материей гроб и поставили на улице.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60
науч. статьи:   политический прогноз для России --- праздники в России на основе ключевых дат в истории --- законы пассионарности и завоевания этноса
Загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

    науч. статьи:   циклы национализма и патриотизма --- идеологии России, Украины, ЕС и США
загрузка...

Рубрики

Рубрики