науч. статьи:   демократия как оружие политической и экономической победы в условиях перемен --- конфликты в Сирии и на Украине по теории гражданских войн --- циклы национализма и патриотизма
ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

науч. статьи:   идеологии России, Украины, ЕС и США --- пассионарно-этническое описание русских и др. важнейших народов мира --- принципы для улучшения брака: 1 и 3 - женщинам, а 4 и 6 - мужчинам
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Они несколько раз перевернулись, почти касаясь друг друга лицами. Только ствол пистолета разделял их подбородки. Сано уже забыл о том, что хотел видеть, как с соблюдением всех правил пытают и казнят этого убийцу, изменника и врага. Чтобы выжить, он должен убить Исино.
Они с размаху врезались в колонну и остановились. Сано изо всех сил дернул за пистолет. Тело Исино приподнялось вместе с ним. Сано снова толкнул его вниз, ударив переводчика головой о каменный пол. Хватка Исино на пистолете ослабла. Сано прижал ствол к его подбородку, добрался пальцем до изогнутой скобы курка и надавил на него.
Все вокруг взорвалось грохотом. Пистолет больно ткнулся в грудь Сано. В ушах зазвенело; легкие наполнились едким пороховым дымом. Теплая, влажная кровь залила лицо, из-за чего все перед глазами приобрело красный оттенок. Сано выстрелил в себя, а не в Исино?!
Застонав, Сано сполз с переводчика. Лихорадочно ощупывая себя в поисках раны, он почувствовал головокружение и слабость. Он умирает... Потом Сано ощутил у себя на плечах чьи-то руки, услышал голос Хираты:
— Сёсакан-сама, все хорошо. Исино мертв; Нирин и стражники — тоже. С вами все в порядке. Все кончилось...
При этой новости стоны Сано сменились безудержным смехом облегчения. Он не застрелен; он будет жить. Он победил. Потом Сано взглянул на Исино, и смех застрял у него в горле.
Переводчик неподвижно лежал на спине, руки его все еще сжимали пистолет. Отверстие под левой стороной челюсти указывало место, куда вошла пуля. Кровь пропитала его одежду, забрызгала пистолет, руки, пол — и Сано. Рот Исино был изумленно открыт; глаза от удара вылезли из орбит. Пуля вышла из его черепа, разметав куски костей, студенистое, сероватое мозговое вещество и кровь.
Верховный судья Такэда стоял рядом с Сано.
— Я направлю в Эдо доклад о сегодняшних событиях, в котором заявлю, что вы и ваш вассал оправданы по всем статьям. — Остальные судьи пробормотали что-то в знак согласия. — И вы будете вознаграждены за героический поход против предателей и изменников, подрывающих власть сёгуна.
Слова прозвучали для Сано как нестройная музыка. Он медленно поднялся на ноги и посмотрел на двадцать одно мертвое тело. Что делал Сано сегодня ночью: служил правосудию или защищал собственные интересы? Он защищал Японию и режим сёгуна — и то и другое Сано теперь люто ненавидел — или личный кодекс чести? Сано не испытывал ликования. Он чувствовал на лице кровь Исино, ощущал на губах ее металлическую солоноватость. Он стремился только к правосудию или желал отомстить своим врагам? Не принес ли он Пеон, Охиру и Старого Сазана в жертву своим личным принципам и стремлению утолить свою жажду приключений, доказать свое моральное превосходство? Так некогда он принес в жертву Аои, женщину, которую не мог заставить себя не любить. Как жить дальше, не зная правды о себе?
— Ну же, сёсакан-сама! — Хирата взял его за руку. — Пойдемте отсюда.
Глава 35
Наступивший восьмой месяц принес с собой прохладные ночи и ясные, бодрящие дни. Сано шел с доктором Хюйгенсом по лугу, раскинувшемуся на солнечной вершине холма. Он порос волнующейся на ветру золотистой травой. В осеннем воздухе пахло морозом и горящими дровами. Птицы летали в прозрачном голубом небе, знаменуя своими криками надвигающийся конец лета. Островки красного, охряного и коричневого цветов проглядывали сквозь зеленые покровы леса. На варваре были черная шляпа и плащ; в руках он нес большую круглую корзину. Поблизости мучились от безделья десять стражников, обязанные сопровождать доктора при сборе лекарственных растений, который был официально разрешен дважды в год.
Наклонившись, доктор сорвал ветку дикого винограда и прошептал по-японски так тихо, чтобы не услышали стражники:
— Помогает при ожогах. — Он улыбнулся Сано и положил ветку в корзину.
Сано набрал целую пригоршню листиков мяты, которую частенько прописывают японские врачи.
— Помогает от зубной боли, — сказал он Хюйгенсу.
Радуясь безмятежному покою, они обыскали луг, надеясь найти лекарственные растения и обмениваясь медицинскими познаниями. Со времени рейда на китайский храм прошло пятнадцать дней. На следующее утро Сано съездил на Дэсиму, чтобы проинформировать оставшихся голландцев о смерти де Графа и принести извинения доктору Хюйгенсу за то, что по ошибке подозревал его в убийстве. Позднее Сано с судьей Такэдой заменили весь состав службы безопасности Дэсимы на достойных доверия людей, отобранных путем многочисленных собеседований, оценки их послужных списков и характеристик. Хоть Сано и сокрушался по поводу неизбежной утраты важных звеньев в японско-голландском информационном обмене, он догадывался, что в скором времени они снова появятся, и лучше без насилия. Выполнив свою работу и опасаясь очередных обвинений в государственной измене, Сано воздерживался от контактов с доктором Хюйгенсом — вплоть до сегодняшнего дня.
Далеко под ними раскинулся город, тихий под ярким солнцем. Солдаты покинули улицы; военные барабаны больше не призывали к неизбежному. На сверкающей глади залива величественно качался корабль, на парусах которого красовались гербы Токугавы. Он прибыл вчера с посланием из Эдо: обнаружив отсутствие Сано, сёгун отменил приказания канцлера Янагисавы и распорядился, чтобы Сано немедленно вернулся домой. Вновь заручившись благосклонностью Цунаёси Токугавы и зная, что сегодня покидает Нагасаки, Сано рискнул нанести последний визит своему другу-варвару.
Доктор Хюйгенс снял со стебля богомола и положил его в стеклянный сосуд.
— Взять с собой в Амстердам; показать другим врачам, — сказал он.
Доктор изобразил, будто смотрит на жука через микроскоп, и они рассмеялись, вспомнив о первой встрече Сано с наукой варваров. Пока они ловили разных букашек, взгляд Сано остановился на узком заливе, где он увидел голландский корабль, стоявший на якоре у выдающегося в море скалистого выступа Такаямы. Со свернутыми парусами, уменьшенный расстоянием, он казался безобидной детской игрушкой.
После рейда Сано привез капитану Оссу тела переводчика Исино и настоятеля Лю Юня, которые убили Яна Спаена и Мартена де Графа. Осс вывел корабль из залива. Лишь немногие остались на борту, тогда как остальные поехали сопровождать груз на Дэсиму. Голландские торговцы продали свои товары. Новые представители Ост-Индской компании поселились на острове. Теперь корабль ожидал попутного ветра, чтобы отплыть.
— Скоро мы ехать, — сказал доктор Хюйгенс. — Домой.
Домой, восстанавливать жизнь, которую разрушил Ян Спаен; возобновлять медицинскую практику и продолжать замаливать грехи юности. Представив долгое океанское путешествие, ожидавшее Хюйгенса, Сано подумал о том, как мала его страна по сравнению с огромным миром, начинающимся за ее берегами. Он понимал, что Япония не может вечно сторониться мира. Политика бакуфу — ненадежный барьер. Придет большее число иностранцев — не только из Нидерландов, но из многих других варварских королевств, — с новыми кораблями и вооружениями, жадных до новых возможностей для торговли и территорий. Теперь сёгун и бакуфу виделись Сано не как всемогущие тираны, а как маленькие людишки, боящиеся будущего, неподконтрольного им. В конечном счете Япония должна отказаться от самоизоляции, а что потом?
Сано воочию увидел, как варвары свободно ходят по улицам японских городов, а его потомки путешествуют в далекие страны. Японцы и варвары овладеют языками друг друга, будут обмениваться мыслями. Его склонная к приключениям душа затрепетала от таких возможностей. Но Сано представлял и иностранные военные корабли, атакующие Японию; грохот орудий, потрясающий море и сушу; горящие города; смерть людей в более разрушительных, чем прежде, войнах. Сано не знал, какое из его предвидений сбудется, но осознавал, насколько уязвима Япония, как хрупка культура, которая управляла им и вскармливала его. Даже бусидо могло не устоять под ударами иностранного влияния.
Теперь Сано испытывал могучее чувство любви к своей стране, окруженной опасностями. Словно чистый, ничем не замутненный ручей, это чувство смыло горькую ненависть, возникшую после пережитых испытаний. Предвидение опасности пробудило в нем стремление до последней капли крови защищать своего господина и — если взять шире — свою родину, свой народ, свой образ жизни. Сано ощущал себя таким сильным и полным жизненной энергии, словно выздоровел после долгой болезни. Будущее, казалось, обещало очень многое, его цели ясны.
Вскоре корзина Хюйгенса была полна; в заливе корабль ждал Сано. Сопровождаемые стражниками, они пошли по городу. Перед караулкой Дэсимы они распрощались.
— Желать вам удачного путешествия. Удачи, друг. — Доктор распростер объятия. Сначала Сано не понял этого незнакомого жеста. Потом взял ладони доктора в свои руки, обещая вечную дружбу в стиле варваров. И Сано показалось, что, расставаясь таким образом, они также пожелали своим странам взаимовыгодного путешествия в будущее.
Сано прошелся по набережной в сторону причалов. Хирата и команда уже были на борту со всем багажом и припасами для долгого плавания. Паром ждал, чтобы доставить Сано на корабль; на берегу собралась толпа желающих поглазеть на отплытие. Среди рыбаков и самураев появилась странная троица и приблизилась к Сано: это были сияющая Дзюнко в красно-белом кимоно, ее отец и Киёси.
На следующий день после рейда Сано освободил молодого самурая из тюрьмы Нагасаки и привез домой. Тогда Киёси был ко всему равнодушен и молчалив, но теперь Сано с облегчением увидел, что, хотя пока он еще худ и бледен, к нему вернулось прежнее состояние.
— Мы хотим засвидетельствовать вам уважение и пожелать счастливого плавания, — торжественно проговорил Киёси. Он и его спутники поклонились.
Услышав это вежливое приветствие, Сано острее почувствовал свою вину.
— Киёси, по поводу твоего отца... Я не ожидаю, что ты простишь меня, но приношу самые глубокие извинения. Если я что-то могу сделать...
Глаза молодого человека потемнели от боли, но не от гнева.
— Отец избрал себе судьбу еще до вашего приезда в Нагасаки. То, что он делал, было неправильно, — Киёси проглотил вставший в горле комок, но тут же овладел собой.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60
науч. статьи:   политический прогноз для России --- праздники в России на основе ключевых дат в истории --- законы пассионарности и завоевания этноса
Загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

    науч. статьи:   три глобализации: по-британски, по-американски и по-китайски --- расчет пенсий для России --- основа дружбы - деньги --- три суперцивилизации мира
загрузка...

Рубрики

Рубрики