науч. статьи:   демократия как оружие политической и экономической победы в условиях перемен --- конфликты в Сирии и на Украине по теории гражданских войн
ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

науч. статьи:   пассионарно-этническое описание русских и др. важнейших народов мира --- принципы для улучшения брака: 1 и 3 - женщинам, а 4 и 6 - мужчинам
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

В ту ночь он тоже был там. Досточтимый судья, прежде чем вы произнесете приговор моему господину, прошу вас провести собственное расследование в отношении этих людей. Среди них вы обнаружите настоящих изменников.
Хирата поклонился. Верховный судья Такэда погрузился в размышления. Сано с тревогой ждал; неумолкающие военные барабаны вторили ударам его сердца.
Потом Такэда обратился к стражникам:
— Подведите сёсакана Сано.
Стражники подтащили Сано к возвышению. От кандалов у него онемели руки и ноги, но, стоя на коленях рядом с Хиратой, он забыл о физических страданиях. Взгляд верховного судьи уперся в них. Стальные тиски страха сдавили легкие Сано; он чувствовал, что Хирата тоже взволнован. Но благодаря самурайской выучке они сохраняли стоическую бесстрастность, пока ожидали решения верховного судьи Такэды.
— Сёсакан Сано, заявление вашего вассала подтверждает ваши показания, а его преданность красноречиво свидетельствует о ваших и его человеческих качествах. Поэтому я дарую вам возможность доказать свою невиновность.
Потрясенный помилованием, Сано ощутил головокружение, звон в ушах, внезапное расслабление мышц, бывших в страшном напряжении, и учащение дыхания. Ему хотелось прыгать и кричать от радостного облегчения; ему хотелось упасть и рыдать от благодарности. Однако честь и протокол требовали достойного поведения.
— Благодарю вас, досточтимый судья, — тихо сказал Сано.
Потом повернулся к Хирате. Один молчаливый взгляд разрешил все существовавшие между ними разногласия, скрепил их узы. Сано понял, как ему не хватало Хираты и что он не мог — и не должен был — отказывать товарищу-самураю в праве служить чести. Раздобытая Хиратой информация укрепляла подозрения против их обвинителей, но именно его преданность в конечном счете смягчила верховного судью Такэду. Отвергнув такую дружбу, Сано, возможно, избежал бы боли, но обрек себя на постоянное одиночество и проиграл бы баталии, которые не мог выиграть один. Только теперь Сано принял Хирату как настоящего соратника, в славе и в поражении, в чести и позоре. Это был Путь воина: абсолютный, вечный.
В омытых слезами ясных глазах Хираты светились радость и понимание. Казалось, Хирату озарил внутренний свет, словно итог процесса и поощрение верховным судьей Такэдой его преданности подтвердили его достоинства и принесли ему покой. Торжественно поклонившись друг другу, они выразили взаимное уважение.
— Это нарушение закона, — заметил судья Сэгава.
— Канцлер Янагисава не одобрит такого подхода, — добавил судья Дазай.
Когда оба судьи начали спорить, отстаивая прежний вердикт и приговор, у Сано упало сердце. Он понял, что они с Хиратой пока не в безопасности.
— Досточтимые коллеги, не забывайте, что руковожу этим трибуналом я, — произнес верховный судья Такэда. — Ваши возражения должным образом зафиксированы и отклонены.
Сано, однако, сознавал, что Такэда достиг своего положения не потому, что доверял всем без разбора или игнорировал политические реалии жизни бакуфу, и это подтвердили его следующие слова:
— Сёсакан Сано, я сам буду контролировать вашу работу со старшим чиновником Охирой и пойду вместе с вами к месту встречи контрабандистов. Если вам удастся представить преступников, обвинения против вас будут сняты. Если же вы провалите расследование, смертный приговор будет приведен в исполнение — и он распространится не только на ваши семьи в полном составе, но и на всех людей, связанных с вами. Помните об этом, когда мы будем осуществлять ваш план, сёсакан Сано.
Глава 33
Полночь. С высокой скалы за чертой города Сано смотрел на Нагасаки. Тьма покрывала город, словно одеяло человека, видящего тревожные сны. Луна, как полупрозрачный белый пузырь, попавший в сеть облаков, освещала военные суда, катера и голландский корабль, стоящие в заливе. На берегу и на улицах, где солдаты продолжали патрулирование, то и дело мелькали огоньки факелов. На укреплениях, расположенных на вершинах скал, горели костры. Военные барабаны били все настойчивее. Опасность, физически ощутимая, вибрировала в теплом ночном воздухе, усугубляя тревожное настроение Сано. Отведя взгляд от пейзажа внизу, он повернулся к своим спутникам.
Хирата неподвижно сидел на корточках среди стволов сосен, вслушиваясь в каждый звук. Верховный судья Такэда пристроился на камне, сложив руки на груди и спрятав лицо в тени полей шляпы. Судьи Сэгава и Дазай стояли рядом, всем своим видом выказывая нетерпение и осуждение.
— Мы ждем по меньшей мере два часа, а ваш информатор еще не пришел, — возмутился Сэгава. — Пора бы заканчивать, сёсакан Сано!
— Он придет. — Сано старался, чтобы в его голосе звучала уверенность, которой у него оставалось все меньше. Он с беспокойством посмотрел на четырех помощников верховного судьи Такэды, стоявших по периметру поляны. Они были здесь для того, чтобы помочь арестовать контрабандистов или отвести Сано и Хирату в тюрьму, если план провалится. — Возможно, ему трудно выбраться из города. Но он скоро придет.
Когда старшего чиновника Охиру вызвали в суд — под предлогом необходимости перепроверить его показания, — он сообщил, где контрабандисты запланировали встречу, и согласился отвести туда членов трибунала, но его поведение встревожило Сано. Стоя на коленях перед возвышением, Охира казался тенью, которая могла исчезнуть в любой момент. Его глаза смотрели мимо всех, не отражая ни узнавания, ни эмоций. Однако Сано оставалось только одно: довериться Охире. Его жизнь и жизнь Хираты зависели от поимки контрабандистов, а привести к ним мог лишь старший чиновник. Чтобы не вызвать подозрений у коррумпированных представителей властей, Охира отправился до наступления ночи выполнять свои обычные обязанности. Он пообещал прислать слугу, чтобы тот отвел их туда, откуда они вместе пойдут к месту встречи контрабандистов.
Всю оставшуюся часть дня Сано, Хирата и члены трибунала провели за стенами резиденции, делая вид, что ведут затянувшийся процесс. Ради сохранения тайны никому не позволили входить или выходить. Наверху расположились помощники Такэды на тот случай, если Сано и Хирата попытаются бежать. Слуги вымыли их, принесли еды, чистую одежду и постельные принадлежности. Хирата уснул, а Сано никак не мог избавиться от напряжения. Он слышал, как судьи Сэгава и Дазай спорят с Такэдой. Перед воротами часто появлялись посланцы губернатора Нагаи, желавшие выяснить, как идет процесс. Сано видел в окно, как помощники Такэды отсылают их с сообщениями, что трибунал еще не пришел к заключению. Время шло; начинались сумерки. Сано поинтересовался новостями о голландском корабле и опечалился, узнав, что он продолжает стоять в заливе, готовый к атаке. Долгое ожидание тревожило Сано. Вдруг враги разгадали его план? Вдруг Охира нарушит свое обещание ?
Когда наступила ночь, пришел слуга Такэды с двумя простыми темными плащами и двумя комплектами мечей.
— Господин предлагает надеть это. Время пришло.
Сано разбудил Хирату. Они оделись, взяли оружие. Помощник Такэды проводил самураев до задней двери, где их ждали судьи и пожилой слуга старшего чиновника Охиры.
— Это глупо, — сказал судья Сэгава. Он и Дазай не спускали глаз с Сано. — Такэда-сан, эти преступники намереваются убить нас и скрыться.
Во взгляде верховного судьи Такэды горела юношеская жажда приключений; видимо, она и определила его решение.
— Мои люди присмотрят за ними. Идемте.
Сано последовал за слугой в ночь, за ним Хирата и судьи; замыкали шествие четыре вассала Такэды. Нагасаки, бывший приют пиратов, заговорщиков и тайных христиан, еще не открыл всех своих секретов закону и порядку Токугавы. Слуга вел пеший отряд Сано кружным путем, известным только старожилу, изогнутыми переулками, подземными туннелями, по крышам и под мостами, вдоль реки. Они проскальзывали под самым носом патрулировавших солдат. Неуклонно двигаясь вверх, они вышли из города и углубились в лес. Тревога в душе Сано сменилась неистовым возбуждением, ему вспомнилась успешная охота на похитителей трупов.
Но теперь, когда ночь тянулась так медленно, а Охира все не появлялся, беспокойство вернулось. Судьи Сэгава и Дазай обменивались тихими злобными репликами. Помощники подошли ближе к Сано и Хирате. Сано передалось нетерпение Такэды; он видел, что его собственные сомнения разделяет Хирата. Перед Сано мелькали жуткие сцены: смертный ход к месту казни; он и Хирата, стоящие на коленях перед мечом палача; солдаты, ведущие их родных и друзей на казнь.
Подал голос верховный судья Такэда:
— Подождем еще несколько минут.
Били военные барабаны. Дым костров наполнял воздух горечью. Сано шестым чувством ощутил какое-то волнение в окружающей атмосфере. Его спутники насторожились, тоже почувствовав присутствие кого-то невидимого. На поляне, не издав ни звука, появился старший чиновник Охира. Свет луны подчеркивал его восковую бледность. Глаза Охиры напоминали черные провалы, словно ночь отражалась в них.
— Идемте, — сказал он.
Охира повернулся и направился через лес. Сано, который спешил, чтобы не потерять из поля зрения почти невидимую фигуру, чувствовал себя так, словно идет за призраком в преисподнюю. В нем проснулся какой-то первобытный страх. Ему чудились демоны и чудовища, и он был рад, что рядом с ним Хирата. Охира то исчезал в тени, то снова появлялся, ведя их едва различимыми, узкими и извилистыми лесными тропками, крутым проходом, лежащим за серебристым занавесом водопада. Над ними поднимались наблюдательные башни. Костры светились ближе, ярче. По мере того как они поднимались в горы, воздух становился прозрачнее и холоднее, ветер — сильнее. От усталости у Сано горели ноги, болело плечо; он тяжело дышал. Они с трудом двигались в кромешной темноте, то поднимаясь вверх, то спускаясь.
— Путешествие в никуда с проводником-безумцем, — пробормотал судья Сэгава. — Погодите, канцлер Янагисава еще услышит об этом.
Внезапно они вышли на открытую дорогу. Из темноты поднялась высокая каменная стена. Свирепые драконы изгибались над резными стойками ворот. Отряд, предшествуемый Охирой, прошел в ворота и очутился в другом мире.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60
науч. статьи:   политический прогноз для России --- праздники в России на основе ключевых дат в истории --- законы пассионарности и завоевания этноса
Загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

    науч. статьи:   циклы национализма и патриотизма --- идеологии России, Украины, ЕС и США
загрузка...

Рубрики

Рубрики