науч. статьи:   демократия как оружие политической и экономической победы в условиях перемен --- конфликты в Сирии и на Украине по теории гражданских войн
ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

науч. статьи:   пассионарно-этническое описание русских и др. важнейших народов мира --- принципы для улучшения брака: 1 и 3 - женщинам, а 4 и 6 - мужчинам
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Слова ее теперь будто бы не служат выражением ее мыслей, а напротив, бесстрастно фиксируют то, что дано было видеть ей некоторое время назад, картину или целую череду картин, к которым сама она не имеет ни малейшего отношения. — Душа ваша рвалась на волю так неистово, словно тело ваше наскучило ей, и более того — тяготит ее. Это был тревожный знак. Но, когда, миновав рубежи, она вырвалась, наконец, на простор, причина того открылась мне. В бескрайнем мире, окружающем нас, но не данном нам в восприятии и ощущении, ее ждали, нетерпеливо и трепетно. Вы знаете, о ком я говорю сейчас…
Поздним вечером, потому что сумерки за окном белой обители Кассандры были все же предвестниками вечера, тогда еще только опускающегося на город, я возвращаюсь домой.
На душе моей пусто, и удивительно спокойно.
Можно сказать, что она никак не проявляет себя. И я начинаю опасаться: не заблудилась ли она вообще где-то там, в лабиринтах неведомого мне мира, по которым путешествовала в сопровождении Егора.
Но был рядом с ними еще некто.
Легка, и почти невесома, как и в реальной жизни, следовала по их следам Кассандра.
В том, что подобное ей под силу, как и во всей ее теории относительной самостоятельности наших душ, я более не сомневаюсь.
И оснований для малейших сомнений нет у меня более, потому что в качестве доказательства я услыхала пересказ той беседы, которую вели мы с Егором, а вернее — его душой.
Рассказ этот дополнен был, к тому же, еще некоторой информацией, которую не дано было воспринять мне самостоятельно, ибо, когда души наши общались, сознание мое дремало.
Но единственная свидетельница их беседы, не утаила от меня ничего. И каждому слову ее я верила безоглядно, потому что касалась она таких деталей и подробностей нашей с Егором мирской жизни и нынешнего, странного общения через границу двух миров, которые никто кроме нас двоих знать не мог.
Нет, сомнений более не было у меня, но было несколько вопросов, которые представлялись мне крайне важными.
Ответ на первый из них, в принципе, был мне известен. Я пришла к нему самостоятельно, и была почти уверена в том, что не ошиблась. Но подтверждение моей правоты было необходимо, и я задала его Кассандре.
Свой первый вопрос:
— Так что же происходит сейчас с его душой, ведь это не укладывается в обычную схему? Значит, она, душа Егора оказалась в одной из тех ситуаций, о которых вы говорили?
— Вы спрашиваете меня о том, что уже хорошо поняли сами. Но погодите… не надо оправданий, я вовсе не сержусь. — Легким, исполненным грации жестом, она останавливает мою попытку тут же принести свои извинения. Я как-то странно забылась и на минуту упустила из виду, с кем имею дело. В эту минуту и вылетел волнующий меня, и видимо, все же, главный вопрос. Но она тоже понимает это. И потому мелодичный голос ее звучит успокаивающе — Более того, полагаю, что вы поступаете правильно, задавая мне его. Вы правы: этот вопрос главный. Произошло же с душой вашего возлюбленного вот что. В момент своей физической гибели, он действительно испытал то сильнейшее, эмоциональное потрясение, о котором я говорила вам прежде. Но дело еще и в том, что все последнее время, с момента вашего расставания, как я понимаю, он жил в с ощущением сильнейшей вины перед вами, к которому позже добавилось еще и острое сожаление о потере. Чувства эти, как я полагаю в момент гибели, безраздельно владели его душой, и именно они оказались как бы содержанием энергии, которую она обрела в тот страшный миг. Он думал о вас, и более всего он желала вернуть ваше прошлое. И вся сила, которую вдруг обрела его душа, оказалась направлена на выполнение этого единственного желания. И оно исполнилось. Но лишь в том виде, котором могло исполниться, при условии, что вы с ним находились уже в разных мирах. Он получил возможность вернуться к вам, но лишь как бестелесный призрак, более того, он собственной же волей, намертво приковал себя к вам. Однако воссоединиться так, как мечтал он, трагически покидая этот мир, вы сможете лишь после того, как и ваша душа навсегда пересечет его границу. Иными словами, простите, с точки зрения материальных законов вы прекратите свое существование или уж если совсем попросту — умрете. До той поры, душа его не найдет покоя и будет метаться в пространстве, разделяющем эти миры, претерпевая страшные страдания, сродни тем, что испытывают души нераскаявшихся грешников. Он же, выходит так — сам обрек себя на них. Но и вам не даст он покоя, являясь всеми доступными ему способами, потому что так нелепо исполнившееся желание его включало в себя это, как обязательное условие — никогда больше не расставаться с вами. Скажу откровенно: история ваша и вашего возлюбленного меня потрясла. Но, повторюсь, помочь вам не могу ни я, ни кто другой, разумеется, если сам Господь не смилостивиться над вами. До той поры, изменить ситуацию можете только вы. Как? Я полагаю, вы понимаете это, не хуже меня. Но это вопрос только вашей веры.
Да, веры.
Веры и страха.
Она сама, возможно предвидя мой следующий вопрос, перебросила мне этот мостик.
Потому что ответ на второй мой вопрос для меня далеко не так очевиден, как предыдущий.
Но я уже твердо решила для себя, не покидать белую обитель Кассандры, не получив ответы на все свои вопросы.
Ибо принимать решение, это тоже я знала теперь наверняка, буду уже в ближайшие дни, а может, и часы. А потому, другого случая обратиться к этой неземной женщине у меня уже не будет.
И я задаю ей свой второй вопрос — В том-то и дело. Вы правы: все, что только что было сказано вами, я понимала и сама или почти понимала, а вернее — чувствовала. Но вот то, о чем хочу я спросить вас сейчас, бередит мне душу сильнейшими сомнениями.
— Я знаю, о чем вы. Не подбирайте слов, они даются вам с трудом, я вижу. Я скажу за вас. Вы почти готовы теперь самостоятельно и добровольно переступить границы миров, чтобы воссоединиться с вашим возлюбленным, как он того и желал. Но вас гложут сомнения: произойдет ли это не самом деле? Не сыграет ли с вами судьба или кто-то иной, в чьей власти наши встречи и расставания, злую бессердечную шутку. И, оборвав свой путь по этой земле, в ином пространстве вы не обретете друг друга, и вечного покоя. Так ли?
— Да, совершенно так.
— Мне жаль, но я разочарую вас тем, что не стану отвечать на этот вопрос. Потому что любой мой ответ, каким-то образом, но непременно окажет влияние на ваше решение, а этого быть не должно, я уже говорила об этом. В утешение, расскажу вам одну притчу, которую очень люблю, и вспоминаю в минуты, когда сама стою перед трудным выбором. Она коротка. Странник, путешествующий в горах, оступившись, сорвался с тропы в отвесную пропасть, на каменистом дне которой, ждала его неминуемая смерть. Он уже парил в смертельно падении, как вдруг, под руку ему попалась тонкая ветка хилого деревца, чудом прижившегося на гранитной поверхности скалы. Отчаянно вцепился в нее несчастный, но деревцо, было чахлым, ветка тонкой, и с каждым мгновеньем он ощущал, как рвутся под тяжестью его тела, слабые корни. Еще минута — другая — деревце оторвется от скалы, и он продолжит свое падение в бездну. И тогда несчастный, в страстном душевном порыве обратился к Господу с просьбой о помощи. И так искренен и силен был его зов, что Господь услышал его, и отозвался вопросом. " Веришь ли ты в меня? " — " Верую, Господи!!! "
— "Крепка ли твоя вера? " — " Крепка, Господи. Как же может быть не крепка моя вера, если я воззвал к тебе, и ты отозвался?!!! " — " Что ж, если вера твоя, и вправду, так сильна, разожми руку, и отпусти несчастную ветвь… "
— И что дальше?
— А ничего. У этой притчи нет конца. Потому, что конец ее каждый должен постичь самостоятельно. И это все, что могу я ответить вам.
— Спасибо, и за это. Но есть еще один, последний вопрос, который не дает мне спокойно принять решение.
— Что ж, задавайте — последний, хотя я готова говорить с вами и далее.
— Мы часто сегодня упоминали Создателя, надеюсь, что не всуе. Но ведь согласно его учению, добровольный уход из этого мира — смертный грех. Как же тогда могу я мечтать о блаженстве и покое в мире ином?
— А разве вам доводилось беседовать с самим Создателем?
— Бог мой, разумеется, нет — Тогда отчего вы так уверены, что он так же твердолоб и непреклонен, как некоторые из тех, кто вещает от его имени и вершит его именем свой собственный суд?
— Но Писание…
— Потому и Писание, что писано людьми, причем многократно переписано и переведено на разные языки. И потом, обратитесь к тому же Писанию, только не так, скороговоркой, как происходит чаще всего. Какую гибкость и тонкость души проявляет Иисус бесчисленное множество раз! Как трепетно касается он каждой судьбы и каждой души, оказавшейся в поле его божественного видения!
Впрочем, повторю снова, это вопрос вашей веры и вашего восприятия воли Господней. Разве не явил он ее вам, позволив несчастной душе вашего Егора, обратиться к вам? Но — думайте! Думайте сами. Решение должно быть только вашим. И если вас так уж страшит факт добровольного ухода из этой жизни — молитесь. Господь милосерд, и уже, явив вам столько милостей, возможно, явит и другую, избавив вас от тяжких сомнений.
Таковы были последние мои вопросы.
И ответы Кассандры вполне удовлетворили меня.
Теперь мне было, о чем размышлять, принимая свое последнее решение.
Она была щедра. И пищи для этих размышлений я получила достаточно.
И только странное затишье моей души несколько пугает меня.
Но думаю, она просто готовится сейчас к тяжкой работе, которая предстоит ей уже этой ночью.
Однако теперь только вечер, и я коротаю его в надежде еще раз говорить с Егором.
Я много о чем хочу и должна сказать ему. Но пока он не ищет встречи со мной.
И чат, в который я постоянно выхожу, оживляется только при моем появлении.
Нет, Егор, конечно же, не станет просто караулить меня в чате, он снова даст один из своих прежде странных, а теперь забавляющих меня знаков.
И я жду.
Пока же, нужно исполнить слово, данное Мусе.
И хотя рука моя долго и очень неохотно тянется к трубке телефона, а пальцы, словно нечаянно попадают все не на те кнопки, я все же иду до конца.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50
науч. статьи:   политический прогноз для России --- праздники в России на основе ключевых дат в истории --- законы пассионарности и завоевания этноса
Загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

    науч. статьи:   циклы национализма и патриотизма --- идеологии России, Украины, ЕС и США
загрузка...

Рубрики

Рубрики