ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Что это даст? Небольшую отсрочку. К тому же Хасан может что-нибудь заподозрить. Отравить Джамилю? В этом случае муж, несомненно, догадается, что это дело рук старшей жены. И может быть, вспомнит Младу.
Тогда, много лет назад, все подумали, что наложница умерла от родильной горячки. Ее ребенка, который родился совершенно здоровым и крепким, Зухра побоялась трогать. Правда, позже не раз жалела о том, что ей не хватило решимости отправить на тот свет не только Младу, но и Алима. Женщина не думала, что когда-нибудь этот щенок займет место ее драгоценного сына!
А если исправить ошибку судьбы? Траур по умершему сыну заставит Хасана отложить свадьбу, по меньшей мере, на полгода: за это время может передумать и он сам, и отец девушки. Она накажет Хасана за то, что он отказался от старшего сына, и отомстит за своего мальчика. Мрачные крылья смерти унесут Алима прочь от земных благ, он не получит ничего из того, что по праву должно принадлежать Амиру!
Зухра гордо вскинула голову и улыбнулась своим мыслям, не скрывая внутреннего торжества.
– Мне нужно средство. Желательно без вкуса и запаха, чтобы его можно было подмешать в любой напиток, действующее не слишком быстро, но достаточно сильное. Я хочу устроить встречу двух человек, один из которых давно покинул наш мир. Ты можешь помочь мне, Рахим?
На лице торговца появилась тень понимания.
– Думаю, да, умм Амир.
Эта женщина платила золотом, а он ни разу не видел на золоте следов слез или крови. Золото не знало, что такое любовь, сострадание совесть. Потому что у него не было сердца. Как и у этой женщины.
803 год, Иранское нагорье
Сердцем чуешь ли ты, что приходит пора разлучиться?
Кто разлуку знавал, осторожности мог научиться.
Но неверен успех, даже если идешь осторожно,
А захочет судьба – и безумному выгадать можно.
Был я брошен друзьями; покинутый вспомнил былое,
Превращает нам память здоровое сердце в больное.
Я любимую вспомнил, подобие легких газелей,
Ту, чьи очи, как ночь, заклинаний сильнее и зелий.
Как проснулись в шатрах, на двугорбых вьюки возложили
И ее увезли – словно голову мне размозжили.
Слезы лить запрещал я глазам, но в ответ на угрозы
Лишь обильней струились из глаз опечаленных слезы.
Амир много раз повторял про себя стихи Омара ибн Аби Рабиа. Повторял на рассвете, проснувшись на жестком походном ложе, днем, когда ехал верхом рядом с Хамидом, на закате, когда усталое тело властно требовало отдыха, а душа продолжала мучиться и стонать. Хамид не раз говорил, что прошлое нужно забыть, сбросить с плеч, не нести с собой. Что надо помнить только о мести.
Амир не мог не думать о Джамиле. Он хотел сообщить о себе, но как? Возможно, девушка думает, что он умер или позабыл о ней!
Вот уже несколько раз молодой человек участвовал в нападении на караваны. Хамид не гнушался обирать купцов до нитки, цинично заявляя, что богатство есть причина человеческой зависти и злобы. Тех, кто пытался сопротивляться, его люди безжалостно убивали. Амир чувствовал, что цель Хамида не в том, чтобы награбить как можно больше. Занимаясь разбоем, тот бросал вызов людям, лишившим его будущего, бросал вызов судьбе. Он ждал, когда что-то изменится, и к чему-то готовился. Он не собирался всю жизнь скитаться по степи, он рассчитывал вернуть то, что некогда потерял. Быть может, после смерти халифа или с началом какой-нибудь междоусобной войны. Амир его понимал, ибо, как и Хамид, продолжал верить в свою звезду.
Глава IX
803 год, Багдад
В день свадьбы Хасана внезапно разразилась гроза. Сначала горизонт заволокла сизая мгла, потом налетел ветер и поднял столбом, закружил белую пыль, а после по дороге, листве, крышам домов застучали быстрые капли.
Зухра стояла возле окна своей комнаты и смотрела, как с грохотом раскалывается небо и на землю льется поток долгожданной влаги. Она не замечала, что рубашка на груди намокла и в лицо бьют упругие брызги.
Зухра думала о степи, что простирается до самого края небес, о степи, где остался ее сын. Женщина знала: что бы она ни делала, Амир не вернется и ее тоска не исчезнет. Именно эта тоска сковала упорство, ослабила волю. Шло время, женщина осторожничала, медлила, не решаясь использовать яд, пока не наступил роковой день, день свадьбы Хасана.
Сегодня он приведет в дом молодую жену, всю в каменьях и золоте, ожерельях, браслетах и перстнях, в играющих красками шелках, и жизнь Зухры превратится в агонию никому не нужной женщины.
Когда дождь закончился, она вышла в остро пахнувший цветами, землей и мокрой зеленью сад и внезапно увидела Алима, который должен был находиться в мечети Джами ар-Русафа. Сама Зухра презрела приличия и наотрез отказалась присутствовать на церемонии заключения брака. Не участвовала она и в свадебных приготовлениях, которые всполошили весь дом.
Младший сын Хасана шагал по дорожке сада, на нем была праздничная одежда, правда вымокшая до нитки. С волос тоже стекала вода. Очевидно, он попал под дождь и спешил переодеться. Зухра видела, как он хорош собой. Высокий и стройный, с гладкой, позолоченной солнцем кожей. Мокрые русые волосы юноши блестели, как шелк, в светлых глазах отражалось небо.
Зухра вышла из-за кустов.
– Алим? Почему ты вернулся? Где отец?
Юноша остановился. Он слегка запыхался и выглядел возбужденным.
– Скоро приедет. Отцу придется предупредить гостей о том, что церемония ненадолго задержится. По дороге в мечеть мы попали под ливень, пришлось возвращаться.
Голова Зухры была высоко поднята, взгляд – внимателен и суров. Женщина чувствовала себя так, будто ей предстояло выдержать испытание перед лицом самого Аллаха. Это была последняя возможность, ее нельзя упустить. Пусть Хасан догадается, пусть убьет – главное, не сможет ничего изменить!
– Ты вымок, Алим. Выпей горячего кофе, пока будешь ожидать отца. Переоденься, а после возвращайся сюда – рабыня приготовит напиток.
Алим слегка наклонил голову. Зухра никогда не была с ним ни заботлива, ни приветлива. Впрочем, и сейчас ее голос звучал не ласково, а устало и глухо. Взгляд был тоскливым и мрачным. Наверное, ей нелегко: сын неведомо где, муж берет в дом молодую жену.
– Хорошо, я сейчас приду.
Зухра позвала рабыню и велела подать чашку крепкого кофе.
Она ждала с едва скрываемым внутренним нетерпением и твердой решимостью, как хищница ждет добычу. Мальчишка попался. И поделом! Только глупые люди не таят зла и не помнят обид.
Он пришел, в сухой и чистой одежде, поклонился старшей жене своего отца и сел на скамью.
Молодая рабыня принесла напиток. Рука Алима, принимающая чашку, слегка дрогнула. Зухра подняла глаза на девушку. Крутые бедра, гибкий стан, налитая грудь. Густые ресницы трепещут под взглядом юного господина. Похоже, созревшее тело красавицы жаждет мужских ласк! Она напрасно надеется, потому что ложем Алима станет могила.
– Отчего отец не дарит тебе красивых рабынь для услады? – спросила Зухра, когда девушка удалилась.
На щеках юноши появилась краска смущения.
– Мне всего пятнадцать лет.
– Амир начал увлекаться девушками в тринадцать, – сказала женщина и вздохнула. – Мой сын всегда спешил жить, спешил принимать решения, и вот теперь.
– Возможно, отец передумает и простит Амира? – сказал юноша.
В его голосе и взгляде было искреннее сочувствие.
Зухра горько усмехнулась и пожала плечами. Стоит позавидовать бескорыстию и доверчивости мальчишки! Такие часто попадают в ловушку, их век недолог.
– Над твоим отцом есть халиф и Аллах. Пей кофе, мальчик, пока он не остыл.
Алим поднес чашку к губам, и Зухра похолодела. Выбить чашку из рук мальчишки? Сохранить ему жизнь? Ее нервы были натянуты как струна, но глухое к чужим страданиям и боли сердце молчало.
Алим не успел попробовать кофе – на дорожке сада появился отец.
– Что ты здесь делаешь? – спросил Хасан, не замечая Зухру, которая сидела в тени.
– Дожидаюсь тебя, отец. Я уже переоделся.
– Прикажи, чтобы мне как можно скорее приготовили сухую одежду!
Юноша поднялся с места и, не зная, куда поставить чашку, протянул ее отцу.
– Что это?
– Кофе. Я не успел выпить. Он еще не остыл.
Хасан принял напиток из рук сына, пригубил, сделал глоток, второй и только тогда обратил внимание на Зухру. Она смотрела на него во все глаза, приоткрыв губы, вцепившись пальцами в край скамьи.
– Я вернулся, чтобы переодеться, – сказал Хасан, допивая кофе. – Мы с Алимом попали под ливень. – И сурово заметил: – Если ты не пошла в мечеть, это не значит, что ты не должна присутствовать на свадьбе. «Тот, кто приглашен, обязан прийти» – так сказано в Коране. Покрывало скроет твои чувства, какими бы они ни были.
Женщина молча кивнула. Она понимала, что происходит. Рубеж перейден. Перед ней ее муж, единственный мужчина, которого она любила. Тот, кто принес ей так много счастья и горя! Тот, кто скоро умрет. Зухра наблюдала, как Хасан пьет отравленный кофе, и не делала попытки его остановить. Потому что он ее отверг. Потому что отказался от Амира. Потому что собирался взять в дом молодую жену, хотя знал, что сердце Зухры обольется кровью. Потому что не нашел для нее слов утешения или хотя бы жалости.
Аллах отвел смерть от Алима и отдал ей Хасана. Значит, так было суждено.
Когда муж ушел, женщина подумала о том, что последний раз видела его живым.
Хасан был красив: не такой стройный, как в юности, но статный и прямой. У него была благородная осанка, большие бархатистые глаза, звучный голос. Скоро все это будет предано земле. А ее душа сгорит в аду. И они никогда не встретятся.
Зухра долго сидела не двигаясь. Постепенно дыхание выровнялось, стало глубоким, словно во сне. Мысли сделались четкими и спокойными. Женщина не могла с точностью сказать, когда и как должен подействовать яд. Успеет ли Хасан жениться на Джамиле или упадет бездыханным по дороге в мечеть? В любом случае у происшествия есть только один достоверный свидетель – Алим. Поймет ли мальчишка, кто, когда и как отравил его отца? Если да, то у него нет доказательств. Едва ли преданный семейству аль-Бархи старый хаким станет много болтать, даже если догадается, что Хасан умер от яда.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42

загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

Рубрики

Рубрики